Дмитрий Вострокнутов: «Бизнес нужно оценивать через призму социальной пользы»

Предприниматель «из глубинки» — человек особый. Мало того что смелости ему не занимать и упорству достигать цели вопреки всему стоит позавидовать, так он еще не привык жаловаться на сложности и всегда имеет свой особый взгляд на вещи. Дмитрий Вострокнутов — молодой предприниматель из Воткинского района, сумевший буквально на пустом месте построить небольшой заводик строительных материалов и свято верящий в идею социального предпринимательства, ориентированного на создание общественного блага.

— Дмитрий, вопрос мотивации всегда интересен. Что вас подтолкнуло к созданию своего дела? Самореализация? Желание больше зарабатывать? Нужда?

— Главным мотивом, вероятно, была самореализация. Уже будучи студентом третьего курса Сельхозакадемии по специальности механик-инженер, я уехал в Москву, как говорят, «на заработки». В московской консалтинговой компании за полтора года я смог пройти путь от простого специалиста отдела телемаркетинга до специалиста по корпоративным продажам. Но, несмотря на скромный карьерный рост, мне удалось получить необходимые знания и практические навыки в различных областях управления, обзавестись деловыми связями для того, чтобы самостоятельно решать более сложные задачи. После московской эпопеи я вернулся обратно и устроился на ижевский завод мебельной фурнитуры, где мне предстояло развивать до сих пор убыточное производство. За те два года, которые я там проработал, общими усилиями удалось вывести это производство во флагманы производственного холдинга. Однако в данной компании не было возможности карьерного и финансового роста, поэтому в 2012 году я откликнулся на предложение московской компании, которая специализируется на поставках стоматологических лазеров, возглавить представительство в ПФО.

— То есть чем больше опыта и знаний вы накапливали, тем больше было желание начать самостоятельный бизнес?

— Пожалуй, так. Мысль о создании своего дела, причем вполне конкретного производства, стала неотвязно преследовать меня с того момента, когда я в 2011 году посетил московскую мебельную выставку в качестве представителя мебельной компании. Одновременно и рядом с ней проходила международная специализированная выставка строительных материалов, на которой меня впечатлила экспозиция голландской компании Durisol по производству строительных блоков из долговечного и экологически чистого деревобетона. Мне даже предложили организовать представительство у нас в регионе, однако тогда я был еще не готов для собственного предприятия, у меня не было достаточно уверенности и управленческого опыта. Зато эта история заронила зерно в благодатную почву.

И когда оно проросло?

— Мой интерес к деревобетону, или, как его чаще у нас называют, арболиту, воплотился в начале 2012 года, когда я с головой погрузился в строительную отрасль, ежедневно изучая сайты производителей оборудования, технологию производства, съездил на работающие производства в Балезино, Иваново и, наконец, в Подмосковье.

— А пресловутый дефицит финансовых ресурсов на начало собственного дела? Именно проблема с первоначальным капиталом чаще всего для начинающих предпринимателей становится камнем преткновения на пути к открытию своего дела!

— Меня в своем выборе изначально поддержала семья, за что я ей премного благодарен, она мне помогла с финансами на самое простое оборудование, сырье и маркетинговые услуги. Недалеко от своего отчего дома в селе Светлом под Воткинском мы организовали небольшое производство, а затем в 2013 году закупили новое, более современное оборудование и переехали на арендованные площади Игринского леспромхоза. С тех пор за два с лишним года предприятие по производству арболитовых стеновых, перегородочных блоков и панелей увеличило объемы производства в 3,8 раза.

— Оправдались ли ваши представления о предпринимательстве, которые у вас  были в самом начале и которые сформировались сейчас?

— Абсолютно! Более того, мне удалось существенно дополнить и углубить мое понимание картины бизнеса, ответить на вопросы, которые я долгое время себе задавал, но не мог найти на них очевидных ответов. Мне стало понятно, как размышляет предприниматель, я смог расширить свой управленческий кругозор. Да, на стадии формирования всех бизнес-процессов управления серийным производством невозможно не разрываться, поэтому я проводил огромное количество времени в разъездах между Игрой и офисом в Ижевске (90 км). Такой ритм жизни стал привычным состоянием  — нормой, без которой уже нельзя. Единственное, о чем жалею, — что в такой веренице переговоров, новых контрактов, семинаров не хватает одного — комфорта и внимания тех, кому ты дорог.

— А с какими ощущениями и настроениями вы закончили 2014 год и начали год новый? Какие проблемы, темы и события были самыми острыми?

— Прежде всего, я понял, что иду в правильном направлении, занимаюсь полезным делом как для меня, так и для общества. Мой бизнес стал своего рода продолжением меня самого. У меня возникло понимание того, что я произвожу не просто востребованный продукт, а некое общественное благо. В этом смысле можно согласиться с тем, что предприниматель в своей деятельности должен руководствоваться не только личной выгодой, но и общественными интересами. У него должны возникать представления о пользе его дела для общества, с позиций которого он предстает как инициативная, активная и ярко-созидательная его часть, способная поддержать и сохранить общество изнутри, несмотря на внешние кризисы, санкции и конфликты.

— Это вы сейчас говорите о социальном предпринимательстве?

— Да, бизнес вообще необходимо оценивать через призму социальной пользы, поскольку его социальная значимость состоит в том, что он ориентирует производство на потребности клиента, создание рабочих мест, способствует увеличению мобильности членов общества. Улучшается жизнь местных сообществ, даже могут меняться потребности. И если краткосрочные издержки на реализацию социальных мер высоки, в долгосрочном периоде они могут стабилизировать прибыть за счёт привлекательного имиджа организации.

— Это касается и той местности, где у вас производство?

— Не только. Хотя Игринский район давно славится своими лесами, но потенциал его лесоперерабатывающей промышленности используется не до конца. Проблемой остается недостаточная глубина переработки лесного сырья. Без инновационных технологий и разработки новой ее концепции эта задача не решается даже при использовании новейшего импортного оборудования. Нужны новые технологии, которые помогут пересмотреть вопросы использования древесины, в том числе низкосортной, например, для нужд деревянного домостроения, производства топливных паллетов и т. д. А это в последнее время становится всё более востребовано. В этом я вижу наши ближайшие задачи на 2015–2016 годы: полная автоматизация производства, диверсификация бизнеса и повышение его эффективности. Мы хотим по-новому посмотреть на привычные для нас конструкции и изделия из древесины, арболита и изменить их в соответствии с новыми требованиями в сфере малоэтажного строительства. Тем более что мы с вами в последние годы стали очевидцами активного развития малоэтажной застройки вокруг Ижевска и в Завьяловском районе, в ходе которой применяются новые технологии и энергоэффективные материалы, сокращаются сроки строительства, применяются различные планировочные решения, что в целом удешевляет стоимость жилья.

Вы очень много ездите по районам Удмуртии, каков в нашей глубинке предпринимательский фон? Какие ожидания у предпринимателей и лично у вас, связанные с 2015 годом? Согласно опросам, более 50 % предпринимателей прогнозируют ухудшение ситуации в своем бизнесе.

— Мое твердое убеждение — кризисы всегда являются двигателями прогресса. Многие успешные компании, лидеры в своей отрасли, создавались именно во времена прошлых кризисов. Я сам родился в перестроечное время, после которого катаклизмы в жизни страны следовали один за другим: либерализация цен и шоковая терапия, дефолт 1998 года… Но люди как ели, рожали, строили, так и по сей день не прекращают это делать. Конечно, косвенно общая рискованность ведения бизнеса возрастает. Сохраняется и ситуация неопределенности, в том числе связанная не только исключительно с санкциями, но и с динамикой цен на углеводороды. Работать в ситуации неопределенности не очень комфортно, но и не настолько критично, чтобы это могло серьезно повлиять на принятые решения. Я вообще считаю, что у нас сейчас есть уникальная возможность сделать качественный скачок не только в отдельных отраслях, но и для целого региона. Нужно только перебороть закостенелый консерватизм и пессимизм.

Каков всё-таки предприниматель из глубинки? Недавно директор Центра развития предпринимательства Василий Алексеев рассказывал, что сегодня четко прослеживается тенденция развития малого бизнеса в районах. Очень многие там открывают бизнес из-за нужды, когда надеяться больше не на кого, кроме как на себя.

— Очевидно, что провинциальное предпринимательство у нас развивается. Современный сельский бизнес — это не просто продажа зерна или продуктов, здесь распространены все форматы, что и в мегаполисах. Причем появляются довольно оригинальные и необычные виды бизнеса, так или иначе связанные с селом, — агротуризм, здоровое питание, пчеловодство. Глубинка быстро копирует формы ведения бизнеса, все новшества, которые приходят в столицу, быстро перенимаются местными предпринимателями, благо мы живем в век телекоммуникационных технологий.

— А какие особенности присущи провинциальному предпринимательству?

— Здесь уместнее взвесить плюсы и минусы районного и сельского предпринимательства. Но о них в целом все равно можно говорить с определенной долей условности. Во-первых, среди плюсов надо отметить то, что у предпринимателя будет малый круг конкурентов, соответственно, такое положение облегчит решение задач в плане маркетинга. Здесь можно будет использовать любые привычные методы «классического» продвижения продукции. Во-вторых, другое преимущество, которое не обойдешь стороной, — стоимость рекламы, которая в селе или небольшом городке будет относительно низкой, а, как известно, это главный двигатель торговли всех времен. В-третьих, нет большой необходимости привлекать огромный стартовый капитал при начале бизнеса на периферии. Сюда же можно отнести легкую организацию малого бизнеса, доход, который будет стабилен и постоянен. Главное, чтобы было желание трудиться и идти вперед. Ну а среди недостатков можно отметить фактор целевой аудитории, которая слишком мала. Хотя в этом смысле у нашего предприятия нет жесткой региональной привязки — мы как на всю республику и ее ближайшее окружение, так и на Москву, Московскую область и регионы Крайнего Севера. Перспективы и настрой у нас отличные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.