Концессия — спасение для тепловых сетей

Отопление и горячая вода в наших климатических условиях – такая же насущная необходимость, как электричество и канализация. Если в южных странах можно обходиться индивидуальными бойлерами и обогревателями, то для России альтернативы централизованному теплоснабжению нет. При этом в большинстве городов (и размер здесь не имеет значения) тепловые «артерии» не видели капитального обновления с советских времен. Можно ли системно бороться с их ветшанием, или нас один за другим ожидают «тепловые инфаркты»?

Базис проблемы теплоснабжения типичен для нашей страны – бесхозяйственность. Большинство тепловых сетей и объектов принадлежит муниципалитетам, которые не имеют ни средств, ни компетенций, ни, зачастую, желания эффективно эксплуатировать и развивать свое имущество. При этом местные власти стараются минимизировать свою ответственность, вследствие чего немалая часть инфраструктуры становится попросту бесхозной.

Нельзя сказать, что отрасль бесперспективна. Тепловой рынок имеет годовой оборот в несколько триллионов рублей, что делает его одним из крупнейших секторов потребления. Многие проекты модернизации теплоснабжения могут выйти на окупаемость за 7-15 лет, что не так уж и плохо и в принципе привлекательно для бизнеса. Только вот федеральный закон «О теплоснабжении», принятый в 2010 году, до недавнего времени предусматривал единственный механизм для захода частников на муниципальный тепловой рынок – аренда. Однако внятных экономических стимулов он не предусматривает, поэтому энергетики идут на него неохотно.

По принципу альтернативной котельной

Понимая, что с кризисом теплоснабжения намного проще справиться, заручившись поддержкой бизнеса, власти в последние годы сделали несколько важных шагов к тому, чтобы рынок тепла стал по-настоящему «рыночным» и привлекательным для инвестора. Новая модель отношений в отрасли регулируется, в основном, поправками в соответствующий ФЗ – и благодаря им впервые появляются механизмы, которые определяют долгосрочные правила игры для инвестора и дают возможность получить прибыль на инвестированный капитал.

Особые надежды сейчас связывают с методом ценообразования на тепло по принципу «альтернативной котельной». Если коротко, такая модель предполагает уход от действующего сейчас заявочного принципа формирования тарифов и внедрение единой формулы расчета цены на тепло, основанной на наилучших доступных сейчас технологиях. Очевиден плюс такого подхода – это прямой стимул для снижения издержек. Если себестоимость производства, доставки и сбыта тепла оказывается ниже уровня «альткотельной», то собственник волен распорядиться возникающей «дельтой» по своему желанию – например, вложить в оптимизацию и получить еще больше прибыли. Если же затраты выходят за установленные рамки, эксплуатант вынужден привлекать заемные средства и имеет все шансы оказаться несостоятельным.

Согласно действующему законодательству, муниципалитеты вольны сами решать, переходить им на новую модель рынка или нет. К настоящему времени в списке таких городов – только Рубцовск Алтайского края, еще несколько потенциальных «альткотельщиков» прорабатывают экономику. Так или иначе, новый метод ценообразования пока не стал по-настоящему массовым.

Концессия — удмуртский сценарий

Параллельно с моделью рынка был разработан еще один механизм – концессия теплосетей. В отличие от масштабируемости «альткотельной», это сугубо точечный подход, который условно можно описать как «аренда с плюсом». Муниципалитет на конкурсной основе передает всю теплосетевую инфраструктуру или часть ее в пользование эксплуатантам. С теми, кто предложил наиболее выгодные условия, заключается договор. В нем прописываются не только обязательства концессионера по вложениям в ремонт и реконструкцию, но и долгосрочный сценарий изменения тепловых тарифов. Принцип схож с альткотельной: снижаешь себестоимость – получаешь прибыль.

Главный плюс концессии – отсутствие минусов. Потребитель получает надежное теплоснабжение без тарифных скачков. Концессионер возвращает вложения. Муниципальные власти избавляются от целого пласта проблем и в перспективе снижают социальную напряженность. При этом теплосети все равно остаются в государственной собственности.

Важно, что эффект от концессии чаще всего становится видимым практически сразу. Одним из пионеров нового механизма стал Ижевск, в 2016 году доверивший свои теплосети теплоснабжающей организации «Удмуртские коммунальные системы».

Тепловые сети и до этого обслуживались этой компанией, но по долгосрочному договору аренды, заключенному в 2007 году. Договор действовал до 2032 года и предусматривал пятилетнюю ремонтную программу на 400 млн. рублей, что позволяло обновить только 5% сетей от необходимого. Этого было явно недостаточно.

К 2016 году возраст 36% теплопроводов составлял более 40 лет и потери на тепловых сетях достигли 30%. Кроме того, прогрессировало количество повреждений — по данным ООО «Удмуртские коммунальные системы с 2011 по 2016 год рост составил 45%. Компания фактически работало в режиме затыкания дыр. О том, что договор аренды не отвечает требованиям современных реалий, энергетики не раз говорили администрации Ижевска и выходили со своими предложениями. Решение было принято в драматических условиях, когда из-за многолетнего недофинансирования программ модернизации теплосетей, в конце декабря 2015 года без тепла остались сразу несколько многоквартирных домов.

Действующее законодательство позволяло трансформировать договор аренды в концессионное соглашение, что и было сделано.

И если до того город постоянно испытывал проблемы с отоплением из-за ветхих труб, то уже в осенне-зимний период 2017-2018 годов тепловикам удалось добиться снижения аварийности в два раза.

В Ижевске получается, почему не попробовать в других городах?

Цена вопроса – 7,3 млрд рублей, которые энергетики направят на перекладку почти 300 километров труб и модернизацию тепловых пунктов до 2032 года. Это должно снизить повреждаемость сетей на три четверти. Их усилия высоко оценил замминистра ЖКХ, главный госжилинспектор России Андрей Чибис, побывав неделю назад в Ижевске. «Ещё два года назад трудно было представить, что всё так сильно изменится, — заметил он, лично осмотрев новое оборудование. — Как видим сегодня, концессия действительно даёт свои плоды».

Важно понимать, что та же Т Плюс – это частный бизнес, который имеет свой сугубо коммерческий интерес. Меньше повреждений – меньше латания дыр – больше прибыли. И новый механизм для нее – это уже не эксперимент, а часть бизнес-процесса: помимо Ижевска у энергетиков в работе четыре концессионных соглашения и ещё два в процессе подготовки к заключению.

То есть ни копейки государственных денег, а на выходе – семь модернизированных систем теплоснабжения в отдельно взятых городах и поселках. Так что избежать «теплового инфаркта» — реально. Надо только знать, куда направить «инъекции», и уметь это делать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.