Продукт мозга

Проблемы охраны интеллектуальной собственности сегодня всё чаще выходят на первый план. Казалось бы, и в Удмуртии должны активно развиваться компании, специализирующиеся на регистрации авторских прав, патентов, изобретений и прочих идей. Однако на деле данная сфера услуг низкоконкурентна, а многие правообладатели просто не осознают степень выгоды охраны интеллектуальной собственности.

Ежегодно компании, деятели искусства и изобретатели по всему миру теряют миллиарды долларов, которые они могли бы получить за свои произведения и новшества. Люди ежедневно сознательно или в неведении покупают краденую интеллектуальную собственность. Поддельные Rolex открыто можно купить и в Ижевске. Между тем товарные знаки, новации, разного рода труды удмуртских предпринимателей также нуждаются в защите. Но эксперты СД отмечают, что местной практики и грамотных специалистов в данной сфере крайне мало.

Два миллиона за подделку

По информации Прокуратуры Удмуртской Республики, сотрудниками ведомства по фактам незаконного использования интеллектуальной собственности за 10 месяцев 2012 года привлечено более 60 лиц. В городах и районах республики вскрыты десятки фактов незаконного исполнения музыкальных произведений в развлекательных заведениях без лицензионного соглашения. Вырос список подделываемых марок. Среди контрафактной продукции: Adidas, Puma, Nike, Kenzo, Nokia, Vertu, Rolex, Lacoste, Louis Vuitton, появились подделки на товарные знаки, правообладателями которых является футбольный клуб «Зенит», ОАО «АвтоВАЗ». Незаконно используют в продаваемой продукции и услугах и молодой логотип SOCHI 2014.

Так, два ижевских предпринимателя попались в этом году за реализацию одежды под маркой Adidas. Безусловно, никакого разрешения от всемирно известного производителя у бизнесменов не было. За контрафакт возбуждены дела по ст. 14.10 КоАП РФ — незаконное использование товарного знака. Нарушители привлечены к административной ответственности – каждому штраф 10 тыс. рублей. Еще один ижевский бизнесмен продавал наручные часы Calvin Кlein. За подделку ему грозит штраф 2 млн рублей.

«Если предприниматель хочет использовать торговый знак, например Adidas, он должен обратиться в компанию Adidas и получить разрешение на использование товарного знака, — рассказывает Игорь Николаев, юрист, агент по территории УР Российского авторского общества (РАО) и Всероссийской организации по интеллектуальной собственности (ВОИС). — В противном случае это является нарушением закона. Если стоимость нарушенных прав превышает 100 тысяч рублей — наступает уголовная ответственность. Кроме этого, правообладатель может предъявить к нарушителю иск и потребовать по своему выбору: возмещение причинённого ущерба в сумме его двойной стоимости или, не доказывая ущерба, потребовать возмещения за каждый факт нарушения от 10 тыс. руб. до 5 млн. руб.».

Кто поможет изобретателям?

По мнению экспертов, правообладатель не должен самоустраняться от защиты своих прав. В первую очередь он обязан позаботиться о фиксации этих прав, получив соответствующие документы. Если производитель хочет, чтобы его торговая марка была защищена, он должен правильно оформить и зарегистрировать марку в России, а лучше еще и за рубежом.
По словам Татьяны Ващенко, генерального директора Центра правовой охраны «Интеллс», ежегодно на территории республики происходит регистрация более 50 объектов авторского права. В фонде компании сегодня находится более 300 объектов.

Минус в том, что на сегодняшней день специалистов по защите интеллектуальной собственности мало. Многие местные юристы еще не получили необходимые в этой области опыт и знания. Однако и сами региональные предприниматели прибегают к подобной практике неактивно. По данным опроса СД, многих, особенно начинающих, бизнесменов отталкивают возникающие в этом вопросе сложности и неоправданные на первый взгляд затраты на регистрацию того же торгового знака (достигает десятков тысяч рублей).

«В Удмуртии, да и в России в целом, довольно странная система защиты интеллектуальной собственности, особенно в области авторского права. Она вроде бы существует, но только нормативно, — рассказывает Александр Смакотин, музыкант, лидер группы KARENIN. — Да, есть Российское авторское общество, призванное защищать авторские права, но на практике оно не работает в интересах авторов. У меня есть договор с этой организацией, оформить который как в Удмуртии, так и за её пределами довольно просто. Но пока у меня складывается ощущение, что работа общества заканчивается на стадии заключения договора. На сегодняшний день у нашего коллектива имеется масса подтверждений того, что по стране гуляет большое количество пиратских сборников с нашими произведениями, но никто на это не реагирует. Радиостанции по России крутят наши треки и зачастую делают необходимые взносы в РАО за использование наших песен. Я и сам предоставлял им документы, подтверждающие факты отчислений в РАО за использование музыки группы KARENIN, но никаких денег с их стороны на мой расчетный счет до сих пор не поступало. И мой случай не единичный. Многие авторы согласятся со мной, что как таковой защиты интересов авторов в Удмуртии, да и вообще в России, нет. Поэтому защищать свои права я вынужден самостоятельно».

Между тем в Удмуртии есть прецеденты отстаивания прав на существование вновь созданных товарных знаков. Так, ижевская пиццерия «Еще кусочек» отстояла свое право на существование у московской компании «ЕЩЁ». А кафе «Кофе семь» смогло доказать, что объединение двух уже известных «слов-брендов» существенно отличается от первоначальных слов.

Срок годности

Каждый объект интеллектуальной собственности имеет свой срок, в течение которого он находится под защитой и никто не может на него посягнуть. Музыкальные произведения, к примеру, не могут использоваться другими без разрешения правообладателя при жизни автора и 70 лет после его смерти. А вот с патентными правами всё намного сложнее. Как рассказали региональные производители, патентные права требуют обязательной регистрации и без нее недействительны.
Однако, во-первых, не все объекты могут быть запатентованы. Так, не патентуются открытия, научные теории, правила игр, сорта растений и породы животных, решения, противоречащие общественным интересам (например, бесполезные изобретения, наиболее выдающимся из которых присваивается т. н. «Игнобелевская премия»).
Во-вторых, процедура патентования, по словам бизнесменов, длится неприлично долго – от 1 года до 3 лет, а то и больше, и при этом очень затратная.

В-третьих, срок действия полученного патента ограничен 20 годами (для некоторых объектов — 25 лет), после чего объект становится общественным достоянием. Поэтому зачастую целесообразнее сохранить технологию, рецепт или особенности конструкции в тайне, считают предприниматели.

«Это дает возможность неограниченного (по времени) владения исключительными правами на охраняемый в тайне объект. Конечно, выбор между патентованием или сохранением особенностей разработки в тайне должен быть сделан осознанно с учетом поставленных целей и возможности сохранения секрета», — поясняет ижевский предприниматель Виктор Иванов.

Медведев за защиту в Интернете

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев в октябре заявил о необходимости создания эффективных механизмов защиты интеллектуальной собственности в Интернете. Усилить борьбу с контрафактами, по мнению премьер-министра, будет призвана и создаваемая отдельная судебная инстанция – «интеллектуальный» суд, вероятно, в рамках арбитражного, который будет рассматривать дела о нарушениях интеллектуальной собственности.

Удмуртские эксперты поддерживают инициативу премьера. Но считают, что реализовать ее будет крайне сложно. «Когда меня спрашивают, как защитить авторские права в Интернете, я отвечаю однозначно: в Интернете авторского права сегодня не существует. Если человек выкладывает во Всемирную паутину что-то, то это тут же становится общественным и используется другими. Признаками авторского права является наличие автора и дата создания. Отследить нарушителя в Интернете крайне сложно», — говорит Татьяна Ващенко, которая с 2010 года уже занимается регистрацией контента сайтов в качестве объектов интеллектуальной собственности.

Появилась уже и новая профессия – хантер. Хантеры занимаются установлением факта копирования чужих прав в Интернете и преследованием нарушителя. Эксперты сравнивают таких специалистов с судебными приставами, которые «живут» в Интернете. До Смитов из «Матрицы» им, конечно, еще далеко, но есть информация, что уже существуют специальные серверы, на которых вывешиваются списки нарушителей.

По мнению экспертов, рынок интеллектуальной собственности стал развиваться быстрыми темпами в связи с тем, что Россия вступает в ВТО. Конкурировать с западными производителями наш бизнес сможет, только если предоставит рынку уникальный новый товар или услугу. А всё новое, как известно, нуждается в защите.

Справка

Основные понятия, касающиеся интеллектуальной собственности и авторского права, содержащиеся в российском законодательстве:

Интеллектуальная собственность — права на конкретные результаты интеллектуальной творческой деятельности человека в любой области (производственной, научной, литературной, художественной и пр.), а также права на средства индивидуализации юридического лица, продукции, выполненные работы или услуги.

Объекты интеллектуальной собственности — объекты правовой охраны согласно действующему законодательству об интеллектуальной собственности, т. е. те виды результатов творческой деятельности, которые упомянуты в законодательстве как подлежащие правовой охране. Среди объектов интеллектуальной собственности выделяют:
− объекты авторского права: произведения науки, литературы и искусства,
представленные в материальной форме, их производные и фрагменты, в том числе программы для компьютеров и базы данных;
− объекты патентного права: изобретения, промышленные образцы, полезные модели, средства индивидуализации производителей товаров и услуг (товарные знаки, знаки обслуживания, наименования мест происхождения товара).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.