Кинорежиссер из Глазова Вениамин Тронин: «Жить дома — это настоящая роскошь»

Режиссер «своей» скорости и самовыражения

Текст: Александр Поскребышев

Большинство из тех людей, кто сегодня представляет российское кино, работает в Москве. В этом правиле кинорежиссер, сценарист, продюсер и руководитель студии «Киноглаз-ов» Вениамин Тронин являет собой редкое исключение. Он продолжает снимать кино в провинции. В откровенной удмуртской глубинке – в Глазове. И провинциальное приземление его съемочной площадки не мешает его фильмам Тронина собирать комплименты авторитетных экспертов, критиков и призы престижных кинофестивалей.

Взгляд из первого ряда зрительного зала

— Нередко у меня интересуются: «Для чего и для кого ты снимаешь кино?» — в интервью для «СД», удачно подгадавшему ко Дню российского кино, Вениамин Тронин завел монолог на свободные темы. — Самое любопытное, что этот вопрос я всегда задаю молодым энергичным людям, которые хотят попробовать себя кино. Когда человек начинает размышлять над вопросом, я то и дело повторяю: «А это тебе зачем?». Делаю это в желании отшелушить все наносные слои и добраться до сердцевины истинных мотивов.

После «обмолота» в сердцевине остаются несколько «базовых элементов» — одни хотят заработать денег, но стесняются в этом признаться, вторые желают через кино добиться известности, а третьи думают, что через кино можно добыть власть. С моей точки зрения главная пружина творчества — это просто неодолимое и совершенно «бесцельное» желание выразиться. Выразиться и все!

Слово «самовыражение» в современном киномире  стало ругательным: «Да он только и делает, что самовыражается»! Так оно и есть: я только это и делаю, что самовыражаюсь в кино. Иначе — заболею, и жизнь пойдет «на раскоряку», и уныние, и депрессия, и все такое. Это не значит, что мне не важен отклик. Просто, если доберешься до глубины в себе, то и зритель попадет в резонанс. Если же режиссер в первую голову начнет думать, как угодить вкусам публики, как понравиться широкой аудитории, то можно изменить себе и промахнуться по отношению к своему замыслу. Однажды, кажется, Фрэнсису Копполе, продюсер предложил: «У вас не будет ограничений по бюджету, снимайте что хотите, как хотите, но сделайте мне шедевр». Подобная постановка условий может привести к неудаче любого художника. Отвечая на вопрос «для чего и для кого», я говорю, что снимаю кино для себя, но такой ответ нравится далеко не всем, поэтому приходится хитрить: «Снимаю я для людей, но на первом ряду в зрительном зале сижу я».

Тронин Вениамин

«Арбузная корка» скользких очевидностей

— В головы молодых ребят я пытаюсь «затесать глубоко», как мне представляется, важную мысль: «Пишите о своем! И только со временем, когда вы начнете относиться к себе адекватно, когда источник главного вы будете чувствовать ни в окружении, не в обстоятельствах, а в себе, тогда вы можете попробовать научиться писать о том, чего не знаете». Но в любом случае художник все равно будет писать «о себе». Это же такая хрестоматийная очевидность, как Толстой и его Анна Каренина. «Рожал-то» Толстой, а не его героиня. Бывает, что педагог твердит начинающему режиссеру «сделайте внятно», а он огрызается: «Внятно — это значит, слишком просто, картонно и тупо». Но такой максималист еще не дорос до осознания, что есть такая простота, которая не находится в противоречии с глубиной или высотой. То, что очевидно в твоей голове не всегда очевидно в голове зрителя. Ты выстраиваешь понятную тебе логику, а на экране она растворяется, потому что ты не заложил запаса прочности в понимание. Кстати сказать, даже мэтры кино поскальзываются на «арбузной корке» этих очевидностей. В ревностном отношении к чужой славе и успеху иногда они теряют способность к внятному изложению.

Пряник не может быть сутью жизни

— Не менее часто у меня спрашивают: «Как это ты всё успеваешь — и кино делать, и школу-студию запускать?!» На эти интересы у меня очень простой ответ: «Я живу не в Москве». Сегодня я могу позволить себе держать собак, лошадь. Каждое утро в обалденный кайф я убираю навоз, подаю своей лошадке ведро с водой. Фыркая, она пьет эту воду и неповторимо смотрит на меня. Как мы с ней играем взглядами?! Скажите, в каком мегаполисе я могу позволить себе такой сюжет? Отказаться от всего этого ради того, чтобы снять за жизнь 15 фильмов вместо 10, я не смогу. Для меня это будет очень жирновато разбрасываться судьбой и самым сокровенным. Разбрасываться моим домашним хлебом ради сладких столичных пряников? Но пряники не могут быть сутью жизни человека. Для человека нужна основательная пища — как хлеб с маслом.

Настоящая роскошь и нетолстые намеки «Мимино»

— Поэтому я утешаю себя одной мыслью, — продолжает кинорежиссер. — Пусть она прозвучит пафосно, но для меня она искренняя — хорошо жить дома! На постере своего будущего фильма «Глубинка-мама» я, может быть, и напишу эти три слова: «Хорошо жить дома!». Потому что жить дома — это настоящая роскошь! Да, я могу загибать все свои и все чужие пальцы на руках, перечисляя то, что в нашей жизни плохо. Но при этом я все равно дома, я могу видеть своих детей, внука. А еще я могу видеть тот пейзаж, который впервые запечатлела сетчатка моих глаз, когда я родился. Здесь я могу разговаривать на своем языке и дышать самым-самым родным воздухом.

Этот тезис Вениамина Тронина удивительным образом созвучен ключевой тональности известного фильма Георгия Данелия. В «Мимино» этот режиссер говорит людям, что самая главная дорога в жизни человека — это дорога домой.

— И Валико вернулся к «своим» коровам и вертолету, стоящему привязанным цепью с висячим замком! — смеется Вениамин Семенович. — «Мимино» я люблю смотреть вместе с женой. Она с Кавказа, из Тбилиси, очень хорошо знает грузинский язык и делает не усредненный перевод, а настоящий… Это еще лучше подчеркивает почерк Данелия: в кадре у него ничего не подается «жирно» — хочешь, понимай так, хочешь — иначе. Не хочешь понимать — пропускай. Но чуткий зритель успевает прочувствовать все переживания героев!

Пагубные гонки одержимой занятости

Сценарий веселой комедии «Глубинки-мамы» Вениамин Тронин начал сочинять сразу после того, как закончил писать мистическую драму «Зардон».

— Вещь жутковатую, в которую я нарочито добавлял ужасов, в желании сделать саспенс, хоррор и заинтересовать продюсеров всеми этими ужастиками, — усмехается автор. — Но когда поставил точку, то не стал искать продюсеров, отложил в стол готовый сценарий, и из меня запойно «полезла» комедия. Видимо, через смех я захотел донести до зрителя свои мысли на глубокие серьезные темы. На комедии у меня отдохнула душа. Торопиться иногда может быть и надо, но делать это не быстрей других. Гораздо важней найти в жизни «свою лыжню», выбрав «свой темп» для ее прохождения. Когда в движении по жизни никого не надо обгонять, когда тебя не провоцируют, и не отвлекают на ненужную суету, когда ты не становишься рабом этой бешеной гонки, ты всегда сможешь найти «свою скорость»…

Осенью в Ижевске, Глазове и Сарапуле открываются сценарные классы киношколы Вениамина Тронина «ВЕТР». Смотрите подробности в группах на ФБ и ВК (Киношкола ВЕТР).

 Фото: Александр Поскребышев, из архива Вениамина Тронина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.