Урбанист Андрей Лялин: Ижевск — город нереализованного потенциала

Перспективы общественного развития в России сегодня связывают с концепцией «общества участия». В нем важнее не потребление результатов чьего-то труда, а совместная деятельность людей в создании того, что потом можно потреблять самим и предлагать миру.  Многие понимают бесперспективность отгораживания себя от недоброжелательного социума и стремятся менять пространство в соответствии со своими потребностями, взаимодействуя с другими горожанами. Выступление на эту тему представил на конференции «Коммуникационная среда успешного города», которая прошла 21 мая в Ижевске в рамках Форума живых городов Urban Fest, Андрей Лялин, известный своим участием в проектах «Йополис» и CoChanges. В интервью СД он поделился своими впечатлениями от столицы Удмуртии и рассказал о примерах общественного взаимодействия в развитии городов.

Справка

Андрей Лялин

Родился 27 лет назад в Санкт-Петербурге. Получил образование журналиста в Санкт-петербургском государственном университете. С февраля 2014 года участвовал в работе компании «Йополис» сначала как пиар-директор, затем как директор по развитию. В настоящее время является директором по развитию компании CoChanges, разрабатывающей проекты по участию жителей в управлении городскими изменениями.

Город нереализованного потенциала

— Андрей, поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями от Ижевска.

— В моем представлении Ижевск был серым и скучным промышленным городом. Как в той единственной песне про него, которая бродит по интернету: «Снова в ночи металлический блеск, что это, что?  Это город Ижевск». Там еще есть несколько «духоподъемных» строк про драки «район на район», темные кварталы и так далее. Но в жизни все оказалось намного приятней.  Я увидел очень симпатичную Пушкинскую улицу, где здорово гулять по вечерам, приятную территорию у пруда. Но пока Ижевск — это, безусловно, город нереализованного потенциала. Например, Ижевское водохранилище, о котором я узнал, что это самый большой пруд в Европе, смотрится очень хорошо, необычно, набережная была недавно реконструирована, но, к сожалению, ее забыли наполнить  содержанием. Важно, чтобы там регулярно была какая-то активность, работали зона для воркаута, танцевальная площадка, кинотеатр под открытым небом, экстрим-парк — да что угодно, только не шашлык под шансон. Если разбить набережную на несколько условных зон и наполнить их смыслами, это будет настоящее городское «место силы». Сейчас там можно только прогуливаться, наслаждаясь пасторально-индустриальными видами.

— Что еще могло бы стать местом силы в Ижевске?

— Музей Калашникова. Но для меня это едва ли не главное разочарование от города. Не хочется никого обижать, но уже спустя 11 лет после открытия он выглядит безнадежно старомодным и устаревшим. Снаружи он больше похож на небольшой торговый центр, а внутри все устроено очень скучно и банально. Музейное дело сделало большой шаг вперед в последние годы, современный музей — это не просто разложенная по годам коллекция каких-то предметов и фотографий плюс включенный на телевизоре документальный фильм. Это в первую очередь мультимедийность и интерактивность вокруг основной экспозиции, а во вторую — несколько приятных пространств: кафе, тематический магазин. Ну и главное — музей должен служить центром общественной и культурной жизни, где постоянно проходят какие-то мероприятия: чтения, показы, дискуссии, лекции. Даже тир — единственная интерактивная часть музея Калашникова — оставил у меня вопросы. Туристы не всегда носят с собой водительские права и тем более справку из психдиспансера. Если без предъявления в дополнение к паспорту еще какого-нибудь второго документа нельзя стрелять боевыми патронами — предложите альтернативу и сделайте так, чтобы у клиента остались позитивные воспоминания о музее.

Две проблемы Ижевска

— В чем основные проблемы Ижевска, не позволяющие ему продвигать себя?

— Как и большинство российских городов, Ижевск не умеет и не хочет про себя рассказывать. Хотя у вас довольно много интересного. Внутренний туризм становится все более востребованным из-за ситуации в экономике, и очень важно городу себя правильно позиционировать. К сожалению, у Ижевска пиар-составляющая практически отсутствует. Даже ради Калашникова сюда никто не едет, потому что неизвестно, чем в этом городе можно заняться. Если город научится о себе рассказывать, жители других городов и регионов будут проявлять к нему больше интереса.

Ижевск довольно удобно расположен географически, не на отшибе. Но вам нужно решать транспортную проблему. Чтобы доехать сюда из Москвы, нужно или 17-20 часов провести в поезде, или воспользоваться услугами компаний-монополистов «Ижавиа» и «Руслайн», которые установили совершенно неадекватные цены на авиабилеты. У потребителей-пассажиров нет доверия к таким перевозчикам. Я не знаю, почему сюда не пускают больших игроков — «Аэрофлот», например. Если в Ижевск начнут летать респектабельные авиакомпании с адекватными ценами, то это будет шаг к тому, чтобы город стал более открытым для внешней среды.

— Есть ли в России города, которые умеют хорошо о себе рассказывать и привлекать гостей?

— Это точно не Москва, у которой по-прежнему все довольно грустно с коммуникациями вовне, и не  Петербург, потенциал которого реализован процентов на пятнадцать. Хороший пример — ваши  соседи — город Казань. Она научилась про себя красиво рассказывать. Произошло это во многом благодаря так называемому событийному маркетингу. Татарстан принимал у себя универсиаду, там будет проводиться чемпионат мира по водным видам спорта. Очень эффективно использовался фактор тысячелетия Казани. Хорошо пиарится культурное и конфессиональное многообразие. В итоге в последние два года люди стали чаще ездить в Казань, даже просто на выходные, посмотреть город.

Шумпотыса пумитаськом!

— Вы можете отметить что-то такое, что могло бы стать ижевским брендом?

— Я слышал, что в Удмуртии довольно невнимательно относятся к удмуртскому языку и в советские годы те, кто владел им, стеснялись на нем разговаривать. Мне кажется, это очень неправильно. Удмуртский язык нужно обязательно возрождать. Мое единственное соприкосновение с ним получилось очень эффектным: на одном магазине над надписью «Мы рады видеть вас!» было написано «Шумпотыса пумитаськом!». По-моему, это прекрасно! Если правильно подойти к вопросу, удмуртский язык может стать очень сильным локальным брендом.

Кроме того, есть еще спортивная тема. В Ижевске проводятся соревнования по биатлону «Ижевская винтовка». По всем рейтингам этот вид спорта номер два или три в России. Вся страна болеет биатлоном. Очень активно через биатлон себя продвигает Ханты-Мансийск, но географически он расположен не так удобно, как Ижевск, который вполне может стать биатлонным центром России. Это тот потенциал, который может вывести Ижевск на совершенно другой уровень с точки зрения интереса внешней аудитории.

Твой город изменяется

— Проект «Йополис» (английское слово your — «твой» + греческое слово pуlis — «город») стал очень известен, несмотря на то, что его активная фаза длилась всего порядка двух лет. Каковы его самые большие достижения, на ваш взгляд?

Мы создали тренд по вовлечению жителей к развитию территорий городов — это самое главное. Может быть, эти идеи уже были рассеяны по миру, но в России мы были первыми, кто подошел к ним структурированно и комплексно. Автор идеи общества участия Владислав Крейнин не просто копировал зарубежный опыт, а адаптировал его под наши реалии, в каждом отдельном случае встраивал новые проекты в контекст развития конкретного города.

— Какие его результаты кажутся вам наиболее значительными?

— Было много интересных, ярких проектов. Один из них мы продолжаем делать с компанией РУСАЛ: жители 13 городов в Сибири и на Урале ежегодно участвуют в распределении грантов конкурса «Территория РУСАЛа» для финансирования социальных и инфраструктурных проектов. Другой проект по распределению бюджетных приоритетов с участием жителей был реализован по заказу правительства Кировской области. Сорок одна тысяча жителей региона, считающегося депрессивным, участвовали в проекте — это достижение, которым можно гордиться. Никто не думал, что удастся настолько «раскачать» аудиторию. Бюджет с участием жителей — это свежее и эффективное решение, помогающее развивать территорию. После этого люди сами готовы вкладываться ресурсно и финансово в какие-то инфраструктурные вещи. А власть получает лояльность со стороны горожан, потому что людям всегда приятно, когда с ними консультируются, ими интересуются.

— В прошлом году проект «Йополис» был закрыт. Можно ли назвать проект CoChanges идейным продолжением «Йополиса»?

Да. Часть команды «Йополиса» в сокращенном составе работает сейчас над проектом CoChanges, тоже основанном на концепции общества участия.

— Приведите зарубежные примеры того, как функционирует общество участия? 

— Например, в Исландии люди сами написали и утвердили конституцию по инициативе истеблишмента страны, который понял, что существующие институты неэффективны. По итогам общественной дискуссии была создана рабочая группа из 25 человек, которая запустила процесс. Каждый житель страны мог повлиять на ее содержание и внести свои предложения во время заседаний онлайн или в специальных аккаунтах в соцсетях. Это сильная история. Не думаю, честно говоря, что такое возможно в России, но это хорошая тенденция. Еще примеры. Жители бразильского Порту-Алегри путем многоступенчатой системы собраний и форумов получают право каждый год распределять 10% городского бюджета. Новозеландский город Окленд разработал детальную стратегию развития до 2040 года с вовлечением представителей активных групп населения.

— Многочисленны ли российские примеры?

— Сегодня, наверное, в каждом крупном городе существуют интернет-порталы по сбору обращений жителей, прежде всего в сфере ЖКХ. Сами граждане занимаются диагностикой проблем, которые затем решаются в приоритетном порядке. В Уфе и Сыктывкаре были реализованы проекты городского краудсорсинга. По заказуаАдминистрации Республики Башкортостан уфимцы предлагали и выбирали в интернете названия для шести мостов и более 200 новых улиц. Сыктывкарская администрация заказала проект «Городские легенды». Жители города предложили в интернете идеи памятников, определили победителей в финальном голосовании. В Москве сейчас работает проект «Активный гражданин» для проведения городских опросов, в некоторых из них поучаствовало более 100 тысяч человек. Мнение жителей влияет на финальное решение таких вопросов, как, например, проводить ли wi-fi в городские парки.

— Андрей, вы говорили, что сейчас критически важно, чтобы наши города повернулись лицом к людям. Не люди для города, а город для людей. Последний вопрос: что горожане могут сделать, чтобы «развернуть город»?

— Чтобы локальная инициатива была услышана и реализована, необходимо, чтобы она была адекватная и разумная, не была вырвана из местного контекста и отвечала потребностям жителей, а не только ее автора. Во-вторых, надо собрать команду единомышленников, желательно из людей трех амплуа: менеджер проекта, ресурсный менеджер и коммуникационный менеджер. Первый отвечает за смыслы и вдохновляет. Второй знает, как и в какой кабинет зайти, как говорить с людьми и как привлечь их на свою сторону. Третий умеет правильно продвигать проект, в том числе через прессу. И, самое главное, надо вновь воспитывать у себя и у детей привычку проявлять инициативу, брать ответственность за город, за состояние окружающей среды на себя.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.