Юрий Питкевич: «Когда война, все должны стоять в одном строю»

 

Очередная встреча участников Ассоциации «Деловая Удмуртия» и председателя Правительства УР Юрия Питкевича, состоявшаяся 11 ноября, была посвящена, что неудивительно, кризисной ситуации в экономике. Тему разговора задал сам премьер республиканского правительства, попросивший бизнесменов помочь сформулировать предложения для Президента России (встреча проходила за неделю до заседания Госсовета РФ в Ижевске, посвященного как раз обсуждению антикризисных мер в российских регионах), которые могли бы помочь побыстрее кризис преодолеть.

Предложения у бизнеса были. Но еще больше было вопросов. Ответы на некоторые из них «Свое дело» публикует в форме интервью, данного Юрием Питкевичем участникам «Деловой Удмуртии».

Сергей Ощепков, президент корпорации предприятий «Центр»:

— Юрий Степанович, мы все знаем, что ряду банков из федерального бюджета были выделены значительные средства, которые должны быть направлены на преодоление кризисной ситуации. Но по факту мы видим, что пока этих денег в экономике нет – кредит по-прежнему получить очень сложно. Особенно если дело касается малого бизнеса – либо вообще не дают, либо под такие проценты, которые никогда в жизни не окупятся. Как можно повлиять на эту ситуацию?

Юрий Питкевич:

— О том, что деньги, направленные из федерального бюджета в банки на преодоление кризиса, очень медленно идут в реальный сектор, а если смотреть правде в глаза, то пока так и не дошли до него, в принципе, всем известно. На эту тему были уже довольно жесткие выступления руководителей государства – И Путин, и Медведев говорили об этом. Но, к сожалению, пока воз и ныне там. И мы эти вопросы поднимаем на всех уровнях – и на окружном, и на федеральном, но пока изменений нет.

Проблема в том, что никто не знает, в какой регион сколько из этих средств придет. Мы задаем банкам вопросы, но ответа никакого нет. В ходе нашей встречи я уже записал для себя, что нам надо просить Президента РФ, чтобы банкам было дано указание – сделать такое распределение, чтобы было видно, сколько денег в каждый регион придет, через какой банк, под какой процент. В этом случае мы бы понимали, чего ожидать и с кем разговаривать.

Владимир Агеев, генеральный директор ООО «Строительная фирма «Римский квадрат»:

— При кредитовании сегодня еще и другая проблема. Мало того что ставки повышают, сегодня в залог берут только недвижимость и только с дисконтом – минимум 45% от рыночной стоимости залога.

Юрий Питкевич:

— Я об этом знаю. И у нас в этом отношении по сравнению с Москвой более благополучная ситуация. Там в ряде случаев вообще беспредел: стоимость залога оценивается как поток наличности в случае сдачи в аренду. То есть, например, здание, стоящее 200 миллионов, берут в залог за 48 миллионов. Мне это непонятно. Хорошо, есть деньги, которые банки получили от населения, – ими нельзя рисковать. Но то, что получено от государства, этим же можно и рискнуть – дать предприятиям под разумную ставку.

Андрей Пономарев, директор АКБ «Ижкомбанк» (ОАО):

— Почему банки берут сегодня в залог только недвижимость? Потому что все остальное может быть заложено в двух-трех местах. Поэтому банки себя страхуют. Ведь сегодня человек может прийти заложить автомобиль, потом прийти получить копию ПТС и пойти оформить еще один долговой договор. И сегодня законодательно установлено так, что если ты взял в залог оборудование, которое участвует в процессе производства, то ты его никогда не сможешь реализовать. Или, например, товар, взял в залог металл – приезжаю — металла нет, его продали. Единственный вариант – забирать и складывать куда-то на хранение. Но это тоже не выход. Вот если бы в Удмуртии появился единый залоговый центр и только через него можно было бы что-то оформить в залог, то это может стать какой-то отправной точкой для дальнейшего развития ситуации с залогами.

Юрий Питкевич:

— А у вас такие ситуации с залогами были?

Андрей Пономарев:

— Была, и не одна. Пусть их даже полтора процента, они же все равно оказывают влияние на общую ситуацию.

Юрий Питкевич:

— Это в пределах погрешности. Имеет ли смысл отдельную структуру ради этого создавать?

Андрей Осколков, генеральный директор ООО «Управляющая компания «КОМОС»:

— Юрий Степанович, мы, может быть, не очень разбираемся в макроэкономике, но есть вещи, которые очевидны. И есть примеры: китайцы, например, сегодня свои резервы вкладывают во внутреннюю стройку – чтобы создать рабочие места и подстегнуть внутреннее потребление. То же самое делал Рузвельт во время великой депрессии. Наверное, надо сегодня говорить с главой государства о том, что государство должно вкладывать деньги в инфраструктурные проекты?

Юрий Питкевич:

— Андрей Эдуардович, согласен с вами, что, наверное, этими деньгами можно было распорядиться иначе, и, возможно, это было бы более эффективно. Я тоже могу назвать примеры. В одной из стран Европы приняли решение на 2 года заморозить выплаты процентов по ипотечным кредитам. Это как раз позволяет сгладить пик самых тяжелых первых платежей. Договорились с банками и сделали это. У нас решили иначе, хотя нужно сказать, что эти деньги ведь не единственная мера – сегодня у Правительства РФ есть антикризисный план фактически по всем отраслям, к выполнению которого и мы, конечно, в своей части подключаемся.

Олег Красноперов, директор ООО «Капитал»:

— Во многих странах законодательно ограничена величина процентной ставки. Например, банк может формировать процентную ставку по кредиту не выше, чем двойная ставка рефинансирования. Ведь получается, что сегодня банки, получившие государственные деньги, имеют возможность заработать на них совершенно бешеные прибыли. То есть кому — война, а кому – мать родна. Почему законодательно не ограничить эту ставку?

Юрий Питкевич:

— Это из ряда системных вопросов, касающихся выделенных банкам денег. И эти системные вопросы, безусловно, будут подниматься на заседании Госсовета РФ с участием Дмитрия Анатольевича Медведева. Я уже говорил, что сегодня всем нужно понимание, когда же эти деньги придут в экономику и сколько они будут стоить.

Алексей Гарипов, директор МУП «Трест «Дормостстрой»:

— Я хотел бы повернуть разговор немного в сторону от грустной темы кризиса. В частности, мне бы хотелось спросить Юрия Степановича, как будут реализовываться на территории гос-программы по капстроительству, дорожному строительству?

Юрий Питкевич:

— Бюджет будет более скромным, чем в этом. Он будет сильно уменьшаться в части снижения капвложений, расходов на дорожное строительство. Это очевидно. Хотелось бы делать наоборот, но в первую очередь – это зарплаты бюджетникам и другие социальные обязательства. Что будет дальше – посмотрим.

Андрей Шутов, председатель совета директоров «КОМОС ГРУПП»:

— Мы выдвигали идею создания республиканского залогового центра для поддержки предприятий, которые больше всего попали под изменение регламентов банков в части предоставления залога. Чтобы на конкурсной основе предоставлять адресную поддержку государства в части предоставления залога. Я в данном случае выступаю от агропромышленного комплекса, которому негде будет перекредитовываться. Потому что под старые залоги банки перекредитовывать крестьян не будут. А срок обязательств, как правило, – конец года. То есть нам уже сегодня нужно разговаривать с банками о том, чтобы они прорабатывали свои регламенты на предмет возможности выдачи кредитов под госзалог. Вот, по данным мониторинга Национального банка Удмуртской Республики, 56% ссудной задолженности в УР – это задолженность перед Сбербанком. А у удмуртского отделения Сбербанка нет регламента для того, чтобы перекредитовывать, и он этого делать не будет. И получается, что в следующем году, когда крестьянам нечем будет платить по кредитам, начнется массовое банкротство на селе, а банкиры поедут забирать скот, технику, продукцию…

Юрий Питкевич:

— Этого нельзя допустить. Я думаю, банки к нам должны прислушиваться, и мы с ними будем разговаривать, потому что, конечно, обострения социальной ситуации мы ни в коем случае не должны допускать. Когда война – все должны стоять в одном строю.

Рустам Хабибуллин, генеральный директор ООО «Управляющая компания «АССО-Строй»:

— Мы про кризис поговорили. Но любой кризис на выходе заканчивается экономическим подъемом. Китайский иероглиф «кризис» означает и «опасность», и «возможность» одновременно. То есть нам важно  уже сейчас подумать о том, как мы используем возможности, которые потенциально могут перед нами открыться. Мы сейчас ни в коем случае не должны забывать о такой вещи, как инвестиционная привлекательность, о той позиции, которую может занять республика после кризиса. Мы, конечно, будем сильно пострадавшими, но гораздо более пострадавшими будут сырьевые регионы. Наша республика имеет много предприятий, производящих конечную продукцию, будет дотироваться за счет выпуска военной продукции, и поэтому отчасти нам будет легче. Так что сегодня самое время подумать о том, как поймать те деньги, которые все равно пойдут. Я хочу сказать о том, что нельзя забывать об инвестиционных рейтингах, которые являются совершенно понятной составляющей инвестиционной привлекательности. Так что нам нужно сегодня совершенствовать свое инвестиционное законодательство, которое покажет инвесторам, что в нашем регионе в состоянии бороться с кризисом, принимать меры. Об этом надо думать.

Юрий Питкевич:

— Все правильно. Эти вопросы мы не забываем. Думаем об этом, говорим, определенные решения принимаем. Пока идет снижение инвестиционной активности, прорабатываем вопросы по инфраструктуре – техусловия утверждаем, проектную документацию прорабатываем. Чтобы быть готовыми к тому моменту, когда интерес инвесторов начнет возвращаться. Все так.

И, коллеги,  хочу сказать, что все равно выстоим. Один кризис мы все уже пережили. Поэтому надо оптимистичнее держаться. Вы все командиры на своих предприятиях, и у вас в первую очередь должно быть хорошее настроение – независимо от того, как идут дела. Чем хуже ситуация, тем бодрее должен выглядеть командир, – иначе не победить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.