Хорошо там, где вас нет

Миграция налогоплательщиков за пределы Удмуртии приняла масштабы бегства, и с ней, наконец, решили бороться. Чтобы понять, как можно остановить этот процесс, СД расспросил участников и наблюдателей о его причинах.

Миграция на миллионы

По данным Управления федеральной налоговой службы РФ по УР, число предприятий, перерегистрировавшихся за пределами республики, уже с 2007 года превышает число вставших на налоговый учет, причем эта тенденция год от года нарастает, и в 2009 году пропорция стала угрожающей: 584 выбывших юрлица – это в два с лишним раза больше, чем 269 прибывших.

Вместе с сокращением числа налогоплательщиков сокращаются и доходы консолидированного бюджета Удмуртии – за счет налогов на прибыль и на доходы физических лиц. Их недобор в связи с миграцией предприятий, по данным УФНС РФ по УР, в 2008 году составил 16,7 млн руб., а в 2009-м
– уже 226,5.

В деловых кругах эта тенденция обсуждается уже давно, но только в апреле она была официально и публично признана, и перед чиновниками всех уровней власти была поставлена задача ее переломить. «Бороться нужно за каждый рубль, а тем более – за миллионы», – сказал президент Удмуртии Александр Волков.

«Мы как раз сейчас занимаемся выяснением всех обстоятельств, почему предприниматели уходят из республики, — подтвердила намерение решить эту задачу зам. министра экономики УР Наталья Огнева. — Первые оценки будут приведены в конце мая. Миграция предпринимателей была в разное время и по разным причинам. Сейчас мы хотим найти у нас какие-то слабые места, чтобы над этим работать. Пока точно назвать все причины невозможно. Ясно, что они разные и их много. Поэтому и решений будет несколько. Безусловно, все они будут направлены на то, чтобы бизнес оставался здесь».

О чем молчит бизнес

То, что в госструктурах корректно называют миграцией, представители бизнеса характеризуют не иначе как бегство, которое свидетельствует о недостаточно комфортном деловом климате. Однако те из них, кто точно знает, что в Удмуртии такого, от чего нужно бежать, предпочитают молчать. Например, в торговой сети «Айкай», которая, по данным налоговой инспекции, зарегистрирована в Пермском крае, от комментариев отказались. И в целом для большинства предпринимателей тема оказалась слишком деликатной, чтобы открыто ее комментировать. Свое молчание они объясняют нежеланием усугублять и без того непростую ситуацию, в которой приходится работать.

Большинство отказавшихся от комментариев респондентов не связывают сложность ведения бизнеса с административными барьерами на уровне республиканской или местной власти. Однако, по мнению директора «Лиги общественных объединений
предпринимательства» Виктора Любимова, не мешать мало, нужно помогать. «Пропагандировать патриотизм среди предпринимателей, чем, по сути, занимается Минэкономики УР, не имеет смысла, если не создавать для бизнеса реальные условия для работы», – считает эксперт.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Виктор Любимов говорит, что соседние регионы привлекают предпринимателей из Удмуртии низкой ставкой налога для юрлиц, работающих по «упрощенке». Например, по его информации, предприниматели из Ярского района всерьез рассматривают возможность перерегистрации в соседней Кировской области, где эта ставка составляет 5%. «В прошлом году мы предлагали снизить эту ставку с 15% до 5%, как это разрешало федеральное законодательство, – говорит эксперт. – Однако Удмуртия — один из немногих регионов, решивших оставить ее на прежнем уровне. В последний момент наше предложение отклонили под тем предлогом, что в случае снижения ставки республиканский бюджет потеряет 300-400 млн руб. налоговых поступлений. Если сопоставить это с суммами, которые регион потерял из-за перерегистрации предпринимателей за пределами республики, мы увидим, что они близки по значению».

А специалисты по бизнес-консалтингу полагают, что причина бегства предпринимателей из Удмуртии не столько в размере налогов, сколько в манере работы республиканской налоговой. «В последнее время заметно участились и ужесточились проверки предприятий со стороны прокуратуры, антимонопольных и других органов, но в первую очередь – налоговых, – отмечает руководитель Бизнес-консультации «Верное Решение» Никита Калмыков. – Они чаще всего заканчиваются крупными доначислениями по налогам и штрафами. Для малого и среднего бизнеса нередко это означает банкротство и ликвидацию предприятия. Бюджету нужны деньги, поэтому всеми правдами и неправдами чиновники стараются пополнить казну за счет бизнеса. По одну гребенку попадают не только «фирмы-однодневки», но и реально функционирующие предприятия. Перерегистрация фирмы за пределами Удмуртии минимизирует налоговые и прочие риски предпринимателей».

Задача по наполнению бюджета стоит перед ФНС РФ в целом, и в кризисный 2009 год работа по доначислению налогов была активизирована по всей территории России. Однако, как отмечают эксперты СД, именно в Удмуртии бизнес ощутил это особенно остро.

При этом разрешение налоговых споров в суде часто завершается не в пользу предпринимателей. По данным УФНС, им удалось отсудить 83% суммы налоговых претензий в прошлом году. Специалист по налоговым спорам, адвокат Фанис Халиков считает, что такова в целом политика арбитражных судов – поддерживать налоговые органы. И в Удмуртии она реализуется очень эффективно. «Процент выигранных предпринимателями налоговых споров в нашем Уральском регионе значительно ниже, чем, например, в центре, в Поволжье или на северо-западе страны», — отмечает эксперт.

Говорящая география

В Управлении ФНС РФ по УР налоговый прессинг как причину миграции не рассматривают. По словам руководителя управления Александра Путина, ежегодно налоговики проводят по 580 проверок. «При этом мы охватываем всего 0,8% состоящих на учете налогоплательщиков. Для сравнения: в Европе эта цифра не меньше 1,5%. Перед тем как идти на проверку, мы проводим тщательный анализ работы предприятия и идем только туда, где есть явные нарушения. Так что решения о проведении проверок у нас взвешены и принимаются по совершенно прозрачным критериям», – говорит Александр Путин.

Глава УФНС по УР утверждает, что его ведомство ничуть не меньше республиканских властей обеспокоено сокращением налоговой базы региона. Чтобы выяснить причины явления, при муниципальных образованиях созданы специальные комиссии. Они уже приступили к анализу ситуации, и Александр Путин поделился с СД первыми выводами.

Одной из возможных причин перерегистрации юридических лиц из Удмуртии за ее пределами налоговики называют желание предпринимателей скрыться от контроля налоговых органов. К такому выводу их подтолкнула география миграции: более трети компаний, снявшихся с регистрации в Удмуртии, оформили себе московскую «прописку». «Это свидетельствует, в первую очередь, о том, что у этих фирм на самом деле не все в порядке с законом, – комментирует Александр Путин. – Иначе не было бы у них стремления скрыться в столице, ведь понятно, что на какую-то серьезную прибыль там рассчитывать не приходится: все рынки в Москве уже и так распределены. При этом бывает так, что юрлицо снимается с учета за несколько дней до планируемой проверки. Для этой процедуры хватит пяти дней. Мы приходим по нужному адресу – а там пустой офис».

Другая причина исхода налогоплательщиков – стремление оптимизировать собственные налоговые отчисления за счет льгот, которые есть в других регионах. Одной из самых привлекательных для республиканских предпринимателей территорий оказался Пермский край, где ставка налога на прибыль в региональной части ниже, чем в Удмуртии. Федеральным законодательством она установлена в размере 18%, но региональными законами может быть понижена до 13,5% для отдельных категорий налогоплательщиков. В Удмуртии такая льгота введена только для юрлиц, трудоустраивающих инвалидов. А в Пермском крае пониженная ставка действует для всех организаций, доходы которых для исчисления налога на прибыль не превышают 100 тысяч рублей.  Фактическая выгода — 5 тыс. руб. в год…

На эту же причину исхода налогоплательщиков указывает отраслевой состав мигрировавших из Удмуртии юрлиц. Более 60% из них занимаются торговлей и строительством. По таким компаниям сильнее всего ударил кризис, и они больше других заинтересованы в оптимизации расходов, в том числе и связанных с уплатой налогов.

В то же время другими популярными направлениями миграции предпринимателей из Удмуртии стали Свердловская, Новосибирская, Самарская области, Санкт-Петербург, Республика Татарстан. При этом налоговые органы отмечают и встречное движение. Например, в Удмуртии регистрируется гораздо больше юрлиц из Татарстана, чем наших предприятий – там. В этом случае причины и цели перерегистрации уже не лежат на поверхности.

Еще немного потерпеть?

По словам Александра Путина, окончательную ясность в отношении процесса миграции налогоплательщиков специальная комиссия должна будет внести к концу лета. Это позволит и налоговым органам, и властям всех уровней подойти к финансовому планированию следующего года во всеоружии. А для бизнеса это означает, что решения, направленные на формирование в Удмуртии более благоприятного делового климата, могут быть приняты уже до конца этого года.

Однако помимо решения этой стратегической задачи у комиссии есть и важная тактическая цель – определить дополнительный источник налоговой базы уже в этом году. Поэтому в ходе работы ей предстоит разобраться в идентификации земельных участков и зданий, принадлежащих юридическим лицам. Налоговая база по имущественным налогам и обязанность по их уплате сохраняется на территории, где находится имущество, так что проверки коснутся всех, даже мигрантов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.