Турпроход в кандалах

О развитии туризма в Удмуртии не только говорят, его и развивают. Корреспондент СД Евгений Крылов вместе с директорами ижевских турфирм съездил в рекламный тур по Игринскому району.

В гости к сказке

Утро в день отъезда выдалось пасмурным, моросил мелкий дождь. Воображение рисовало предстоящую поездку прогулкой по раскисшим по такой-то погоде деревенским улицам. Перспектива не самая веселая, а развлекать туристов первые полпути до Игры было некому – поэтому ехали молча.

На границе Игринского района стало веселее. Автобус остановился, и нас под аккомпанемент удмуртских песен обступили женщины в национальных костюмах и, что приятно, с угощением — кумышкой и сочными перепечами с капустой и грибами. Здесь же нас встретил гид – заметно волнующийся молодой человек в светлом костюме представился начальником управления культуры Администрации Игринского района Анатолием Чирковым. 

«Наш район находится на пересечении крупных транспортных потоков, — сообщил наш стеснительный гид. – Это, как говорят наши жители, клубок дорог. По нашей территории проходит знаменитый Сибирский тракт, точнее, его отрезок в 80 км. Поэтому наше управление культуры совместно с Игринским краеведческим музеем предложило гостям туристический маршрут «Сибирский тракт – дорога сквозь века». Здесь можно почувствовать себя настоящим узником этапной тюрьмы в деревне Бакчеево, своими глазами увидеть живую культуру северных удмуртов и стать участником семейных обрядов в деревне Сундур. Даже познакомитесь с самим Лопшо Педунем. Это наш бренд».

Сувениры из Игры

Но прежде нас все же везут в Игру. Райцентр встречает нас неказистыми деревянными избами, позади которых копошатся в своих огородах игринцы. По узким улочкам габаритный автобус кое-как протискивается к зданию краеведческого музея – двухэтажной деревянной постройке 1913 года.

На пороге нас широкой улыбкой встречает глава района Олег Гарин, а внутри – запах старого дерева и экспозиция, посвященная истории Игринского НГДУ. Когда-то оно на 80% формировало районный бюджет, а сейчас в зале его «боевой славы» накрывают к приезду туристов столы – угощают удмуртскими перепечами и европейскими бутербродами.

Главная туристическая изюминка района – в другом зале (правильнее, наверное, сказать «комнате»). Нас приглашают в гости к Лопшо Педуню — для игринцев это такой же бренд, как для Удмуртии Чайковский и Калашников.

Старший научный сотрудник краеведческого музея Наталья Платонова показывает генеалогическое древо «бренда» и объясняет, что на самом деле Лопшо Педунь – реальный исторический персонаж. Это – Федор Чирков, который родился в 1875 году в Игринском районе в деревне Левая Кушья. По-удмуртски Федор – это Педор (в удмуртском языке нет буквы «ф»), а в детстве его мама ласково называла Педунем. Прозвище Лопшо (с удмуртского: балагур, весельчак) Педуню дали односельчане за веселый и озорной нрав. Род Федора Чиркова насчитывает более 300 потомков, многие из них до сих пор проживают в родовой деревне, а наш гид Анатолий Чирков, оказывается, приходится ему праправнуком.

Туристы улыбаются: чего не сделаешь для продвижения своего продукта, но Анатолий Чирков настаивает на родстве с героем удмуртских сказок: вот же, мол, генеалогическое древо. Нам предлагают вспомнить свою родословную, хотя бы до третьего колена – справляются немногие. Дети, говорят, подходят к такому заданию более ответственно, звонят родителям, чтоб узнать имена бабушек. Но взрослых игра в генеалогию не увлекла.

Зато заинтересовали сувениры. В Игринском центре народного творчества (судя по объявлениям о штрафах «за утерю номерка» и «за распитие спиртных напитков», он же выполняет роль сельского клуба) нам показали, как работают местные мастера по художественному ткачеству, росписи по дереву, лоскутному шитью, лозоплетению и обработке бересты. А потом предложили купить туески, плетеные корзинки, игрушки, куклы, обереги, лапти. Столпотворение образовалось не хуже того, что случается в турецких, например, сувенирных лавках, куда завозят туристов во время автобусных экскурсий.

Последним пунктом культпрограммы в Игре стал местный музей изобразительных искусств, который почему-то находится
в здании автовокзала, так что к искусству нам пришлось буквально продираться сквозь толпы пассажиров, ожидающих отправления рейсового автобуса до Ижевска. Впрочем, выяснилось, что шедевров коллекция музея не содержит, а в настоящее время экспонирует выставку картин кисти судьи Конституционного суда РФ Николая Витрука.

Кандальным путем

Следующий этап – хождение по этапу. По дороге в Бакчеево рассматриваем покупки и получаем небольшие сувениры за правильные ответы на вопросы простой викторины, которой развлекают нас сотрудники краеведческого музея. А по приезду оказываемся, наконец, на знаменитом Сибирском тракте.

Эта самая длинная дорога в России была открыта в XVIII веке. В XIX веке по тракту ежегодно перевозилось свыше десяти миллионов пудов товара, проезжало 530 тыс. подвод и до 200 тыс. пассажиров – служивые люди, купцы, переселенцы, ученые, путешественники. А еще около 18 тыс. человек в год шли этой дорогой на каторгу – пешком, в кандалах, за что в народе и прозвали Сибирский тракт «великим кандальным путем». Более 200 км этого пути проходило по территории современной Удмуртии.

Мы строимся в колонну шеренгами по четыре в ста метрах от здания пересыльной тюрьмы царских времен. Чтобы колонна получилась внушительной, к нам присоединяется группа местных мужчин, одетых в арестантскую форму, и женщин в старинных зипунах со свертками-младенцами на руках.

Мужчины закованы в кандалы, точнее, железные браслеты закреплены на ногах с помощью болтов и гаек. Туристам тоже предлагают попробовать. Одна из участниц нашей группы соглашается, и мужичок в грязной рубахе и домашних тапках на босу ногу «заковывает» ее, роняя в дорожную пыль то гайку, то болт. Наконец, колонна начинает движение – в сопровождении «вооруженного конвоя» из двух человек.

Каторжниками мы себя, конечно, не почувствовали, а вот участниками массовки на съемках исторического фильма – пожалуй. Вокруг – веками неизменная деревенская жизнь: тут траву косят, здесь дети играют, там бабушки посплетничать уселись на грубо сколоченной скамье, а завидев «арестантов», подошли, поднесли берестяной туесок с водой («Что ж вы позволяете пить заключенным»? — спрашиваю конвоира. «Да как же им не пить?! Пусть пьют, они долго шли», — отвечает), затянули песню о нелегкой арестантской судьбе.

Под это пение и бряцанье кандалов подходим к длинному одноэтажному зданию 1837 года постройки – типовому корпусу этапной тюрьмы, какие стояли через каждые 25-30 верст Сибирского тракта. В тюрьме четыре камеры, большую часть которых занимают двухэтажные деревянные нары, в одном углу – печь, в другом – параша. Посреди той, в которую нас привели, накрыт стол: травяной чай, черный хлеб и ячневая каша… на пластиковых тарелках.

Камера тесновата даже для нашей небольшой группы, а настоящих арестантов, как нам объяснили, селили здесь по 30 человек, а то и больше. Одежду – рубашку и штаны – им выдавали один раз в полгода, банный день устраивали раз в месяц. Через этот
суровый быт прошли декабристы, писатели Александр Радищев, Иван Гончаров, Антон Чехов, путешественники Николай Пржевальский, Петр Семенов-Тяньшанский.

На улицу мы выходим впечатленными. На дорогу, уходящую в даль удмуртских полей, смотрим уже совершенно другими глазами, и приехавший за нами автобус встречаем как родной – хорошо, что в деревню Сундур, где живет сам Лопшо Педунь, нам все же не идти пешком в кандалах, а ехать в уютном салоне.

Шутки Лопшо и печаль праправнука

На подворье Лопшо Педуня нас встречают истошным криком: «Гости приехали»! – и суматошными поисками хозяина. Волей-неволей приходится включаться в процесс.

Оказалось, сказочного персонажа забыли в колодце, и пока он оттуда выбирался, костерил своих домочадцев. Потом всех нас вовлекли в удмуртские игры и семейные обряды. Закончилась вся эта беготня прыжками через костер – так, по удмуртским поверьям, искупают грехи. В доме запыхавшихся туристов ждало сытное угощение. Прямо из печи на стол подали горку пышных табаней и перепечей, в мисках была выложена сметана и зырет, на горячее принесли рагу с курицей.

Уплетая за обе щеки, мы делились впечатлениями. «Замечательно, нам все понравилось, — выразила общее мнение руководитель Удмуртского регионального отделения Российского союза туриндустрии (РСТ) Елена Захидова. – Сейчас в Московской области становится популярной такая тенденция: в какую-нибудь деревеньку приезжают иностранцы и живут там. Для гостей это своего рода экзотика. Но при этом они хотят, чтобы были минимальные удобства, а не разруха какая-то».

Представители ижевских турфирм согласились: идея у игринцев хорошая, а вот организация — хромает. Посоветовали «поприличнее оформить экспонаты»; пересмотреть подачу информации в ходе экскурсий – нынешняя форма игр и викторин подходит для детей, но скучновата для взрослых; предусмотреть возможность снять дом с минимальными удобствами – чистой постелью, полотенцами, посудой.

В ответ Анатолий Чирков поделился со своей главной печалью: за последние три года посмотреть игринские достопримечательности приезжало всего около 3 тысяч туристов, и 280 тыс. рублей, которые район на них заработал, «это вообще не деньги». Как тут развивать инфраструктуру?

Туристы-профессионалы посоветовали ему чаще рекламировать тур на всевозможных конференциях, совещаниях, выставках и презентациях. Я, как человек в туризме неискушенный, промолчал. Но про себя решил, что при случае обязательно буду рассказывать приезжим о том, что в Игринском районе можно погреметь кандалами на знаменитом Сибирском тракте, примериться к нарам этапной тюрьмы, попробовать вкуснейшие национальные угощения и от души повеселиться в гостях у сказки про Лопшо Педуня. И сувенирную бутылочку кумышки с надписью «Мылысь Кыдысь» (удм. «от всей души»), которую нам подарили на прощание, я храню в холодильнике как раз для такого случая.

Анатолий Чирков, начальник Управления культуры Администрации МО «Игринский район»:

— Памятуя о том, что туризм по прибыльности второй после нефтяной промышленности, мы с 2000 года начали работать над программой «Игринский район в ХХI веке». Изучили имеющуюся инфраструктуру, посмотрели объекты, оценили наши возможности, привлекли к этому делу различные организации — например, с помощью потребсоюза мы можем угощать наших гостей разнообразными блюдами.

Сначала предложили свои услуги на внутреннем рынке – проводили экскурсии для школьников. Сейчас к нам часто ездят туристы из других стран: Италии, Эстонии, Великобритании, Германии, США, Сирии. Недавно приезжали пенсионеры из Голландии – уже во второй раз. Говорят, что здесь они заряжаются позитивной энергией, проникаются душой местными красотами, самобытной удмуртской культурой. В общем, забывают о повседневных проблемах, переключаются совершенно на другую жизнь.

Чтобы привлечь туристов, мы отработали каналы взаимодействия с отделами молодежи, министерствами, университетами. Стараемся привлечь к этой работе турфирмы, уже есть договора с десятком компаний. Сейчас наша задача заключается в том, чтобы продать наш продукт, а для этого надо сначала заинтересовать их в нем.

 Для развития инфраструктуры мы рассчитываем привлечь федеральное финансирование. Наш музей при поддержке Администрации района направил заявки на получение федеральных грантов под реализацию шести проектов. Среди них строительство музея под открытым небом – этакая своеобразная гостиница, где можно остановиться в любое время, отдохнуть, отведать блюда национальной кухни.

Елена Захидова, руководитель Удмуртского регионального отделения Российского союза туриндустрии (РСТ):

— В чем игринцы молодцы — они придумали целую легенду, создали красивый мир. Пока этого достаточно, но надо повышать уровень оказания услуги. Образно говоря, туристическая отрасль в Удмуртии – это маленький ребенок. Поднялся и пошел – уже молодец. Но теперь надо научиться ходить красиво. Нужно четко проработать технологию проведения маршрутов, определить целевые группы туристов.

В целом я считаю, что перспективы въездного туризма в Удмуртии очень хорошие. У нас действительно есть, что посмотреть. Но для самого туристического бизнеса довольно сложно развивать инфраструктуру. Поэтому важную роль в развитии туризма должно играть государство. Так делается во всем мире.

Сейчас в Удмуртии есть профильное министерство по физической культуре, спорту и туризму, которое разрабатывает комплексную программу развития въездного и внутреннего туризма в Удмуртии – пару лет назад об этом можно было только мечтать. У нашего Союза есть соглашение с министерством, и именно в рамках разработки программы идет осмотр туристических возможностей региона.

Такое сотрудничество турфирм и туроператоров с муниципальными образованиями и органами власти – первый опыт в рамках Российского союза туриндустрии. И Игринский район первым из муниципальных образований России вступил в РСТ. Через членство в нашей организации будет проще продвигать местные турпродукты по всей стране.

Турпроход в кандалах: 1 комментарий

  • 07.12.2011 в 14:04
    Permalink

    В статье присутствуют неточности, местами даже искажения. Не понравилась ирония автора. Злая. Хотя его встречали очень радушно.

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.