Торг неуместен

По данным службы судебных приставов, за прошедший год объем арестованного и выставленного на продажу имущества в Удмуртии удвоился за счет залогов по просроченным банковским кредитам. Журнал «Свое дело» выяснил для своих читателей, где проходит эта распродажа, что на ней можно купить и велики ли скидки.

В рекламе не нуждается

На 2009 год в России пришелся пик дефолтов по банковским кредитам, и сейчас в службе судебных приставов, которая по решению суда изымает предъявленные ко взысканию залоги и арестованное для реализации в счет погашения долгов имущество, подсчитывают его экономический эффект. Стоимость имущества, поступившего в ведение УФССП по УР за первые 4 месяца этого года, перевалила за 200 млн руб., тогда как в прошлом году в это время она не дотягивала и до ста. Взыскателями, по данным УФССП по УР, в основном выступают банки, а состав реализуемого имущества весьма разнообразен.

Информацию о нем можно найти на официальном сайте судебных приставов www.fssprus.ru и на сайте Росимущества, которое с помощью подрядчиков-торгующих организаций подготавливает и проводит торги, www.fpf.ru.

Ассортимент здесь весьма разнообразен – от зарядного устройства для телефона, одежды, обуви, бытовой техники до автомобилей, квартир, коммерческой недвижимости и земельных участков. Здесь же есть и контакты торгующих организаций, и информация о сроке и месте проведения торгов. Правда, на поверку оказывается, что актуальные лоты можно пересчитать по пальцам, по большинству же торги уже состоялись, но данные об их результатах не приведены, то есть продано имущество или нет – непонятно.

Сообщения о продаже имущества проштрафившихся  должников публикуются также в газете «Государственные торги УР». Однако о местах ее распространения ничего не знают даже всезнающие интернет-поисковики. Других общедоступных источников информации не существует, поэтому человек с улицы на распродажу залогов вряд ли попадет.

В службе судебных приставов пеняют на неэффективную работу Росимущества. «У поверенных Росимущества отсутствует заинтересованность в продаже малоценного имущества, нет торговых площадей, отсутствует необходимая реклама», – говорит руководитель УФССП России по УР Айваз Марданшин. С ним соглашаются и представители кредитных организаций. А заместитель начальника юридического отдела Удмуртского государственного фонда поддержки малого предпринимательства Наталья Шишкина добавляет, что привлечь покупателей мешает сложное бюрократическое устройство торгов: нужно заранее подавать заявку на участие, вносить залог, а потом оформлять массу бумаг на приобретенное имущество.

Эти проблемы признаны и на федеральном уровне, и в ряде министерств и ведомств разрабатываются документы, направленные на упрощение процедуры реализации залогов и арестованного имущества должников и повышение ее прозрачности. Предполагается, что ее перевод в форму электронных аукционов лишит торгующие организации возможности ограничивать доступ к информации о торгах, затягивать их, добиваясь снижения цен в интересах аффилированных лиц. Однако пока благие намерения сформулированы лишь в аналитических записках и проектах. А на практике, по общему мнению опрошенных СД экспертов, государство остается неэффективным регулятором рынка дефолтных залогов, а потому и самого рынка как такового не существует.

Даешь скидки!

Получить в Росимуществе оценку собственной эффективности СД не удалось. Ответ на наш запрос вроде бы даже был подготовлен в республиканском управлении и отправлен на согласование в Москву, но оттуда так и не вернулся. Поверенные Росимущества в Удмуртии – торгующие организации-подрядчики ООО «ИжИнвест Консалт» и ЗАО «Байкал» — тоже скупы на слова. Но руководитель одной из них на условиях анонимности все же прокомментировал причины неэффективной торговли.

С его слов выходит, что проблема не в организации торгов или рекламе, а в низкой ликвидности и высокой стоимости. На реализацию часто передается специфическое имущество – например, станок, привезенный по спецзаказу из-за рубежа. «Мы тоже не волшебники, если нет покупателей на это имущество», – говорит собеседник СД. По его мнению, чтобы увеличить продажи, нужно уже на первых торгах предоставлять дисконт на 20% от первоначальной стоимости.  «Даже если не удастся продать на первых торгах, то потом с уценкой шансы уже будут», – отмечает собеседник.

Сейчас цены на реализуемое для погашения долгов имущество определяются залоговой стоимостью или, по ходатайству кредитора или заемщика, независимым оценщиком. В большинстве случаев они ничуть не ниже, а часто даже выше рыночных. К тому же торги проходят в форме аукциона, в ходе которого цена, по идее, должна стать еще выше. Скидка делается только в том случае, если на первых торгах лот продан не был – через месяц он выставляется повторно с уценкой 15%. Если же и во второй раз покупателей не нашлось, то имущество может быть передано кредитору в счет погашения долга или, если он откажется, возвращено должнику, но впоследствии на него опять может быть обращено взыскание.

Процедура реализации выстроена так, чтобы максимально удовлетворить интересы взыскателя. Однако с тем, что привлечению покупателей это не способствует, соглашаются и в службе судебных приставов. «Рыночная цена, определяемая специализированными организациями, даже при снижении на 15% чаще всего не вызывает покупательского интереса», – признает Айваз Марданшин.

В то же время взыскатели считают невыгодными цены, которые кажутся высокими покупателям. «В связи с экономическим кризисом в большинстве случаев стоимость заложенного имущества существенно снизилась, – говорит управляющий ижевским филиалом ОАО «Русь-Банк» Михаил Болычев, – поэтому не все кредиты после 2008 года остались полностью обеспеченные. Зачастую за счет заложенного имущества банки имеют возможность погасить лишь часть долга». «Реализовывать имущество невыгодно. Часто бывает, что убыток не покрывается остаточной стоимостью», — соглашается директор «Номос-Лизинг»  Андрей Назаров.

Без посредников

Слабая организация рынка залогового и арестованного имущества и несовпадение представлений продавцов и покупателей о его цене вкупе приводят к плачевным для взыскателей результатам. По информации, размещенной на сайте Росимущества, продать удается менее 20% того, что выставлено на торги. Естественно, кредитные организации ищут другие способы превратить в деньги залоги и другое имущество своих должников.

Лизинговым компаниям в этом плане проще, чем банкам. По словам участников рынка, залог имущества при лизинге применяется лишь в 10% сделок, в большинстве случаев оно оформляется в собственность лизинговой компании. Соответственно, в организационном плане продать его для покрытия убытков проще – не нужно обращаться в суд и прибегать к услугам госимущества. Лизинговые компании занимались реализацией сами и, по словам Андрея Назарова, большую часть изъятого у должников оборудования и техники уже продали. «Вся техника у проблемных должников изъята уже к началу 2010 года, — говорит эксперт. – Для продажи используются все возможные методы: электронная рассылка по клиентам и потенциальным покупателям, передача в аренду другому лицу. Также на лизинговые компании выходят торгующие посредники. 2009 год и начало 2010 года — время расцвета таких организаций. Сейчас объемы реализации идут вниз: на сегодняшний день рынок арестованного имущества сократился примерно на 20% к прошлому году».

Как сообщили в «Уралбизнеслизинге», быстрее всего удалось реализовать спецтехнику и легковые автомобили. Имущество в основном реализуется в других регионах – Екатеринбурге, Перми и проч. В Удмуртии же продавать сложно, поскольку рынок перенасыщен.

Банкам проще всего оказалось реализовать легковые автомобили не старше 3-5 лет и нежилую коммерческую недвижимость. «Практически любое имущество можно реализовать – это вопрос цены, — уверен Михаил Болычев. – Экономический кризис обнажил эффективность политики разных банков в вопросе оценки залогового имущества и его дисконтирования. Большая часть ликвидного имущества – легковых автомобилей не старше 3-5 лет, коммерческой недвижимости – уже продана».

Банки, как и лизинговые компании, стараются избегать волокиты и затрат, связанных с реализацией залогов через Росимущество. Практика показала, что в этом заинтересованы и сами должники. «Когда начался рост просроченной задолженности, клиенты просто говорили: забирайте автомобиль, я платить не могу, – вспоминает заместитель управляющего филиалом ОАО «УралСиб» в Ижевске Ильдар Сахратов.Однако банк не может его забрать без решения суда».

В прошлом году законодатели пошли навстречу обоюдному желанию кредиторов и заемщиков и разрешили включать в кредитные договоры пункт о взыскании заложенного имущества без решения суда. Получив возможность договориться с должниками без посредников, банки разработали свои схемы реализации залогов по плохим кредитам. Например, «Уралсиб» предлагает своим клиентам договор уступки права требования другому лицу. «Клиент, столкнувшийся с финансовой проблемой, находит покупателя либо сам, либо с помощью торгующей организации.  Перевод долга происходит на тех же условиях, которые предлагались к заемщику изначально», – поясняет Ильдар Сахратов.

Набивают цену

Оценить суммарную стоимость дефолтных залогов, которые кредитные организации реализуют без посредников, эксперты СД не берутся, однако предполагают, что она может быть существенно больше тех сумм, которыми оперируют приставы и Росимущество. И эта большая часть рынка залогов остается никак не систематизированной для покупателей: кредитные организации оповещают о продажах на своих сайтах, делают адресные рассылки для потенциальных покупателей. При таком раскладе найти нужный товар, сравнить его по цене с другими подобными предложениями, сделать выбор и принять решение о покупке довольно сложно.

Впрочем, несформированность рынка экспертов из числа представителей кредитных организаций не слишком беспокоит. По их словам, потребность в его развитии может возникнуть только в случае образования новой просроченной задолженности. Вероятность этого, по мнению экспертов, невелика, поскольку банки после кризиса ужесточили требования к заемщикам, а просроченную задолженность, образовавшуюся в прошлом году, покрывают сформированные тогда же резервы, так что теперь с реализацией залогов можно не спешить.

По словам Андрея Назарова, если раньше основной целью было быстрее реализовать изъятое имущество, то сейчас продавцы занимают выжидательную позицию, набивают цены в ожидании роста спроса.  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.