Свальный район

С начала ноября Нылгинский полигон твердых бытовых отходов (ТБО) — а в просторечье «Нылгинская свалка» — перешел в частную собственность. Новость эту неоднозначно восприняли практически все организации, занимающиеся уборкой и вывозом мусора с территории города. Чем это событие обернется для города? Какие перспективы у муниципальной системы уборки и утилизации мусора? Заменит ли, в конце концов, частный бизнес муниципальные службы в этой сфере? Ответы на эти вопросы попытался найти журнал «Свое дело».

Журнал Бытует мнение, что человечество погибнет под грудами собственного мусора. Чтобы избежать столь печального конца, европейские страны, не располагающие такими обширными площадями, как Россия, давно и всерьез озаботились проблемой утилизации отходов. В нашей стране пока все проекты по утилизации ТБО так и остаются проектами. Хотя это не означает, что проблемы нет. Она есть, но она имеет сразу несколько сложных аспектов, решать которые нужно комплексно.

Во-первых, у нас вывоз и утилизация (читай — захоронение) мусора остается заботой муниципальных властей. У последних на какие-либо действенные меры по решению проблемы просто нет денег, а на государственном уровне серьезно ею никто не занимается. Во-вторых, почти во всем мире вывозом мусора занимается частный бизнес, который сам находит инвестиции и решает с муниципалитетом возникающие проблемы. У нас частный бизнес пока не проявляет к мусору особого интереса. В-третьих, пока деньги за вывоз мусора с жильцов будет собирать муниципальное предприятие, частник в этот бизнес не пойдет. Тем более что для этого нужна лицензия, которую очень сложно получить. В итоге все упирается в пресловутую коммунальную реформу, которая должна начаться с образования товариществ собственников жилья. Но они пока так и не образовываются и муниципалитеты это, по-видимому, устраивает.

Хотя рано или поздно они все равно столкнутся с мусорной проблемой лицом к лицу, ведь мусора становится все больше, денег на его уборку тратится больше, а чище не становится. По данным Управления технического и экологического контроля РФ по Удмуртии, только за 2005 год на территории Удмуртской Республики зарегистрировано 604 свалки ТБО, из них 407 санкционированных и 197 несанкционированных.

Хотя, может быть, уже что-то начало меняться. Решились же власти на продажу крупнейшего полигона — «Нылгинского». Впрочем, однозначного мнения на этот счет у участников мусорного рынка нет, многие считают, что этот шаг способен только ухудшить ситуацию. Тем более что сегодня взаимопонимания нет даже между муниципальными службами, отвечающими за уборку мусора.

Муниципальное мнение

Самый наглядный пример этому — состояние крупнейшей городской организации, занимающейся вывозом мусора — МУП г. Ижевска «Спецавтохозяйство» (САХ). Это предприятие вывозит львиную долю ТБО в городе. При этом, по словам директора САХ Сергея Дюрядина, техническое состояние парка мусоровозов сегодня является просто плачевным. В арсенале МУПа есть лишь несколько автомобилей 2004 года выпуска, остальная техника гораздо старше и постоянно требует ремонта. Это при том, что в среднем мусоровоз может нормально работать два, максимум три года, после чего машину необходимо менять.

Цена каждого мусоровоза колеблется в районе миллиона рублей. И только на приобретение новой техники необходимо, как минимум, 6-7 млн рублей. Однако денег на это у организации нет.

Сергей Дюрядин говорит, что последние четыре года были совсем не радужными для САХа с точки зрения финансов: у предприятия крупная задолженность за горюче-смазочные материалы — 10 млн рублей. Длительное время вся техника предприятия была заложена в банке. За этот год долг перед банком удалось погасить, а вот долг за ГСМ так и остался. Хотя, казалось бы, и граждане, и предприятия, в принципе, достаточно дисциплинированно платят деньги за вывоз мусора, и САХ условия договора тоже пока выполняет — мусор вывозится раз в день.

Но дело в том, что договор на вывоз мусора у САХ заключен не с гражданами, а с другой муниципальной структурой — «ГЖУ — управляющей компанией в ЖКХ Ижевска». Именно там и застревают деньги за уборку мусора. По данным МУП «Спецавтохозяйство», в настоящее время ГЖУ должно этому предприятию около 25 миллионов рублей. Хватило бы рассчитаться за ГСМ, купить новые мусоровозы и еще бы осталось.

Таким образом, если бы деньги попадали напрямую к предприятию, то даже при существующих тарифах оно вполне могло безбедно существовать и развиваться. Ведь конкуренции на этом рынке у него пока фактически нет.

Те частники, которые уже пробовали заняться вывозом мусора в Ижевске, по их словам, особой прибыли на этом не получают.

Частный опыт

ЖРП «Ареола» попробовало самостоятельно заняться вывозом мусора с закрепленной территории в 2004 году. По словам директора «Ареолы» Надежды Табаковой, к этому делу они подошли серьезно. Даже купили два новых мусоровоза КамАЗ, потратив на них порядка двух миллионов рублей. Но уборка мусора в небольших объемах оказалась делом невыгодным: дорогим и трудоемким.

Надежда Табакова говорит, что в настоящее время ее предприятие заключило договор на вывоз мусора с подрядчиком — ЖРП «Аргон-сервис», потому что в этом бизнесе оказалось больше проблем чем решений: «Во-первых, техника не предназначена для вывоза крупногабаритного мусора. Поэтому мусоровозов хватает максимум на два года нормальной эксплуатации. Во-вторых, мусор без лицензии вывозить нельзя, а получение лицензии — процесс очень длительный и сложный. Попытки получить лимитную лицензию часто заканчиваются сообщением, что в данный момент Москва лицензий не выдает. Вот и приходится заключать договора с уже прошедшими лицензирование предприятиями — не ждать же пока район зарастет грязью. И, наконец, те деньги, что выплачиваются ГЖУ в качестве оплаты работ по уборке мусора, едва покрывают стоимость хранения мусора на полигоне. К примеру, из 200 тысяч рублей, выплачиваемых ГЖУ, 105 тысяч уходят на оплату захоронений. И это без учета „крупногабарита“, за который приходится платить отдельно. Из оставшихся средств надо еще выделить деньги на зарплату работникам и амортизацию оборудования».

С Надеждой Табаковой согласен и директор ЖРП «Аргон-сервис» Алексей Чувашев, хотя, по его мнению, главной проблемой мусорщиков сегодня являются не столько низкие тарифы, сколько посредничество ГЖУ, которое и является фактическим монополистом в этой сфере, получив в руки главное — контроль над финансами.

«Оптимальным решением проблемы недофинансирования этой сферы услуг было бы выведение расчетного центра из-под контроля ГЖУ, — говорит Алексей Чувашев. — Независимый расчетный центр позволил бы отслеживать поступление и расход денежных средств всем: и плательщикам, и работникам коммунальной сферы. Сегодня ГЖУ постоянно затягивает выплату средств на уборку мусора организациям, задолженность растет. Куда уходят деньги, которые выплачивает население, неизвестно. Возможно, таким образом ГЖУ просто прикрывает другие финансовые дыры в коммунальной сфере. Но при этом страдают все мусороуборочные организации. Они не могут обеспечить себе нормальную работу: техника, требующая ремонта, выходит из строя, денег на ремонт нет. Кроме того, в городе создаются неравные условия для организаций по территориальному фактору. Добираться из Устиновского района до Нылгинского полигона дольше, а следовательно, и дороже, чем, например, из Октябрьского. Поэтому не мешало бы разработать тарифную сетку, учитывающую разницу в расходах на ГСМ и амортизацию в зависимости от района города, либо устроить еще один полигон, чтобы мусоровозам не приходилось проезжать через весь город».

Задержки с оплатой услуг порождают у небольших компаний опасения, что в итоге им придется совсем отказаться от этого бизнеса. Ведь неизвестно, например, встретит ли новый собственник «Нылгинского полигона» финансовые трудности мусороуборщиков с пониманием. Если нет, то им придется передать свои участки обратно в введение САХ, который при всех своих трудностях все-таки имеет больше ресурсных возможностей.

Тем более что сами владельцы ЖРП — например, Надежда Табакова — считают, что монополист в этой сфере не так уж плох. Но в условиях, когда и ему не хватает денег, получается, что «хрен редьки не слаще» и единственное, чем сегодня муниципальное «Спецавтохозяйство» отличается от частного ЖРП — количеством техники, которая пока еще работает.

С другой стороны, получается, монополист уже есть — это ГЖУ, ведь именно оно является заказчиком и собирает деньги за вывоз мусора с населения. Но это пока никоим образом не решает проблемы.

В топку

Проблема с вывозом ТБО — это на самом деле только половина «мусорной» проблемы, и она хоть как-то решается. Вторая часть — что с этим мусором делать. И она не решается фактически никак. Более того, продав «Нылгинский полигон» в частные руки, муниципалитет показал, что не имеет возможности и желания заниматься проблемой утилизации мусора. Так что, очевидно, этим должны заняться предприниматели. Тем более что этот бизнес — дело достаточно выгодное (сырье дешевое и его много), хотя и не такое простое, как кажется.

Оценки ситуации с мусором в Ижевске у всех очень разнятся. Так, например, руководитель Управления природных ресурсов и охраны окружающей среды Администрации города Николай Попов абсолютно уверен, что возросшее количество мусора объясняется, прежде всего, улучшением качества жизни, и пока «Нылгинский полигон» справляется с ТБО, необходимости в строительстве завода по утилизации мусора нет.

В Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды УР отсутствие необходимости не подтвердили, но уверили, что в ближайшие лет тридцать подобное строительство республике не грозит. Нет средств.

А вот в Управлении технического и экологического надзора РФ по УР ситуация с ТБО вызывает опасения. В этом ведомстве утверждают, что в настоящее время на территории республики нет ни одного полигона (за исключением полигона ТБО Ижевска (Нылгинский полигон, Завьяловская свалка), построенного по проекту. Места размещения отходов не отвечают нормативным требованиям и соответственно не исключают загрязнения природной среды.

Всем городским свалкам присущи одни и те же проблемы: отсутствует проект объекта; отсутствует контроль за распределением отходов в рабочей части объекта; не соблюдается технология захоронения; нет контроля загрязнения окружающей среды; не разработан регламент и режим работы свалок и так далее.

«Необходимо полноценное финансирование „Нылгинского полигона“, — отмечает инспектор Ростехнадзора Светлана Пономарева. — Сейчас полигон эксплуатируется в стадии незавершенного строительства. И, согласно сметному проекту, на завершение всех работ потребуется еще 180 миллионов рублей. В программе администрации города финансирование строительства третьей очереди Нылгинского полигона предусмотрено. Но по факту средств выделяется в десятки раз меньше того, что запланировано. Так, из 37 миллионов рублей на рекультивацию Сарапульской свалки было выделено только 3 миллиона».

С мнением представителей Ростехнадзора согласен и начальник отдела Удмуртского регионального центра по управлению отходами Сергей Попов: «Для нормальной работы в сфере переработки и захоронения ТБО надо руководствоваться принципом «необходимости достаточности», — считает Сергей Юрьевич. — «Необходимость» состоит в обязательном соблюдении законов и правовых актов, а «достаточность» — в достаточном финансировании всех необходимых мероприятий.

При этом, по его мнению, необходимо начать с организации принципиально иного порядка сбора мусора. Сейчас мы собираем все отходы в одно ведро. В то время как во многих европейских странах давно перешли на селективный сбор мусора, так называемый принцип «трех ведер»: контейнер для пластика, для бумаги и для пищевых отходов. Первоначальный этап сортировки мусор проходит еще в домах граждан. Однако воплотить этот принцип в жизнь мешает неподготовленная инфраструктура: отсутствие подъездных путей, требуется смена автопарка мусоровозов, обучение дворников и, в конце концов, — мотивация населения. В Москве, например, за сортировку мусора доплачивают, а в Германии, наоборот, тех, кто не сортирует — штрафуют.

И в принципе сортировать есть что. Как утверждает Сергей Дюрядин, городской мусор — это в основном металл, бумага, стекло, жестяные банки и пластик. Все это можно сортировать и перерабатывать. Проблема в том, что перерабатывать негде. Ни одного мусороперерабатывающего производства в Ижевске нет.

Вывозить даже отсортированный жильцами мусор сборщикам утильсырья тоже не получится — не примут. Как показывает мировая практика, предварительной сортировки недостаточно — мусор необходимо сортировать, как минимум, дважды.

Кстати, вариант постройки мусороперерабатывающего завода в Ижевске уже обсуждался в 2000 году. Но признали неэффективным в силу того, что механизированная сортировка мусора без системы селективного сбора и последующей ручной сортировки (как это делается на Западе) себя не оправдывает. «От Европы в вопросах утилизации ТБО мы отстаем практически на 30 лет», — констатирует Сергей Попов.

Некоторое время назад появились слухи, что мусорным бизнесом решил заняться один из известных в городе бизнесменов и вроде бы он даже был готов инвестировать в строительство мусороперерабатывающего завода. Но пока эти слухи не подтверждаются. Видимо, проект оказался слишком дорогим — ведь вложиться придется не только в переработку, но и сразу в сбор мусора, чтобы обеспечить производство сырьем в необходимом количестве и надлежащего качества.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.