Шестидесятитысячники

На реализацию программы самозанятости безработных в Удмуртии из бюджетов всех уровней выделено втрое больше средств, чем на поддержку действующего бизнеса. Скептики морщатся: какое же дело может начать тот, кто не в состоянии даже на хорошую работу устроиться, да еще на такую смехотворную сумму – 67 тысяч 620 рублей. И тем не менее в Ижевске уже 35 таких «шестидесятитысячников». А вдруг это и правда будущее республиканского малого бизнеса?

Дело по душе

О своей теперь уже прошлой жизни инженер Сергей Шубин говорит неохотно: работал то тут, то там, ни по специальности, ни по призванию. К услугам службы занятости молодому человеку, пока не нашедшему свое место в жизни, приходилось прибегать не раз. Появление программы самозанятости застало его в очередном поиске хоть какой-нибудь работы.

Написать бизнес-план не составило труда – идея фотосалона в голове Сергея давно уже имела четкую конструкцию. Останавливать мгновения он пристрастился еще в детстве: вот только что жизнь кипела и вдруг буквально на глазах замерла – стала документальной частью истории. На фотографиях, сделанных обычной «мыльницей», Сергей всегда старался передать «настроение» момента. Но одного лишь умения проникать в суть предметов и людей мало, нужна и профессиональная аппаратура: запечатлеть, «как роняют слезы деревья», бытовым фотоаппаратом невозможно.

В расходную часть бизнес-плана Сергей включил аренду помещения, оборудование съемочной площадки, организацию рекламной кампании. Через месяц после сдачи необходимых документов его пригласили в службу занятости, чтобы объявить о положительном решении. 67 тысяч рублей были в кармане. Мечта сбылась, но лишь наполовину – пока только в виде салона срочного фото на документы.   

«Паспорт или водительское удостоверение служат человеку много лет, и каждому хочется выглядеть как можно лучше, — говорит Сергей. — Стараешься понять, что за человек перед тобой, и сделать не просто качественную, но и «говорящую» фотографию. Конечно, я хотел бы заняться  художественной фотографией, но я ведь понимаю, что  пока самая  востребованная фотоуслуга — срочное фото на документы. И это все же лучше, чем «сидеть» на пособии по безработице или делать дело, к которому не лежит душа».

Испытание рынком

После окончания вуза инженера Алексея Балобанова жизнь, как говорится, побросала: пришлось поработать в разных местах и на совершенно разных поприщах. Но, как и для многих современных молодых людей, медленная карьера оказалась Алексею не по душе: годами сидеть на месте, когда жизнь так стремительно ускоряется, – это потерянное время и упущенные возможности. Не терпелось иметь все и сразу. А более всего не хотелось работать «на дядю».

Алексей давно мечтал основать свое дело, но при этом, чтобы оно было новое, никем еще не освоенное – чтобы не бояться конкурентов. Мечтами о собственном бизнесе Алексей не раз делился с другом Романом. Обсуждали идеи, искали свободные ниши,  размышляли, где взять стартовый капитал. Пока мечтали, грянул мировой финансовый кризис — оба остались без нелюбимой работы.

Узнав о возможности получить пособие по безработице за год авансом на развитие собственного бизнеса, Алексей Балобанов и Роман Попов, не долго думая, встали на учет в службу занятости и взялись за реализацию давно задуманного. Одна из идей, которые они обсуждали еще до кризиса и потери работы, из мечты превратилась в бизнес-план «Диагностика теплопроводности зданий». Стартовый капитал в размере 67 тыс. руб. (134 тыс. на двоих) получили в службе занятости.

«Мы можем на одном предприятии брать в аренду прибор — он называется тепловизор, — который позволяет сканировать, то есть просвечивать внешний контур любого здания. При этом выявляются все проблемные места, через которые теряется тепло, — рассказывает о своем деле Алексей Балобанов. — Это уникальный прибор, создан российскими учеными. Может сканировать любой объект – от небольшого частного дома до многоэтажного здания. Устранив причины утечки тепла, можно экономить на оплате отопления. В этом заинтересованы и жильцы, и управляющие компании».

Услуга, которую предоставляют Алексей и Роман, для Удмуртии уникальна, конкурентов, как и мечтали партнеры, у них нет, этот рынок абсолютно свободен. Но, как выяснилось, на нем нет не только альтернативного предложения, но и спроса. Начинающие бизнесмены и не предполагали, что непонимание потребителей окажется пострашнее конкурентной борьбы и продвижение нового продукта пойдет так тяжело.

«Я понял, как это непросто – быть предпринимателем, — признается Роман. — Найти стартовый капитал – это только первый шаг. Теперь у нас другая проблема – поиск клиентов. Как только начали работать, сразу стали думать над рекламной кампанией. Решили начать с владельцев частных домов.  Ездили по коттеджным поселкам, проводили анкетирование, выставляли рекламные штендеры на въездах, но особых результатов все это не дало. Видимо, не доверяют. Выходили и на управляющие компании, но заинтересованности они пока не проявили – если только за копейки. Но мы не можем намного снизить цену – аренда тепловизора стоит недешево. Сейчас будем пытаться наладить сотрудничество с агентствами недвижимости: человек, решивший купить дом, сможет с помощью нашего прибора узнать абсолютно все о его внутреннем состоянии».

В обход барьеров

Технолог-конструктор приборостроения, выпускница Уральской Академии муниципальной службы при Президенте России – казалось бы, карьера Натальи Лазуковой должна была пойти по накатанной колее. Но ее «поманила» социальная работа: была директором Центра «Семья» одного из районов Ижевска, работала в управлении по социальным вопросам на оборонном заводе. В 2002-м завод взял под попечительство Балезинский детский дом, и Наталья всей душой отдалась новому делу – помогать несчастным, брошенным и одиноким.

По-настоящему Наталья поняла, что помощь людям – ее миссия на этом свете, когда ее родители серьезно заболели. «Мне приходилось разрываться на части: живя и работая в Ижевске, ездить к больным родителям в Сарапул, — вспоминает Наталья. — Пыталась найти сиделку, но не смогла. Это было три года назад. Тогда я пообещала родителям и себе: сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь пожилым людям, нуждающимся в уходе и заботе. Мама этого так и не дождалась – умерла, но для папы я свое обещание выполнила». Тогда-то и появилась мечта — открыть пансион для больных и брошенных стариков. На память приходила поездка в Германию и посещение частного хосписа: «То, что я там увидела, меня поразило: люди, которые неизлечимо больны, проводят свои последние дни не в нищем одиночестве, а в царских условиях, иначе и не назовешь: у каждого — отдельная комфортабельная комната, все удобства, полноценный уход, и даже птицы щебечут в зимнем саду…»

Узнав о программе самозанятости, Наталья, как и многие, усмехнулась: ну на что хватит этих 67 тысяч рублей? Но на работе стали нагружать вопросами «не по окладу», не по душе – не связанными с социальной работой. Уходить в сторону от своей миссии, забывать о мечте и обещании, данном родителям,  Наталья не захотела – уволилась. Встала на учет в службу занятости, нашла деньги, чтобы добавить к государственному стартовому капиталу, сняла коттедж в районе Татарбазара и написала бизнес-план пансиона для нуждающихся в уходе стариков. 

О пресловутый административный барьер начинающая бизнес-леди споткнулась на первом же шагу. Ее бизнес-план попал на рассмотрение специальной комиссии службы занятости как раз тогда, когда в нескольких регионах России произошли пожары в интернатах для больных и одиноких и в стране развернулась кампания по борьбе за пожарную безопасность таких учреждений. Брать на себя ответственность за размещение пансиона в частном доме чиновники не захотели и бизнес-план «завернули».

Обходить подобные препятствия Наталью научили знающие люди – посоветовали переписать бизнес-план. Так появился проект организации социального агентства, который получил одобрение и необходимый стартовый капитал, и Наталья стала хозяйкой компании «Няня для взрослых». Теперь в Ижевске можно нанять квалифицированную сиделку – она и больному поможет, и родственников хоть немного разгрузит от забот.

Пансион Наталья тоже открыла. Сейчас в нем живут четверо стариков, хотя разместить можно и больше, человек десять. «Просто пока к частному социальному учреждению родственники пожилых людей относятся с осторожностью – все привыкли, что это дело государства, — объясняет хозяйка пансиона. – Но те люди, чьи пожилые родственники пожили в нашем заведении, остаются довольны».

Сутки пребывания в пансионе стоят от 800 до 1200 рублей. В оплату входит 5-разовое питание и работа персонала: повара, уборщицы, специалиста по проведению досуга. Чистой прибыли заветный бизнес Наталье пока не принес ни рубля, но из минуса на ноль в прошлом месяце ее дело вышло. И это уже вдохновило ее на новую мечту: построить для пансиона целый загородный коттеджный поселок, чтобы принимать не 10, а гораздо больше стариков.

Из более реальных планов – построить специализированное здание, которое отвечало бы всем требованиям пожарных, санитарных врачей и социальных служб. «Пока с пожарными у меня проблем не было, — «стучит по дереву» Наталья. – А зачем они к нам придут? Ведь пансион находится в частном доме. Захотела – приютила пожилых на время… Санитарные службы тоже не беспокоят. Да, мы готовим пищу для своих подопечных, но опять же в частном порядке, все равно что для гостей. А вот когда построю специализированное здание – тогда пусть по всем правилам меня проверяют». Вчерашняя женщина-соцработник рассуждает теперь уже как настоящая бизнес-леди.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.