Сергей Иванов: «Налоговые каникулы могли бы быть эффективной мерой»

Российский бизнес с чувством глубокого удовлетворения отмечает, что власть стала к нему прислушиваться. Пусть миллиарды, закачанные в банковскую систему, до реального сектора пока так и не дошли, но зато одновременно были приняты решения о налоговых послаблениях. Впрочем, пока минимальных. Каких еще налоговых льгот от государства ждут предприниматели, рассказал в интервью СД финансовый директор ОАО «АСПЭК» Сергей Иванов.

— Сергей Германович, в ноябре российские власти приняли целый ряд налоговых мер, которые должны помочь бизнесу пережить кризис. Некоторыми из них уже можно воспользоваться.
Предприятия группы «АСПЭК» воспользовались возможностью платить НДС в рассрочку? Одинаково ли эта мера эффективна для всех компаний?

— Естественно, мы воспользовались этой возможностью. В прошлом году мы заплатили около 350 млн НДС — это очень существенный объем оборотных средств, и то, что его приходилось аккумулировать на начало квартала, — это для нас, как и для всех, наверное, было достаточно тяжело. Я думаю, что все организации, у которых имеются значительные платежи по НДС, воспользовались этой возможностью и свои платежи распределили на квартал.

Но есть и предприятия, которые в основном работают на режиме ЕНВД, — на этом режиме они НДС не платят, и им эта мера не помогла. Есть предприятия, которые работают на упрощенной системе налогообложения, — у них тоже нет НДС, соответственно, и они облегчения не почувствовали. Обнадеживает тот факт, что вслед за решением о рассрочке НДС рассматриваются и другие решения, которые дают послабления и для малых предприятий. Снижение ставки по упрощенной системе налогообложения до пяти процентов, снижение налога на прибыль на 4 процента и изменение администрирования этого налога в части авансовых платежей также помогут бизнесу пережить тяжелые времена.

— Российские власти рекомендовали и регионам снизить налоговую нагрузку на бизнес, в том числе и по налогу на прибыль…

— В принципе, ведь и сейчас у регионов тоже есть возможность снизить этот налог. Такая льгота в России может предоставляться в особых экономических зонах, а также на конкурсной основе для предприятий, осуществляющих социальные некоммерческие проекты или важные инвестиционные проекты, необходимые для развития региона. Но если в директивном порядке в федеральном законе будет снижена ставка региональной части налога на прибыль, естественно, бизнес это хорошо воспримет. Другое дело, что в период кризиса, как правило, предприятия прибыль не получают, так что сейчас это, может быть, не так и актуально. Насколько я знаю, количество убыточных предприятий в России уже увеличилось по сравнению с аналогичным периодом прошлого года в два раза, а если брать 98-й год, когда тоже были плохие финансовые условия, — тогда половина предприятий были убыточными. Для бизнеса в большей степени интересно снижение НДС и других налогов.

— То есть, можно сказать, что все пожелания бизнеса в плане снижения налоговой нагрузки на период кризиса учтены властью? Или хотелось бы еще каких-то послаблений?

— Кризис — это в определенном смысле и положительное явление. Он выправляет дисбалансы, возникшие в период бурного экономического роста. В период такой финансовой нестабильности особенно возрастает роль государства в управлении финансово-экономическими процессами в стране. И очень положительный факт, что государство реагирует на пожелания бизнеса. Естественно, бизнесу всегда желательно меньше платить налогов, но тут должен быть соблюден баланс между доходами федерального и регионального бюджета и пользой для бизнеса. И сделать этот баланс максимально эффективным сейчас основная задача государства. Ведь от выживания бизнеса в условиях финансовой нестабильности зависит сохранение рабочих мест, сохранение платежеспособного спроса и выполнение социальных программ.

— И в то же время со стороны деловых кругов звучат и достаточно радикальные предложения, например, о предоставлении налоговых каникул…

— Я думаю, что в настоящее время это необходимо. Но тут, конечно, должна
быть учтена отраслевая специфика. Есть отрасли, которые наиболее сильно пострадали в условиях кризиса, — это, прежде всего, девелопмент, строительные компании и, я думаю, в связи с сокращением цены на нефть — нефтяники в части разработки месторождений с трудноизвлекаемыми запасами.

— А крупность предприятия, по-вашему, следует учитывать? Все-таки одно дело дать налоговые каникулы малому бизнесу, доля налоговых платежей которого не так уж высока, другое — крупным компаниям…

— Размер бизнеса сейчас не является определяющим фактором. Государство не только налогами помогает бизнесу. 950 млрд рублей распределяли через банки. А банки, к сожалению, до реального сектора экономики доводят деньги в меньшем объеме. Мы, к примеру, этой помощи не почувствовали от частных банков. Мы почувствовали только увеличение ставок. И в этом плане налоговые каникулы могли бы быть гораздо более эффективной мерой. Или можно рассматривать не просто налоговые каникулы, а налоговый кредит. По сути, это то же самое кредитование, только не через банки, а за счет бюджета. Это могут быть те же 950 млрд, но они уже точно дойдут до реального сектора, и это бизнес почувствует. Эксперты говорят, что пик кризиса придется на 2009-2010 годы — почему бы на эти два года не предоставить налоговый кредит для организаций определенных секторов экономики. Допустим, в 2011-2012 гг. они заплатят свои налоги — пусть даже с процентами на уровне ставки рефинансирования.

— Республиканские деловые круги на встрече с председателем Правительства УР Ю.С. Питкевичем озвучили такую инициативу: вообще отменить ряд налогов, поступления от которых соизмеримы с затратами на их администрирование. По Вашим оценкам, на каких налогах можно сэкономить средства бизнеса, так чтобы и бюджет не потерял?

— Я не владею достаточным объемом информации, чтобы оценить, насколько эффективно работает служба по сбору налогов, как соотносятся доходы от налогов с затратами на их администрирование. Но я не думаю, что отмена некоторых небольших по суммам налогов принесет большую пользу бизнесу. Например, водный налог имеет небольшой размер. Для бизнеса отмена водного налога много не даст — сумма-то невелика. А для государства он имеет регулирующую функцию: когда организация нарушает правила водопользования, он вырастает в разы и в этом смысле позволяет контролировать исполнение Водного кодекса. Потом, налоги бывают разные. Допустим, транспортный налог для организации, у которой всего один автомобиль, минимален, а для специализированных предприятий — это значительная сумма.

Но в целом налоговая система в России в плане методики расчетов, осуществления платежей и администрирования достаточно сложна. По простоте наша налоговая система занимает 134 место в мире, и, я считаю, она нуждается в упрощении.

— Достаточно ли возможностей для легального снижения налогооблагаемой базы предусматривает российское законодательство? Умеют ли сами предприниматели эффективно использовать эти возможности?

— Бизнес, безусловно, знает о легальных способах оптимизации налогов и пользуется ими. К сожалению, налоговая инспекция часто воспринимает это как метод ухода от налогов. Но нужно отметить положительный факт: если раньше суд зачастую вставал на сторону налоговой инспекции, то сейчас рассмотрение спорных вопросов налогообложения в судах, по данным опросов, в 89% случаев заканчивается решением в пользу налогоплательщика. Такое лояльное отношение к бизнесу позволяет применять легальные способы снижения налогового бремени. Но, видимо, часть бизнеса все равно боится и действует по старинке.

И это еще один аргумент в пользу необходимости упрощения системы налогообложения. Например, что касается инвестиционного налогового кредита. Сейчас возможно получение инвестиционного налогового кредита по трем основаниям: ведение НИОКР, ведение внедренческой и инновационной деятельности и выполнение особо важного заказа по социально-экономическому развитию региона. А что такое, например, инновационная деятельность — в законе не определено. Например, вот мы построили новый объект, которого не было в городе, — что это, инновация или особо важный заказ? Допустим, это не заказ государства, но для социально-экономического развития региона это может быть очень важно. В результате возможности разных трактовок есть риск получить налоговые санкции — это касается не столько инвестиционного налогового кредита, сколько ряда других норм налогового законодательства. На просьбы разъяснить какие-то положения кодекса налоговые органы обычно отвечают односложно, ссылками на налоговое законодательство, не давая дополнительных разъяснений. Конечно, в этом смысле нужны более четкие и понятные «правила игры».

— Ну а если сейчас будет упрощена процедура получения того же инвестиционного налогового кредита, оживит это замороженные кризисом инвестиционные процессы?

— Создавать порядок получения, придумывать новые условия — на это уйдет время. Да и сейчас, я думаю, этого уже недостаточно даже для крупных предприятий. Сейчас, как я уже говорил, нужны просто налоговые кредиты для отдельных отраслей экономики, пусть даже процентные — допустим, под ставку рефинансирования.

— В последние годы налоговые органы регулярно отчитываются о росте собираемости налогов, о выводе доходов бизнеса из тени. Будет ли, по Вашему мнению, ФНС так же активно работать в этом направлении в период кризиса?

— Я не вижу причин, чтобы налоговая инспекция стала менее активно работать в этом направлении, скорее, даже наоборот. Тем более что налог на прибыль, наверное, будет снижаться вследствие объективных причин, так же, как и налог на добычу полезных ископаемых. И для самого бизнеса пресечение использования фирм-однодневок и других нарушений налогового законодательства — это необходимая и полезная работа налоговой инспекции, потому что не должно быть на нашем рынке предприятий, которые позволяют себе выигрывать в конкурентной борьбе, используя нечестные методы. У всех должны быть равные условия. Но, конечно, не хотелось бы, чтобы налоговики «закручивали гайки» по отношению к добросовестным налогоплательщикам. Желательно, чтобы в период кризиса налоговая инспекция уделила особое внимание контролю качества работы своих сотрудников, чтобы бизнес в тяжелые времена мог вести нормальный диалог с государством. Пусть это будут не просто фискальные отношения, а совместная работа. Сейчас такое время, когда власть пошла навстречу бизнесу и воспринимает вопросы, которые поднимают деловые круги. Поэтому, надеюсь, что, может быть, бизнесмены добьются понимания и в диалоге с представителями власти в виде налоговой инспекции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.