Приступим к медиации

В российском законодательстве появилось новое понятие – медиация, или процедура урегулирования гражданских споров без суда, с участием посредника. Предполагается, что это позволит разгрузить суды, прежде всего арбитражные. Однако эксперты СД в этом усомнились: чтобы научить людей договариваться, одного закона мало.

Предложат договориться

Законопроект о медиации блуждал в коридорах российской законодательной власти с 2006 года. Его много раз откладывали, редактировали и снова откладывали, поскольку смысл законодательного закрепления процедуры разрешения споров с участием посредника до конца не был понятен самим законодателям: казалось бы, если спорщики готовы договариваться, они и без закона смогут это сделать.

Однако юридическое сообщество настаивало: закон нужен, чтобы разгрузить судебную систему. Этот аргумент прозвучал убедительно, и нынешним летом закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» наконец был принят, подписан президентом, и с 1 января 2011 года он вступает в силу.

Суть закона сводится к следующему: в случае гражданских споров, возникающих в рамках экономических, семейных или трудовых отношений, стороны вправе вместо обращения в суд, пригласить для разрешения противоречий посредника – медиатора. Медиатор, выслушав доводы сторон, должен предложить решение, которое будет одинаково приемлемо для всех. Это решение оформляется документально – в форме медиативного соглашения. Исполнение медиативного соглашения по закону является добровольным, но если одна из сторон его нарушит, другая вправе обратиться в суд.

Применение процедуры медиации по закону также абсолютно добровольное дело. В законе нет перечня ситуаций, в которых сторонам прямо предписывалось договариваться без суда. По сути, он просто описывает саму процедуру и статус и роль посредника в ней. Единственная новелла, выдающая желание законодателей разгрузить суды, перенаправив часть спорщиков к медиаторам, — пункт 2 статьи 7: «Процедура медиации может быть применена при возникновении спора как до обращения в суд или третейский суд, так и после начала судебного разбирательства или третейского разбирательства, в том числе по предложению судьи или третейского судьи». Иными словами, закон в некотором роде предоставляет судьям возможность самим себя разгрузить, убедив участников процесса обойтись без их участия.

Не портить отношения

Председатель Арбитражного суда Удмуртии (где в прошлом году было рассмотрено 18 200 дел) Алексей Ермолин больших надежд на медиацию не возлагает. По его мнению, к этой, теперь узаконенной, процедуре в первую очередь прибегнут те, кто и раньше решал споры в порядке переговоров или в третейском суде.

Институт третейских судов, который был узаконен в России еще в 2002 году, действительно, не получил широкого распространения. По данным Всероссийской переписи, проведенной журналом «Третейский суд», на 17 августа 2010 года, в России создано всего 283 третейских суда. В Удмуртии таковых два – «РОСТ» и Третейский суд при Удмуртской торгово-промышленной палате. По словам председателя третейского суда «РОСТ» Андрея Пантелеева, статистика обращений не ведется, но говорить о том,  удалось ли им серьезно разгрузить Арбитражный суд, не приходится: «Как показала практика применения закона о третейских судах, альтернативные способы разрешения споров в РФ, к сожалению, не столь популярны и, соответственно, не сказываются положительно на загруженности судов в том масштабе, в каком бы хотелось».

Однако Андрей Пантелеев отмечает, что медиация все же составит не конкуренцию, а дополнительную альтернативу третейским судам. Третейские суды отличаются от государственных тем, что арбитра выбирают сами спорщики,  на эту роль они могут привлечь человека, наиболее компетентного в их сфере деятельности. Но решение арбитр выносит на основании закона, и одна из сторон в результате выигрывает, а другая терпит поражение. Принципиальное отличие медиации в том, что привлеченный спорщиками посредник не ищет правых и виноватых, а вырабатывает решение, которое устраивает обе стороны.

Председатель Арбитражного суда УР Алексей Ермолин приводит главный аргумент отказаться от разрешения спора в суде в пользу медиации: «После суда, как правило, предприниматели порывают всяческие контакты друг с другом. Институт медиации позволит разрешать спор на уровне переговоров, при этом сохранить хорошие отношения между сторонами».

Медиация без медиаторов

По мнению большинства юристов, процедура медиации в первую очередь должна быть востребована в бизнес-сообществе. Однако бизнесмены пока не видят смысла прибегать к услугам посредника-медиатора.

«Конечно, любая новая возможность разрешения конфликтов – это хорошо, — говорит заместитель директора по экономике и развитию торговой группы «Ижтрейдинг» Дмитрий Мельников. Однако у меня вызывает вопросы функция третьей стороны – медиатора. Я думаю, если стороны могут договориться, не обращаясь в суд, то они это сделают и без посредника».

«Я думаю, что медиацией будут пользоваться, если суммы конфликтов небольшие, — рассуждает  директор РА «Гарант-Реги» Станислав Лысков, — Это и упрощение судебных разбирательств, сокращение затрат на суды. Думаю, медиация будет интересна для малого бизнеса, небольших компаний, например, таких, где нет собственного штатного юриста. В то же время мы бы не стали пользоваться услугами медиатора. У нас есть свой квалифицированный юрист, который оказывает правовое сопровождение компании».

Между тем специалисты называют независимого медиатора краеугольным камнем процедуры. В ходе прямых переговоров конфликтующие стороны не всегда могут раскрыть друг другу всю информацию, касающуюся предмета спора, а потому не могут увидеть всю ситуацию во всей ее полноте. Для этого и нужна третья, независимая, сторона, которой полностью доверяют спорщики.

По закону медиатор не вправе быть представителем какой-либо стороны, оказывать одной из сторон юридическую помощь, быть лично заинтересован в предмете спора и разглашать информацию по существу спора самим спорщикам или третьим лицам. Если стороны сочтут, что действия медиатора причинили им вред, они могут обратиться в суд с гражданским иском.

Стандарты и правила деятельности медиаторов,  согласно закону, могут определить саморегулируемые организации. Только создать их в России пока было некому. Профессиональные медиаторы, согласно закону, должны иметь высшее юридическое образование, быть старше 25 лет, несудимыми и дееспособными. Кроме того, они должны пройти специальный курс по медиации по утвержденной Правительством РФ программе. Программа утверждена совсем недавно, и первый набор студентов, которые получат дипломы медиаторов государственного образца, только в этом году прошел в Уральском государственном экономическом университете (г.Екатеринбург). Значит, первые профессиональные медиаторы появятся в России только через пять лет.

Медиатором по закону может быть и непрофессионал — совершеннолетний, дееспособный и несудимый. И хотя некоторые эксперты критически относятся к этому положению закона (в частности, Андрей Пантелеев из третейского суда «РОСТ» считает, что непрофессионализм посредника может сорвать переговоры), практически на данный момент на роль медиатора предлагается приглашать… хоть кого.

В ожидании спроса

Директор Института права, социального управления и безопасности УдГУ Владимир Ившин считает, что специальное образование медиаторам необходимо. Однако, по его словам, в Удмуртском университете пока не планируют открывать такую специальность.

Очевидно, пока посредников для проведения процедуры медиации в Удмуртии придется искать среди непрофессионалов. Специалисты советуют сузить круг поиска хотя бы до юридических компаний. Там, в свою очередь, не готовы дать однозначный ответ, возьмутся ли прямо сегодня за оказание такой необычной услуги. «Наличие юридического образования является важным фактором разрешения спора, — говорит  управляющий партнер юридической компании «Орлов и партнеры» Алексей Орлов, — но, с другой стороны, процедура посредничества — вещь весьма тонкая и многоаспектная, умение убедить стороны в необходимости разрешения спора тем или иным образом зачастую не ограничивается лишь юридическими доводами».

Пока, впрочем, желающие привлечь посредника для переговоров не обрывают юристам телефоны. По словам Алексея Орлова, медиация требует определенной правовой культуры спорящих сторон, а у нас спорщикам зачастую проще сразу обратиться в суд.

«По сути, посредничество в урегулировании спора не являлось запрещенным методом его разрешения и до принятия закона. После принятия закона данная деятельность находит свое законодательное регулирование, прежде всего организационного характера — определяется статус медиатора, указываются требования, предъявляемые к медиаторам, работающим на профессиональной и непрофессиональной основе. Законодательная поддержка данной формы урегулирования спора теоретически должна подтолкнуть стороны к более частому обращению к ней», — заключает эксперт.

Особое мнение

Григорий Стрелков, исполнительный директор Удмуртского отделения объединения предпринимателей «Опора России»:

— У меня вызывает много вопросов принцип добровольного исполнения соглашения после процедуры медиации. На Западе десятилетиями прививалась ценность высокой деловой репутации человека, у нас это еще в стадии становления. Больше мотивации исполнять пункты соглашения будет у компаний, работающих на зарубежных рынках. Я думаю, иностранцы особенно пристально смотрят на то, насколько четко их партнеры выполняют обязательства.

Справка

Законодательные акты, закрепляющие процедуру медиации, приняты во многих западных странах, и, по некоторым данным, на Западе лишь 20% обратившихся к услугам медиаторов впоследствии подают заявления в суды. В Германии медиация встроена в систему правосудия: посредники работают прямо при судах, значительно снижая количество потенциальных судебных тяжб. В США существует Национальный институт разрешения диспутов, который занимается разработкой новых методов медиации, действуют частные и государственные службы медиации. В Великобритании действует специальная служба — горячая линия, куда можно позвонить из любого конца страны, охарактеризовать конфликт, высказать свои предпочтения относительно медиатора — и вам предложат список отвечающих им специалистов. А если какая-то из сторон отказывается от предложенной судом процедуры медиации, она должна понести все судебные расходы, даже если выиграла дело.

Приступим к медиации: 1 комментарий

  • 12.02.2012 в 19:16
    Permalink

    Пожалуйста, сообщите адреса служб медиации в Москве. Заранее благодарю за помощь!

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.