Почему нефть никогда не кончится

Экономика, построенная на доходах от добычи нефти, — это колосс на глиняных ногах, об этом вам скажет любой специалист по экономике. Это утверждение строится на том, что цена на нефть — непостоянная, с трудом поддающаяся прогнозам величина. Следовательно, существует постоянный риск того, что в один прекрасный момент цена нефти упадет, а вместе с ней рухнут и все нефтезависимые экономики. «Кроме того, — обычно добавляют экономисты, — нефть — это невозобновляемый ресурс, и запасы его уже невелики».

С такими аргументами трудно не согласиться. Но несогласные находятся. И это не бравые геологи, которые говорят: «Открытия новых месторождений заканчиваются тогда, когда геологи перестают верить в их существование». Аналитики верят только фактам, а факты говорят, что прогнозы об истощении запасов нефти существовали буквально с открытия первых месторождений. То есть в истории человечества нефть уже не раз заканчивалась. Впервые прогноз о скором исчерпании запасов нефти сделал главный геолог штата Огайо Стронг Ньюберри (Strong Newberry) в 1875 году. С тех пор пессимистические прогнозы относительно запасов нефти делаются регулярно. Спустя почти 100 лет, в 1973 году Джеймс Эйкинс (James Akins), аналитик государственного департамента США, призвал к увеличению добычи нефти на территории США и улучшению отношений с нефтедобывающими странами Ближнего Востока, утверждая, что нефтяной кризис не за горами.

Сегодня прогнозы еще менее радужны: «Нефти у России осталось на 21 год. То есть большинство ныне живущих граждан страны на практике узнают, как выжить без доходов от нефтяного экспорта. Такие шокирующие данные содержатся в ежегодном докладе компании British Petroleum (ВР) „Энергия мира-2005“. Правда, есть страны, где положение еще хуже. Нефтяные запасы США иссякнут через 11,1 года, Норвегии — через 8,2, Великобритании — через 6. Добыча черного золота растет быстрее прироста запасов и потребления, и мир станет жить в условиях острого нефтяного голода примерно через 40 лет», — считают в ВР.

Однако на самом деле ничего «страшно» нового аналитики ВР не открыли. Ведь никто никогда не говорил: «Успокойтесь. Нефть никогда не кончится». Все твердят прямо противоположное уже больше ста лет. Однако она все не кончается, хотя объемы потребления нефти растут гигантскими темпами, да и добыча не отстает. Почему так?

Некоторые исследователи склонны объяснять этот парадокс саморегуляцией нефтяного рынка. «Высокие цены на нефть, с одной стороны, способствуют ограничению роста потребления, а с другой -стимулируют нефтяные компании к поиску новых источников поставок», — считает датский ученый-статистик Бьорн Ломборг. По его мнению, дороговизна геологоразведочных работ заставляет нефтяников сокращать временной промежуток между изысканиями и началом добычи. То есть чем больше будет спрос, тем быстрее будут вводиться новые месторождения.

Другие — вселенским заговором производителей нефти. Причем у них тоже есть аргументы. «Почему нельзя предположить, что производители нефти искусственно занижают свои запасы, чтобы спровоцировать рост цен на сырье? Ведь манипулирует же ОПЕК с той же целью объемами добычи», — говорят они.

И приводят такой факт: в 1985 г. Кувейт заявил, что объем его нефтяных запасов на 50% превышает ранее обнародованные цифры. И дело было не в том, что в этой стране были открыты новые месторождения. Никаких месторождений в то время отрыто не было. Просто ОПЕК, в состав которого входит Кувейт, решил устанавливать квоты добычи для своих членов в соответствии с объемом имеющихся у них запасов. Чем больше у вас запасов, тем больше нефти вы сможете добывать. Примеру Кувейта вскоре последовали другие страны, «скорректировав» данные о своих ресурсах в общей сложности на 300 миллиардов баррелей. А Кувейт, кстати, и сегодня публикует точно такие же данные о своих запасах, как и в 1985 году.И, наконец, третья версия неиссякаемости мировых запасов нефти — это версия «технологическая». Она, во-первых, гласит, что оценка запасов в разных странах может быть различна. Например, в США доказанными запасами считаются лишь запасы, которые можно извлечь с определенным уровнем рентабельности. То есть — это весь возможный объем добычи из уже действующих и подготовленных к добыче скважин. А во многих странах при оценке запасов рентабельность добычи не принимается во внимание. Таким образом, одна и та же скважина может как содержать нефть, так и не содержать. Или при повышении цены на нефть скважина становится рентабельной, и ее можно учесть в запасах, а назавтра, при снижении цены на бирже, — уже нет. Кроме того, технологии добычи и геологоразведки становятся все совершеннее, что позволяет открывать как новые месторождения, так и повышать нефтеотдачу уже существующих, что также сказывается на подсчете мировых запасов.

Получается, что чем выше мировая цена на нефть, тем быстрее должны увеличиваться запасы. Но этого не происходит, потому что слишком быстрый прирост запасов может цены уронить, что опять же невыгодно нефтяникам. То есть теория о том, что страшилки о скором исчерпании нефтяных запасов в очень существенной мере искусственно поддерживаются производителями, кажется в этом свете довольно состоятельной. А сопоставление всех трех теорий неисчерпаемости мировых запасов нефти заставляет аналитиков сделать вывод, что, в принципе, нефть на Земле не закончится никогда. Впрочем, эти выводы не принимаются во внимание биржевыми спекулянтами — они мешают им зарабатывать на скачках цен.

Справка

Уголь, трава и сыр против нефти

Людей, которые верят в то, что мировые запасы нефти и газа исчерпаемы, все-таки намного больше, чем тех, кто в это не верит. Еще больше тех, кого не устраивают высокие цены на энергоносители. Поэтому во всем мире уже сегодня инвестируются десятки миллиардов долларов в разработку и усовершенствование альтернативных источников энергии.Так, за 20 лет себестоимость 1 кВт-ч в ветрогенерации упала с 38 центов до нынешних 3-3,5. В то же время себестоимость электроэнергии, полученной с помощью газовых турбин, постоянно растет и составляет в среднем уже 5 центов.В США принят закон, гарантирующий налоговые льготы производителям растительного топлива, а в Евросоюзе уже в 2003 году было произведено 1,4 млн тонн биодизеля (моторное топливо на основе растительного масла — обычно соевого, рапсового и пальмового).В Германии функционирует даже Союз содействия развитию альтернативных источников энергии, а количество заправок, продающих рапсовое топливо, благополучно перевалило за тысячу. Здесь же — в городе Штутгарте используют для производства биотоплива отходы от производства сыра. Спецы местного НИИ биотехнологий изобрели способ переработки сырных обрезков в биологическое дизельное топливо.Сегодня возвращаются и к давно изобретенным, но забытым на время технологиям. В частности, к технологии получения бензина из угля. Первые промышленные установки по производству бензина из угля были построены в 30-хгодах в Германии, использовался уголь Рурского бассейна. В Германии уже в 30-х годах, то есть еще до войны, производилось около трех миллионов тонн синтетического топлива из угля. За прошедшие годы технология была значительно усовершенствована, сегодня используются установки 3-4 поколения, и развитие технологий отнюдь не стоит на месте. Сегодня такая страна, как ЮАР, переработкой угля в бензин обеспечила свои потребности почти на 100%. Заинтересовались ею и в Китае, где планируется обеспечить таким топливом весь автопарк страны, и сейчас там строится 5 заводов. Не осталась в стороне и Россия: у нас разработана усовершенствованная технология, которая дает возможность из низкосортного и бурого угля производить соответствующие современным европейским стандартам бензины, дизельное и реактивное топливо, продукты углехимии.Кроме того, сегодня вкладываются серьезные деньги в выращивание специальных сортов травы (Miscanthus — «слоновья трава»), которую можно перерабатывать в углеводороды. В Великобритании, например, финансируется разработка программы по выращиванию Miscanthus и переводу электростанций на биотопливо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.