Почему бизнес из Удмуртии уходит?

Участники Ассоциации «Деловая Удмуртия» о том, почему миграция удмуртских предприятий в другие регионы становится проблемой и что нужно сделать, чтобы этой проблемы не было.

Евгений Костенков, исполнительный директор Филиала «Ижевский» НПФ «Лукойл­Гарант», участник Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

— Чтобы остановить бегство налогоплательщиков из Удмуртии, я считаю, нужно выстраивать диалог власти с бизнесом. Предприятия регистрируются там, где созданы комфортные условия взаимодействия. В первую очередь я имею в виду взаимодействие с налоговой инспекцией.

Bажно чувствовать поддержку местной власти, да и она, как никто другой, заинтересована в развитии бизнеса на своей территории . Понятно, что налоговая инспекция – это федеральная структура, которая работает по федеральным законам и может ни к региональным, ни к местным властям не прислушиваться. Но законы на всей территории России действуют одинаковые, а условия существования и развития бизнеса в разных регионах сложились разные. Очевидно, наши проблемы лежат в плоскости отношений между людьми, а быть людьми федеральное законодательство не запрещает.

Мы же не отказываемся платить налоги, мы всего лишь просим общаться с нами на равных. Не надо  смотреть на бизнес сверху вниз, надо выстраивать с ним партнерские отношения, дать ему возможность развиваться на своей территории – тогда он никуда и не побежит.

Константин Котов, директор ООО «Ижевск­Ресторантс», участник Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

— Насколько мне известно, многие вполне добросовестные предприниматели в Удмуртии имеют определенные сложности во взаимоотношениях с налоговой инспекцией. Малого бизнеса, который в основном работает по УСН или ЕНВД, в том числе и нашей компании, это касается в меньшей степени. Но в целом фискальный режим в республике достаточно жесткий, вплоть до того, что по результатам проверки компании может быть доначислен НДС, не уплаченный контр-агентами. Естественно, после этого у руководителя может возникнуть желание подальше спрятать свои документы.

Бизнес не должен нести ответственность за третьих лиц хотя бы потому, что у руководителя, который подписывает десятки договоров в день, нет возможности проверить каждого из своих партнеров. Если у налоговой инспекции есть к кому-то из них претензии – пусть им их и предъявляет.

Этот вопрос необходимо решать на государственном уровне, прежде всего на уровне налоговой инспекции. Во взаимодействии с республиканскими и местными органами власти, насколько я могу судить, у бизнеса проблем не возникает.

Юрий Тюрин, индивидуальный предприниматель, участник Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

— В последнее время в Удмуртии у бизнеса тяжело складываются отношения с налоговой инспекцией. Я сам сталкиваюсь  с этим в последние 4 года и за это время изучил судебную практику по налоговым спорам.

Самая большая, на мой взгляд, проблема — это ответственность добросовестных налогоплательщиков за деятельность недобросовестных контрагентов.

Я плачу налоги. Но если в ходе проверки моей деятельности налоговый орган выявит в числе моих контрагентов  компанию, которая не заплатила НДС, либо имеет адрес «массовой» регистрации, либо ее директор является директором еще в нескольких организациях, то все сделки с этой компанией налоговый орган считает сомнительными и доначисляет мне сумму не уплаченных этой фирмой налогов. Можно, конечно, обращаться в суд и доказывать, что ты не обязан платить налоги за других, но пока дело тянется, счета  и имущество будут арестованы, и по окончании судебных разбирательств бизнес уже невозможно будет восстановить.

Защититься от этого не может ни одно предприятие. Государство фактически возложило на налогоплательщика обязанность по проверке контрагентов, а возможность проверить их не предоставило. При этом с себя налоговые органы обязанность по проверке деятельности «фирм-однодневок» и взысканию с них налогов сняли.

У налоговых органов есть задача — пополнять бюджет. И эту задачу они решают,  доначисляя налоги тому, кто может их уплатить, а не тому, кто должен это делать.  Если они выполняют план – их премируют, если не выполняют – наказывают. То есть государство таким образом зарабатывает деньги, а не  борется с реальными преступниками.

Да, сейчас налоги собираются гораздо лучше, чем 10 лет назад. Но теперь это делается в ущерб развитию бизнеса. Если государство не обратит на этот перекос внимание, то еще через 10 лет собирать налоги, может быть, будет и не с кого.

Константин Николаев, директор ООО «ЭЛМИ», участник Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

— Если говорить про Ижевск и про достаточно крупный бизнес, причины бегства на поверхности – налоговые органы Удмуртии занимают такую позицию, что любое предприятие, которое оказывается на виду, подвергается жесточайшему досмотру с точки зрения применяемых налоговыми органами критериев на основе исторически сложившихся в регионе экономических показателей. Вопрос – что это за показатели и как они считались?

С моей точки зрения, они считались на основе показателей крупнейших предприятий оборонного комплекса, у которых когда-то были огромные рентабельности и вследствие этого – огромные налоговые платежи. Сегодня эти показатели неактуальны и тем  более не применимы  к малому и среднему  бизнесу, тем не менее региональное налоговое руководство считает, что если показатели выставлены и они отслеживаются, то ронять их нельзя.

Вследствие этого у нас, например, показатель удельного веса налоговых вычетов по  НДС не должен превышать 87%, а в Татарстане – 99%. Вот и причина ухода предприятий. Для чего держать штат сотрудников, которые должны каждый день оправдываться, идеально вести все бумаги и при этом все равно быть виноватыми, когда можно просто убрать главный офис куда-то, где тебя не будут каждый день проверять?

Конкретный пример: одна из близких мне компаний проверялась 8 месяцев. В результате выносится решение, что все поставки, происходящие от крупнейших дистрибьюторов России  в сторону проверяемой компании, нелегитимны, потому что где-то не явился для допроса один из директоров, где-то фирма уже ликвидирована и т.п. Из этого налоговая делает вывод, что проданный товар не покупался, предъявляет к доначислению весь НДС плюс налог на прибыль и т.д. Абсурд! Мы работаем во многих других регионах, и такого точно не происходит ни в Татарстане, ни в Пермском крае. Как правило, туда и мигрирует удмуртский бизнес, выбирая ближайший регион  для минимизации временных и налоговых издержек. И самое главное, что нужно понять, – удмуртский бизнес бежит не потому, что где-то лучше, а от того, что здесь сложно!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.