Находчивые люди

Они не ездят на рыбалку и охоту, равнодушны к покеру, дачам, пляжам. Они отдыхают по­другому – ищут клады. Как найти клад, где взять карту, можно ли заработать на необычном хобби, какие правила должен неукоснительно соблюдать любой кладоискатель  ­ об этом мы расспросили кладоискателя из Воткинска Андрея Овчинникова. По будням он – менеджер торгового дома «Воткинский завод», торгует производственным оборудованием. А по выходным бродит по полям с лопатой и металлодетектором.

— Андрей, как становятся кладоискателями?

— Сколько себя помню, всегда меня тянуло к разным старым вещам, монеткам, любил разглядывать старые царские фотографии. С детства мечтал сам найти что-нибудь этакое, но не знал, как это сделать. А потом загорелся идеей купить металлодетектор. С ним ищу клады уже год — по нашим меркам это два сезона: первый начинается весной, пока трава еще не поднялась, а второй – осенью, когда травы уже немного. По траве много не походишь.

Пока копаю только в Удмуртии, осенью есть планы выехать в Нижегородскую область. А нынешний сезон я открывал на «слете» в Пермском крае – там собралось 11 кладоискателей из разных регионов. Из Удмуртии, правда, я один был, но вообще это хобби становится у нас популярным. Судите сами: за последние два года в Ижевске открылось два отдела, специализирующихся на продаже именно поискового оборудования, до этого были лишь рыболовно-охотничьи магазины.

Мы находим друг друга через Интернет, встречаемся,  делимся опытом, тестируем различное поисковое оборудование, травим байки — этакий отдых на природе с собратьями по хобби. Если же слет имеет спонсора, то проходит конкурс на  поиск заранее закопанных жетонов, на которых обозначен какой-либо приз от спонсора. Суперприз традиционный – металлодетектор.

— То есть чтобы стать кладоискателем, обязательно нужен металлодетектор? Выходит, это дорогое хобби…

— Не дороже охоты. Относительно недорогой новый металлодетектор стоит как новое ружье. Я в свое время перелопатил много специальных форумов и остановился на популярном и простом для новичков Garrett ACE 250 – мы ее нежно называем «Асей». Более дорогие модели отличаются более тонкими настройками, широкими диапазонами дискриминации. Последняя – важная функция для поиска. Дискриминация – это отсечение ненужных сигналов, настройка на определенный металл. А самая главная характеристика – глубина поиска. Хотя она даже у самого дорогого металлодетектора не превышает 40 см.

Раньше как-то занимались поиском и без специальной аппаратуры, просто с появлением электроники это дело упростилось. Но главное – все равно подготовка к поиску. Чтобы найти, надо знать, где искать.

Перед выездом собирается информация по определенному месту, изучается его история – допустим, где в этой деревне была торговая площадь, где церковь. Где чаще всего собирались люди, там и теряли много, а где жили – там и закапывали. Так что приходится перелопачивать горы материалов.

Я ищу карты в Интернете, в архивах. В Интернете много карт, и старинных в том числе. За определенную сумму можно приобрести практически любую карту – для многих людей торговля картами стала бизнесом. Покупать надо несколько карт и сравнивать их. Например, на современных картах годов 80-х показана деревня нежилая, на относительно старых – годов 20-х – она еще есть. Ну а если эта деревня указана на плане генерального межевания конца 18 века, значит, нужно туда ехать – находки точно будут.

— Ну а почем нынче карты с кладами?

— Многие, особенно центральных районов – Московской, Тверской, Ленинградской области, можно скачать из сети бесплатно. Выкладывают их сами, не скажу кладоискатели – это громко сказано, я бы назвал, в том числе и себя, поисковики, любители старины, истории родного края.

 Я вот  недавно приобрел карту Сарапульского уезда 1891 года за 1000 рублей.

— Ну а находки окупают расходы? Вообще-то, клад в общепринятом понимании — это сундук с золотом и бриллиантами. Вы такие клады находили? 

— Мои знакомые находили кубышку. У нас в регионе, как правило, деньги закапывали в глиняном кувшине, чугунке или просто в кусок ткани заворачивали сбережения. Такие кубышки закапывали неглубоко, чтобы, когда понадобится, быстренько откопать и потратить. Либо откопать, доложить и снова закопать.

Я золота и золотых монет не откапывал еще. Но мне практически любая находка интересна, будь то гильза от винтовки Мосина времен гражданской войны (кстати, нередкая находка в наших краях), либо монетка.

По монетам можно изучать историю нашего государства. Найдешь, допустим, монетку 1750 года и сразу пытаешься определить, во времена какого правителя она чеканилась. Есть у меня в коллекции две копейки 1812 года, есть 10 копеек 1941-го. А когда находишь 5 копеек Екатерины II, всегда удивляешься, как люди могли терять такие монеты: у нее вес 40 граммов меди, а диаметр примерно 4 см. Но как сказал один коллега: а как сейчас сотовые телефоны теряют?

— Вы находки продаете или себе оставляете для коллекции?

— Можно кладопоиск сделать бизнесом. Но в основном бизнес строится не на продаже находок, а на продаже оборудования и аксессуаров для поиска.

Само понятие «хобби» не подразумевает получение выгоды. Хобби должно приносить удовольствие. И если человек стремится заработать на хобби, то это уже работа, а с работы на работу – это, мягко говоря, извращение, нужно же иногда отдыхать. С другой стороны, кому-то нравится сам процесс поиска, а коллекционированием он не занимается — тогда, конечно, находки продаются.

Я коллекционирую находки, но не все, только монеты. Одинаковые чаще меняю на те, которых у меня нет, иногда и продаю. Сразу развею общее заблуждение, что чем старее монета, тем она дороже, – это неверно. Монета ценится не за год выпуска, а за количество, в каком она была отчеканена: чем меньше – тем дороже.

Есть у нас в среде искателей так называемые «царицы полей» – монеты, которых очень много. Это «денга» Анны Иоановны и двухкопеечники времен Александра I. Они  отчеканены миллионными тиражами, их часто находят. А вот, например, монеты 1958 года – редкость. Они специально были отчеканены для денежной реформы. Реформу отложили на 1961 год, но часть монет попала в оборот. Так вот любая монета 1958 года стоит от 20-30 тысяч рублей. Шанс найти такую монету минимален – из знакомых никому не попадалась.

— «Царица полей» – у вас много таких профессионализмов?

— Поисковики делятся на категории: есть люди, которые копают «по войне» – по местам боев Великой Отечественной войны. Тех же, кто копает «старину», называют «инкассаторами», наверное, из-за частых монетных находок. Монеты очень плохого сохрана, на которых уже ничего почти не видно, называют «какалики». А место, где уже несколько раз копали и ничего больше не находится, называют «выбитым».

Есть в нашей среде и свои негласные правила. Например, закапывать за собой ямы. Поиск часто ведется на пастбищах, и не дай бог скот попадет в яму – может сломать ногу, а это уже конфликт с местным населением.  Иногда хороший сигнал может быть прямо на дороге, и яма посреди дороги тоже никому не нужна. Так что я лично всегда за собой закапываю. Но есть такие, кто этого не делает, часто попадаются незакопанные ямы.

— Помимо прочего, наверное, оставить яму – значит обнаружить место поиска. Или вы их друг от друга не скрываете?

— Если место считается «выбитым», то можно и поделиться информацией. Потому что, как показывает практика, «выбитых» до конца мест не бывает. Часто на «выбитых» местах люди находят то, что ты и не предполагал найти.

Ну а те места, которые считаются перспективными, о них, конечно же, я умолчу. Не из вредности и жадности, а из элементарного уважения к своему труду и затраченных на поиск этого места времени, сил и денег.

— А что можно откопать кроме монет?

— Что угодно. Чем это хобби интересно, чем отличается от рыбалки и охоты – там результат предсказуем, а здесь никогда не знаешь, что тебя ждет за очередным сигналом прибора. Там может быть и топор, и утюг, и часть самовара, и крестик нательный, и медное обручальное кольцо…

— Андрей, жена вас не ругает? Мужские хобби не всем женам по душе.

— Жена мои интересы разделяет и, более того, иногда ездит со мной. Кстати, не без успеха, тоже находками радует. И это она мне подарила первый металлодетектор. Сейчас и дочка увлекается, правда, ей всего три года, но она очень любит разглядывать монетки. Есть у нее одна личная, как увидела – сразу себе забрала. Так что поиск – это наше семейное увлечение. Это азарт, адреналин. А когда приезжаешь на место бывшей деревни и видишь такую красоту – наши предки всегда ставили дома в очень красивых местах, – удивляешься и сожалеешь, почему люди все это бросили и уехали в города.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.