Красота требует

 

Строительный бум, «бумкнувший» в Удмуртии в 2006-2008 годах,кроме некоторого количества новых зданий оставил после себя еще один новый рынок — рынок дизайна интерьеров. Да, дизайнеры были и раньше, но не было ни массового спроса, ни предложения — как раз того, с чего любой рынок начинается. Теперь все это есть, но разобраться, где тут действительно рынок, а где базар, до сих пор непросто.

А что это так бумкнуло?

Почему именно строительный бум сыграл столь значительную роль в формировании рынка? Прежде всего благодаря тому, что на рынке появилось большое количество совершенно нового жилья. Причем существенная часть этих квартир была предназначена для состоятельных клиентов, которые с удовольствием покидали некогда престижные дома, построенные еще в советское время, ради более комфортабельных и просторных квартир современной планировки. Это был тот самый платежеспособный спрос, который потащил за собой менее платежеспособный, но тоже спрос и так далее по ступенькам вниз, вплоть до «при покупке 10 кусок обоев дизайн-проект — бесплатно».

Возросшие объемы работы позволили не только наиболее популярным дизайнерам оформиться наконец в настоящие дизайн-бюро и студии, но и студентам попробовать себя в профессии, ибо и на их услуги находился спрос.

Кризис

Правда, цветок завял, так и не успев распуститься. Кризис сократил спрос в разы, а те клиенты, что остались, стали не в пример более экономными и расчетливыми. Только появившиеся дизайн-студии стали исчезать, а дизайнеры из них вновь ушли во «фриланс».

— Кризис затронул и подкосил почти всех, — говорит дизайнер ООО СПФ «Мастер» Сергей Тимофеев, — можно сказать, «долбанул» по этому рынку, и очень сильно. Многие компании закрылись. Многие до сих пор до конца не пришли в себя — сидят без работы — нет клиентов. Ведь дизайн — это роскошь, за ним обращаются, когда есть некоторые «лишние» средств«.

Сократились не только объемы — сократилась сама философия спроса.

— Кризис, конечно, сильно изменил рынок. Если раньше заказчик скупал в магазине все только что появившиеся новшества за баснословные деньги и можно было проектировать, не сильно ужимаясь в бюджете, то сейчас смета всегда идет впереди проекта — клиент 10 раз отмерит, сократит свои расходы в несколько раз и только потом даст согласие, —рассказывает главный архитектор и дизайнер studio ardd «Loft» Елена Татаркина.

 

При этом говорить о том, что это добавило ясности в отношения заказчиков и дизайнеров, не приходится — такова профессиональная специфика. Хотя, как признают сами специалисты, уровень клиента за последние несколько лет сильно вырос — он теперь не только более скрупулезно считает расходы, но и лучше разбирается как в художественных, так и в технических тонкостях оформления интерьеров. Некоторые даже считают одним из профессиональных качеств хорошего дизайнера умение заставить клиента еще на начальном этапе выложить его идеи относительно будущего интерьера — так дизайнер получает своеобразное техзадание, а сам клиент, высказавшись, в меньшей степени потом склонен переиначивать уже начатую или даже сделанную работу.

— Мы боремся не за интересы, а за интерьеры. И поскольку информации сегодня масса и она в основном легкодоступна, заказчики часто сами приносят нам какие-то интересные идеи по интерьеру. Это, конечно, не касается технических вещей. Нам часто в итоге остается грамотно спроектировать и организовать производство — так, чтобы были соблюдены все нормативы и не было претензий у надзорных органов. В итоге каждый такой качественно сделанный объект приносит нам одного-двух клиентов, — говорит Елена Татаркина.

Клиенты приходят не только местные — многие из ижевских дизайнеров имеют заказчиков из других регионов. Особенно популярны наши дизайнеры в городах небольших, но с большим количеством состоятельных людей, таких как Альметьевск и Нефтекамск, где своих дизайнеров мало.

— Я работала в Татарии (Альметьевск, Нефтекамск), и там с дизайнерами дела обстоят хуже, чем у нас. Вообще часто звонят из других регионов, из Башкирии например, значит люди готовы платить приезжим дизайнерам, а ведь это дополнительные расходы: проезд и проживание, — рассказывает директор «Дизайн-студии Юлии Варламовой» Юлия Варламова.

В свою очередь, в Ижевск дизайнеров из других городов приглашают не часто — заказчики считают, что на местном рынке нетрудно найти специалистов нужной квалификации.

— Меня полностью устраивает существующий в Удмуртии рынок дизайнерских услуг, и все мои объекты построены силами наших дизайнеров. На мой взгляд, у нас масса талантливых специалистов, — считает ресторатор, директор ООО «Фуд-Сервис» Константин Котов. — Здесь важен другой вопрос. Ты как заказчик должен четко представлять себе, что ты хочешь получить на выходе. То есть прийти к человеку и четко поставить перед ним задачу, а не ткнуть пальцем в небо. Если ты сам не знаешь, чего тебе надо, то, конечно, рискуешь получить то, что тебе не понравится.

 

Отсутствие кадрового голода на ижевском рынке объясняется тем, что сегодня у него есть постоянный источник в виде факультета дизайна УдГУ, выдающий «на гора» ежегодно боле двухсот таких свежеиспеченных дипломированных дизайнеров.

— В УдГУ существует специальность «дизайн среды», что включает в себя и дизайн интерьера. Каждый год вуз выпускает толпу дизайнеров, которые разбредаются по городу и республике. У меня вообще складывается такое мнение, что Ижевск — это город дизайнеров, — говорит Елена Татаркина.

Правда, несмотря на диплом, вчерашние студенты — это в основном полуфабрикаты, из которых в итоге получаются единицы настоящих дизайнеров интерьеров. Что неудивительно — дизайн-проект подразумевает, кроме художественной части, знание технологий и материалов, а этому в художественных вузах не учат.

— Проблема нехватки кадров все-таки есть. Причем недостаточно людей, которые уже имеют некоторую квалификацию и опыт, но при этом объективно не могут пока делать проекты самостоятельно, — рассказывает Татьяна Вахрушева, руководитель дизайн-студии «Индиго». — У большинства молодых людей слишком большие амбиции и при этом совершенно нет ни опыта, ни таланта. Поэтому приходится в период острой необходимости заимствовать дизайнеров из других фирм.

— Дизайнеры были всегда, — подтверждает Сергей Тимофеев, — просто дело в том, что до определенного времени они были скорее в роли художников-оформителей. И только со временем, с развитием рынка, это стало профессией, стали появляться профессионалы с соответствующим опытом и знаниями. Но я бы не сказал, что даже сегодня таких у нас очень много. Много тех, кто себя так называет, но настоящих дизайнеров мало.

Действительно, как отмечают многие эксперты, последние 10-12лет стали поистине революционными — произошел переход от типового интерьера к индивидуальному, от самостроя — к строительству (подразумевающему не только дорогие материалы, но и соблюдение всех современных норм: экологичность, безопасность, долговечность и т.д.).

При этом сам рынок более или менее оформился лишь за последние3-4 года.На нем есть лидеры — студии, занимающиеся крупными объектами, — такие как studio ardd «Loft» Елены Татаркиной, «Ригель» Марии Бутченко, «Двенадцать» Елены Жигановой, «Индиго» Татьяны Вахрушевой, есть «одиночки» с репутацией и хорошей клиентской базой, и есть много-много «частников», которые делят между собой мелкие заказы.

 

Любопытно, что крупные студии между собой не конкурируют — так, во всяком случае, они сами говорят. В этом преимущество работы с крупными клиентами — у них всегда находится работа. Правда, и признавать чье-либо единоличное превосходство лидеры рынка не желают, что, впрочем, среди художников явление совершенно нормальное. Общепринятым считается мнение, что нашему рынку пока не хватает столичного лоска — громких имен и проектов.

— Я считаю, что рынок до сих пор формируется, и нет громких имен, как в других городах. Однако отрадно, что люди уже приходят к тому, что личный дизайнер так же необходим, как личный стоматолог и парикмахер, начинают понимать, что даже на пятидесяти квадратных метрах необходимо грамотно организовать пространство, чтобы тебе в нем было комфортно, — говорит Татьяна Вахрушева и попадает в точку.

Потому что любой дизайнер знает, что самая сложная часть его работы — наладить взаимопонимание с заказчиком. Это, во-первых, репутация, которая кормит дизайнера.

— Редко приходится бороться за клиента, в основном заказчики находят меня через знакомых — через пресловутое «сарафанное радио», — подтверждает Юлия Варламова, директор «Дизайн-студии Юлии Варламовой». — Ну а если даже случается конкурировать за объект, то, конечно, главное показать свой профессионализм.

А во-вторых, это возможность добиться адекватной оценки своего труда не только в моральном, но и в материальном эквиваленте.

— Многие заказчики считают, что они не должны платить за проект,- говорит Татьяна Вахрушева. — Они уверены, что нарисованная для них «картинка» ничего не стоит. Одна из моих задач — убедить их в том, что мы делаем не просто картинку. Работа над одним объектом может длиться очень долго — бывает, что не один год — и понятно, что она не может стоить 100 рублей за квадратный метр.

— Заказчику выгодна работа в комплексе, поэтому предоставлять ему только проект не имеет смысла, — подтверждает директор студии архитектуры и дизайна «Двенадцать» Елена Жиганова. — После кризиса появились такие люди, которые считают, что платить нужно только за стройку, а проект ничего не должен стоить.

Именно поэтому, кстати, сегодня большинство крупных дизайн-студий либо строят сами, либо работают в тесном сотрудничестве со строительными фирмами.

В настоящий момент цены на услуги дизайнеров очень сильно зависят как от самого дизайнера (насколько он себя ценит), так и от поставленных задач. Разброс очень большой — от двухсот рублей за квадратный метр, когда речь идет исключительно о декорировании, до нескольких тысяч за квадратный метр за полный дизайн-проект. В среднем, при том, что сами дизайнеры считают, что дизайн-проект квартиры должен стоить порядка 500 тысяч рублей (с сопровождением и согласованиями, разумеется), в Ижевске он стоит 100 −150 тысяч.

 

В надежде повысить оценку своих услуг дизайнеры кооперируются со строителями, мебельщиками, продавцами стройматериалов, фитодизайнерами, с мастерскими по производству уникального интерьерного декора (текстиль, керамика, ковка, стекло и многое другое) и т.д. Таким образом, заказчик получает сервис по принципу «единого окна», что положительно сказывается на конечном результате работы, и клиенты сегодня ждут от своего дизайнера именно такого — комплексного обслуживания.

— Необходимо предоставлять клиенту комплекс услуг, а не просто один дизайн не только потому, что так выгоднее. В крупных компаниях дизайнеры работают с материалами, знают, как, что и из чего можно сделать. Те же, кто сидит дома и занимается «рисованием», часто совершают грубые ошибки, и потом бывают проблемы. Так, оказывается, что данную деталь из указанного дизайнером материала просто невозможно построить. А деньги заказчиком за дизайн уже заплачены. Потом заказчики приходят к нам, и мы начинаем все переделывать, а заказчик платит за проект снова, — размышляет Сергей Тимофеев.

Наиболее же важным, по мнению большинства наших экспертов, является тот факт, что большинство клиентов сегодня также растут вместе с рынком. То есть сегодня заказчик чаще всего понимает, что платит дизайнеру за профессионализм, а не за то, чтобы тот просто исполнял его капризы. Отчасти это связано с тем, что сами заказчики стали более грамотны — они могут говорить с дизайнером на одном языке, слышать и понимать его, а отчасти с тем, что сложные проекты без должного профессионализма просто не могут быть реализованы.

— Рынок двигается к осмысленности, к гармонии. Люди хотят выглядеть достойно —согласно своему достатку и социальному положению. Они, может быть, и не готовы выкидывать какие-то шальные деньги только ради того, чтобы затмить роскошью соседа, зато готовы заплатить разумную цену за профессионально сделанную работу, — считает Татьяна Вахрушева.

Наши эксперты

Елена Татаркина, главный архитектор и дизайнер studio ardd «Loft»:

— Мы стараемся уделять внимание всем вопросам, то есть работаем «под ключ». Организуем работу с поставщиками, стыкуем всех работников и в случае каких-то промахов выясняем, почему задуманное не делается в срок. Наша реклама — это наши объекты. Важно работать с тем, кто не подведет. Кроме того, принципиальное отличие нашей компании от других — это обучение и подготовка кадров. Мы объясняем новым работникам, что такое стиль, гармония. Это интересно молодым дизайнерам.

Объекты: Молодежный центр радиозавода, офис «Лада-банка», офис «Белкамнефти», ресторан «Медведь», центр здоровья и красоты «Бьюти-лайн», ювелирный бутик «Пераскева», бутик букетов «Крона».

Татьяна Вахрушева, руководитель дизайн-студии «Индиго»:

— Мне более интересно делать крупные объекты. И не только из-за денег. В большей степени из-за того, что здесь тебя нанимали как человека, который сможет это сделать, — как опытного специалиста, профессионала. Изначально больше лимит доверия, и поэтому намного легче с заказчиком установить профессиональные отношения, когда он четко понимает, что хочет, а ты видишь цель. Результат от такой работы, как правило, устраивает обе стороны. А это ведь тоже вознаграждение — почувствовать удовлетворение от результата своего труда.

Объекты: магазин «Цветы», прогулочный катер «Белкамнефть», банкетный зал «Удмуртнефть», офис компании «Спецмаш», фасад и интерьеры «Ижнефтемаш» (в соавторстве с Ольгой Паньковой).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.