Инвестиционно непривлекателен

Вопрос о том, какова должна быть роль госструктур в привлечении инвестиций в региональную экономику, остается спорным. Хотя какой может быть спор, когда спрос на российском рынке прямых инвестиций намного превышает предложение, и в конкуренции за деньги роль региональных госструктур может быть очень важной и даже иногда главной. А может, как у нас, в Удмуртии, ­ ролью второго плана.

Кому это надо

Неясно, что именно подтолкнуло региональные власти, еще совсем недавно очень ревностно охранявшие местные рынки от крупного бизнеса из других регионов, всерьез озаботиться инвестиционным климатом в своих республиках, областях и краях.

Возможно, тот факт, что показатели привлеченных инвестиций были включены в перечень критериев, по которым оценивается эффективность работы губернаторов. Возможно, просто кончился период раздела наиболее ликвидного имущества в регионах. И чуть менее возможно, наконец, что региональный бизнес сумел донести до своих властей мысль о том, что развивать экономику только на «свои», если ты не Ханты-Мансийский автономный округ, невозможно.

Будем считать, что сегодня уже все три этих фактора актуальны. Инвестиции ведь нужны и бизнесу, и власти (и еще обществу, но оно в их привлечении практически никак не участвует, оно ими пользуется). И если задача каждого отдельного бизнеса – сделать себя привлекательным для инвестиций, то он этой задачей занимается настолько, насколько ему это нужно, и так, как умеет. И если не умеет, то невелика потеря.

Если же региональный бизнес начать понимать как совокупность предприятий, как экономику региона, то инвестиционная привлекательность этой совокупности в конечном счете все равно будет зависеть от усилий региональной власти.

Конечно, стартовые условия у разных регионов различны, и они имеют очень большое значение для инвесторов, которые охотнее вкладываются в регионы с большей бюджетной обеспеченностью, где есть положительные примеры реализации крупных инвестпроектов и т.д.

Да, «деньги — к деньгам». Но не очевидно ли, что так как у нас изначально худшие стартовые позиции по сравнению, например, с соседними Башкортостаном и Татарстаном и конкуренция на этом рынке высока, то для достижения положительных результатов и усилий придется прилагать больше?

Сделаем это по­быстрому

Безусловно, понимание сложности задачи у власти присутствует. Например, в Министерстве экономики Удмуртии совершенно правильно понимают существующие в этой сфере проблемы и четко их формулируют.

Вот, пожалуйста: «Основными причинами сохранения проблемы недостаточного уровня инвестиционной привлекательности Удмуртской Республики являются:

1) отсутствие межведомственной координации процесса реализации крупныхинвестиционных проектов;

2) сложный порядок предоставления преференций субъектам инвестиционной деятельности, реализующим инвестиционные проекты;

3) недостаточно активная работа: отраслевых министерств по стимулированию инвестиций в предприятия отрасли (в т.ч. отсутствие мониторинга и анализа причин изменения объемов инвестиций в целом по отрасли), муниципальных образований по подготовке и продвижению инвестиционных площадок, по привлечению инвестиций с использованием механизмов государственно-частного партнерства, по привлечению инвестиций из федеральных инвестиционных институтов (прежде всего из Инвестиционного фонда РФ), по прединвестиционной подготовке инвестиционных проектов и инвестиционных площадок» (РЦП «Создание благоприятных условий для привлечения инвестиций в Удмуртскую Республику на 2010-2014 годы».

Впрочем, одного понимания проблем недостаточно. Необходимо еще и желание их решать. Но цели, поставленные авторами программы «Создание благоприятных условий для привлечения инвестиций в Удмуртскую Республику на 2010 — 2014 годы», совершенно неамбициозны.

 

 

 

 

 

 

Например, в результате реализации мероприятий программы планируется, что на уровень инвестиций в основной капитал, достигнутый в республике в 2008 году (49,9 млрд рублей), республиканская экономика вернется только к 2013 году (50,8 млрд). За пять лет инвестиции в основные фонды должны вырасти на 50 с небольшим процентов, тогда как за три предыдущих года рост составил 86%.

Доля инвестиций в объеме валового регионального продукта, несмотря на  то, что благодаря программе условия для инвесторов должны улучшаться, останется практически неизменной – чуть ниже 17% (в 2007 году было 21,7%, в 2008 – 20,7%), а это очень важный показатель – «планка инвестиционного развития» – он показывает, насколько активно в экономике создается
не только продукт, но и потенциал для роста. Экономика считается интенсивно развивающейся, когда доля инвестиций в ВРП не менее 30%.

То есть понятно, конечно, что в программу закладывался консервативный прогноз. Будет больше – мы все будем рады. Но складывается ощущение, что это никак не зависит от того, насколько хорошо будет реализовываться программа. Ощущение это возникает потому, что программа скорее нацелена на фиксирование результатов, которые будут вне зависимости от того, насколько успешно реализуется программа, а не на создание предпосылок для того, чтобы этих результатов было больше.

Без явных преимуществ

Если вспомнить предыдущую программу «Создание благоприятных условий…», то она, во всяком случае, была нацелена на новое: создание интернет-банка инвестиционных проектов, получение международного инвестиционного рейтинга, проведение конкурса для инвесторов с предоставлением льгот победителям, проведение первого инвестиционного форума…

Нужно было создать базу, без которой говорить о какой-либо инвестиционной политике в регионе было просто бессмысленно, и ее создали. Вторая программа, по сути, предлагает эту базу поддерживать. Но сама по себе она никаких конкурентных преимуществ на рынке инвестиций не дает. Все это есть и в других регионах. А что еще мы можем предложить?

Раз на рынке инвестиций существует конкуренция, то почему бы и нам не сформулировать свое уникальное торговое предложение? Чем мы можем привлечь инвестора, чтобы выиграть конкуренцию если не у Татарстана и Башкортостана, то хотя бы у Пермского края?

Кстати, ни у одного из вышеназванных регионов не существует программ по улучшению инвестиционной привлекательности. Возможно, потому, что вместо декларации намерений они предлагают инвесторам вполне понятные перечни льгот, особые экономические зоны, конкретные перечни проектов, которые реализуются с государственной поддержкой и т.д.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А в чем наше конкурентное преимущество? На сегодняшний день можно получить льготу по налогам на прибыль и имущество, если стать победителем конкурса «Лучший инвестор». Но это, естественно, после того, как средства уже инвестированы. Кто будет закладывать в бизнес-план возможную победу на конкурсе с возможным получением налоговых льгот?

Так поступают, когда очередь из инвесторов. А когда такой очереди нет, предлагают льготы сразу – чтобы выгода была очевидной. Так делают, например, в Пермском крае, где ставка налога на прибыль снижена для всех, а при условии определенного объема инвестиций возможно получение дополнительной льготы по тому же налогу на прибыль и по налогу на имущество, и там объем инвестиций на душу населения даже в неблагополучном 2009 году был в 1,5 раза выше, чем у нас.

Инвесторы мыслят довольно четкими категориями – объем вложений, прибыльность, срок, риски. Им неинтересно про «Мониторинг инвестиционных процессов в разрезе видов экономической деятельности» (впрочем, если уже никак нельзя улучшать климат без «мониторинга», конечно, и его надо делать). Для инвестора хороший климат – это интересные проекты, это льготы, которые дают возможность сократить срок окупаемости вложений, это наличие инфраструктуры, которое тоже, как известно, сокращает как срок реализации проекта, так и его стоимость.

На последней встрече Ассоциации «Деловая Удмуртия» с Президентом Удмуртской Республики много говорилось как раз об этом – что без готовой инфраструктуры нельзя строить ни жилье по приемлемым ценам, ни тем более новые предприятия; что нужно давать льготы на имущество для новых объектов, хотя бы на 3-5 лет; что нужно, наконец, решиться и пойти на налоговые послабления малому бизнесу, который в совокупности является крупным инвестором в экономику региона. И президент признал, что все вышеперечисленное возможно, интересно и будет прорабатываться.

А если все это будет и реализовано, то в этом случае пригодится часть программы  по улучшению инвестиционного климата в республике, посвященная информированию инвесторов, – ведь нам, наконец, будет о чем рассказать.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Игорь Золотухин, директор Центра экономического анализа и антикризисного управления при Правительстве УР:

– Сегодня привлечением инвестиций в Удмуртию занимаются: Министерство экономики, Фонд поддержки малого предпринимательства, Республиканский бизнес-инкубатор и профильные министерства и ведомства (в каждом министерстве в дополнение к тому, что есть у Минэкономики, существуют свои способы поддержки интересных проектов. Например, прежде чем строить тот же аквапарк, необходимо отнести бизнес-план в Минстрой, там могут рассмотреть вопрос льготного предоставления земельного участка, помочь провести переговоры с поставщиками оборудования и пр.). Существует и банк проектов, как реальный – в Минэкономики, так и виртуальный — на сайте www.udminvest.ru

Все эти организации в первую очередь интересует работа с инвесторами, которые вкладывают деньги в реальный сектор экономики (производство, промышленность, сельское хозяйство). Проекты стоимостью 500 млн рублей и выше могут рассчитывать на получение средств из российского инвестиционного фонда, с которым работает местное Министерство экономики…

Справка

Льготы для инвесторов в Удмуртской Республике:

а) льготы по налогу на имущество (размер рассчитывается индивидуально);

б) льготы по налогу на прибыль (размер рассчитывается индивидуально);

в) компенсация затрат по уплате банковских кредитов (в основном малого бизнеса, компенсация выплачивается после возврата кредита банку);

г) государственное финансирование инфраструктуры проектов (например, если предприниматель берется построить ферму на селе, государство, возможно, построит дорогу за свой счет);

д) предоставление государственных гарантий или гарантий Госфонда по поддержке МБ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.