Глобализация регионального масштаба

Предприятия нефтяной отрасли Удмуртской Республики за два последние года давали СМИ немало поводов поговорить о себе. Прежде всего, конечно, это было вызвано процессами вхождения независимых нефтедобывающих предприятий в состав вертикально-интегрированных структур.

Журнал Крупные российские и иностранные компании, которые еще в конце 90-х годов предпочитали не размениваться на «мелочевку» и игнорировали возможность приобретения активов даже весьма перспективных хозяйствующих субъектов, сегодня энергично участвуют в тендерах регионального уровня только для того, чтобы приобрести своеобразный входной билет на право участия в экономической жизни даже небольших областей и республик РФ.

Ситуация на рынке ТЭК Удмуртии прекрасно иллюстрирует процессы вертикального интегрирования региональной экономики в общероссийское и мировое рыночное пространство: «ЛУКойл» приобретает 41,8 % акций компании ОАО «Удмуртнефтепродукт»; соглашение между китайской компанией Sinopec и ТНК-ВР о продаже активов ОАО «Удмуртнефть». А если вспомнить, что в 2003 году ОАО «Белкамнефть» вошло в состав «РуссНефти», а потом к ней «присоединились» еще несколько разновеликих нефтедобывающих предприятий, то картина будет абсолютно ясна. Сегодня на территории Удмуртии более 90% нефти добывается двумя вертикально-интегрированными компаниями, а после последней сделки с акциями ОАО «Удмуртнефтепродукт» 65% республиканского рынка нефтепродуктов фактически перешло под контроль еще одного межнационального нефтяного гиганта – «Лукойла».

Новая ситуация диктует новые правила игры. Инвестиционные ресурсы вертикально-интегрированных холдингов дают возможность удмуртским компаниям активно наращивать объемы добычи (как это хорошо видно на примере «Белкамнефти») и минерально-сырьевую базу (за счет покупки новых месторождений и доразведки уже имеющихся). 

Нефть и политика

Мощный пресс налогово-бюджетного федерализма серьезно повлиял на систему взаимоотношения республиканских властей Удмуртии с крупным бизнесом. Резкое сокращение доли налога на добычу полезных ископаемых, которая остается в консолидированном бюджете Удмуртской Республики, заставляет правительство УР искать новые методы работы с компаниями, которые входят в республиканский рынок. Так, одним из условий покупки «ЛУКойлом» активов ОАО «Удмуртнефтепродукт» стало обязательство нефтяного гиганта по обеспечению республиканских сельхозпроизводителей дизельным топливом по льготным расценкам. Еще один пример: после вхождения в состав «РуссНефти» ОАО «Белкамнефть» обязалось перечислять в республиканский бюджет не менее 1,1 миллиарда рублей. Аналогичное соглашение у Правительства УР существовало с бывшими хозяевами «Удмуртнефти» – ТНК-ВР. В целом крупные «пришельцы» ведут себя в Удмуртии достаточно цивилизованно. Остается надеяться, что новый собственник крупнейшего нефтедобывающего предприятия в Удмуртии – компания «Роснефть» продолжит традиции конструктивного сотрудничества, уже сложившиеся у удмуртских властей и руководства нефтедобывающих компаний. Хотя рассказывали, что предыдущее соглашение – с бывшими британскими хозяевами «Удмуртнефти» далось руководству республики очень нелегко. Топ-менеджеры ВР просто не могли взять в толк, о каких выпадающих доходах им говорит руководство республики.

Будем бурить!

Добыча нефти в Удмуртии, как известно, занятие весьма проблемное. Наше черное золото – вязкая, тяжелая субстанция, которую непросто поднять на поверхность. Внедрение прогрессивных технологий требует серьезных финансовых вливаний, а потому приход солидных инвесторов можно только приветствовать. Если мы посмотрим на динамику развития двух крупнейших нефтедобывающих компаний республики за последние годы – «Удмуртнефти» (6 миллионов тонн нефти в прошлом году) и «Белкамнефти» (4 миллиона тонн), то убедимся, что на фоне активного роста добычи «Белкамнефти» (с 1998 года по 2005 год объемы добычи увеличились более чем в два раза) «Удмуртнефть» смогла только закрепиться на ранее достигнутых рубежах и не допустила снижения объемов добычи. Еще один факт: если в целом по республике объем буровых работ сокращается, то «Белкамнефть» планирует на 2007 год бурение свыше 200 скважин. Можно посмотреть, какими темпами наращиваются объемы инвестиций «РуссНефти» в удмуртскую «дочку»: 2004 год – 1,5 миллиарда рублей; 2005 год – 1,4 млрд; 2006 год – 2 млрд; 2007 год (по плану) – 2,5 миллиарда рублей. Подобные вливания позволяют сегодня «Белкамнефти» активно участвовать в тендерах на право разработки месторождений, наращивать объемы буровых работ, приобретать все новые нефтедобывающие активы в республике.

Как будет работать в новых условиях «Удмуртнефть»? Специалисты со сдержанным оптимизмом относятся к русско-китайскому нефтяному альянсу. Для Sinopec новое приобретение ценно как демонстрация своего продвижения на российский рынок. Реноме осторожного инвестора, который аккуратно входит в новый для себя регион, не вмешиваясь в непосредственное управление добротным предприятием, с предоставлением гарантий сохранения рабочих мест коренному населению, для китайской копании сегодня в чем-то важнее возможности извлечения сверхприбыли (страх перед любым проявлением экспансии великого соседа – характерная черта современного российского общественного сознания). Вообще современный серьезный менеджмент предполагает дифференциацию функций по непосредственному управлению производственными процессами и определением основ инвестиционно-финансовой политики.

Времена, когда в тех же США считалось, что самые успешные менеджеры – обязательно выходцы из юридического сословия, давно прошли.Если же речь идет о нефтедобывающей отрасли, то здесь для успешного ведения дел требуется уникальный комплекс специфических знаний и навыков. Даже классные профессионалы, работающие на смежных направлениях, не могут продемонстрировать по-настоящему высокие результаты. Пример такой организации, как «Удмуртгеология», которая вынуждена была перейти «под крыло» «Белкамнефти», весьма показателен: менеджеры-геологи не обеспечивали организацию нефтедобычи на том уровне, которого требует современная ситуация. Поэтому вариант, когда китайская фирма Sinopec передает функции непосредственного менеджмента российской компании «РосНефть», выглядит в глазах большинства наблюдателей оптимальным. Современные вертикально-интегрированные бизнес-структуры, работая по таким схемам, повышают эффективность использования капитала в жестких конкурентных условиях открытого рынка.

Прогнозы и резервы

Сегодня специалисты с уверенностью заявляют, что в ближайшее время как Россия в целом, так и Удмуртия, в частности, буквально обречены на рост нефтедобычи. Нефтяной потенциал России может позволить добывать нефти значительно больше, чем сегодня. Что касается Удмуртии, то в этом году прогнозируется рост добычи нефти на 200-300 тысяч тонн. И это еще осторожный прогноз. Вполне возможен и выход на рубеж 10,5 миллионов тонн, то есть прирост составит 500 тысяч. И даже при таких темпах роста запасов черного золота в Удмуртии хватит еще на 30-40 лет. Но этот процесс, разумеется, будет развиваться при условии проведения грамотной политики управления нефтедобывающей отраслью.

 Государство должно обеспечивать надлежащий порядок при распределении доступа к недрам различным компаниям, а частные структуры займутся повышением эффективности нефтедобычи. Своеобразная технологическая революция, которая сотрясает сегодня нефтяную отрасль нашего региона, сопровождается и совершенствованием финансовой деятельности предприятий. Выход на рынок ценных бумаг заставляет задумываться над повышением капитализации компаний, необходимо работать над уточнением имеющихся на балансе извлекаемых запасов нефти и разведкой перспективных участков недр. Это может дать хорошие результаты.

Глубже и глубже…

Казалось бы, 30-40 лет – достаточно большой срок для того, чтобы спокойно осваивать уже апробированные способы добычи нефти, но со стратегической точки зрения уже сегодня нужно смотреть немножко дальше… и глубже. На российском Севере добыча нефти ведется зачастую на глубине 2-3,5 километра. В Удмуртии нефтяники обычно не забираются на глубины свыше 1,5-2 километра. Но ведь мировая практика показывает, что  углеводородное сырье можно «доставать» и с глубин порядка пяти километров! Известны случаи, когда, казалось бы, уже истощившиеся недра при погружении на большую глубину радовали прозорливых добытчиков щедрыми дарами. Сегодня многие нефтяные компании во всем мире «щупают» черное золото на сверхглубинах. Не являются исключением и российские корпорации. Но такая политика требует серьезных финансовых вливаний, а отдача возможна только в перспективе. Это под силу исключительно мощным, хорошо организованным холдингам, да и то при создании государством режима наибольшего благоприятствования (в том числе и налогового) тем бизнес-структурам, которые работают на будущее. Будущее свое, отрасли и страны в целом.

В тему: «Владимир Игнатко: «Белкамнефть» будет добывать 4-5 миллионов тонн нефти»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.