Это диагноз

За что мы их не любим? За огромные очереди и за повсеместный, вопиющий непрофессионализм. За то, что они не могут, а часто и не хотят помогать, несмотря на то что «помогать» ­ их прямая обязанность. За то, что у них всегда «не хватает людей», и поэтому получить любую справку – в том числе и платную – быстро и без проблем невозможно. За то, что когда они празднуют свой профессиональный праздник – в рабочее время, разумеется, ­ то забывают о своих профессиональных обязанностях, хотя это не та профессия, где это хоть в малейшей мере допустимо. За то, что они всякий раз делают свою работу как одолжение, несмотря на то что обходятся нам, налогоплательщикам, в огромные суммы, и с каждым годом эти суммы растут.

И при всем при этом мы их любим, потому что я говорил не о милиции, которую, согласно опросам, мы  не любим, а о медиках. Хотя отличий никаких нет — и те, и другие из рук вон плохо делают свою работу, и это никакой не секрет. Секрет в том, почему мы относимся к ним по-разному.

Мы про пьяных милиционеров при исполнении  рассказываем страшные истории, а про пьяных врачей – смешные анекдоты. Хотя, если задуматься, кто из них представляет большую угрозу обществу?

Я ни в коем случае не оправдываю милиционеров. Российское издание журнала «Эсквайр» уже более года (с мая 2009) публикует на своих страницах календарь «Работаем без выходных» о буднях сотрудников МВД РФ. И знаете, оказывается, нет ни дня, чтобы СМИ не сообщали о глупых поступках, злоупотреблениях, проступках и преступлениях российских милиционеров. Это только то, что попадает в газеты и на информационные ленты, и это в целом не смешно. Уверен, что российские медики «отличаются» не реже милиционеров.

Я ни в коем случае не призываю не любить российскую систему здравоохранения. Я бы скорее хотел призвать к обратному. Но не могу – у меня для этого практически нет причин. Хотя у меня есть среди врачей друзья и знакомые; и они все достойные члены общества и хорошие люди, и я, поверьте, благодарен судьбе за то, что они у меня есть. Даже представить себе не могу, чтобы остаться с системой здравоохранения один на один – без моих знакомых врачей.

Всякий раз, как только такое происходит, возникают вопросы, на которые нет ответов. Вот они…

Почему в стационарах, в том числе и в детских, больных с острой формой заболевания кладут в одну палату с теми, кто уже близок к выписке? Почему во вполне государственной, располагающей современной аппаратурой больнице врач ставит женщине диагноз «замершая беременность», предполагающий неизбежный аборт и столь же неизбежный вред здоровью пациентки, и который, как вскоре выясняется «знакомым» врачом, не имелось никаких оснований ставить, что и подтвердили последующие, вполне благополучные роды? Почему в муниципальной больнице даже платный сложный анализ крови делают минимум за десять дней, а в частной, за те же деньги, — максимум за три? Почему, чтобы записаться на прием к врачу в Республиканской офтальмологической клинике, нужно отстоять огромную очередь, а заплатив — прямо в помещении клиники! — в кассу какого-то ИП, в той же клинике вы попадаете на прием немедленно, и вас обследуют на оборудовании, принадлежащем клинике, и врач, который явно не числится в штате ИП? Почему… Почему… Почему…

И главное «почему»: почему из подобных случаев, как правило, не следует никаких поучительных последствий – ни для больниц, ни для врачей, ни в целом для системы? Почему сами эти случаи стали привычной частью системы?

Может быть, потому, что система уже давно заботится не столько об охране здоровья населения, сколько о показателях, позволяющих сохранить должности главврачам и уровень бюджетного финансирования? И действительно, статистика у нас вполне благополучная – во всяком случае, с точки зрения системы здравоохранения.

Вот любопытный образец. На недавнем политсовете регионального отделения партии «Единая Россия» были озвучены результаты партийного проекта по проведению диспансеризации населения. В частности, было сказано, что резко выросла выявляемость заболеваний при сопутствующем снижении смертности, из чего следовал вывод, что диспансеризация помогла своевременно выявлять заболевания, лечить их и тем самым снижать смертность.

В действительности же, цифр, подтверждающих чудесное излечение, нет, и снижение процента смертности – простая манипуляция статистикой. Условно говоря, вчера выявили 100 больных, из которых умерло 10, а сегодня — что болеет 1000, но умерло опять 10. На первый взгляд, разницы никакой, но если цифрами поиграть, то получается, вчера смертность составляла 10% от числа больных, а сегодня – 1%. Здравоохранение сделало еще один огромный шаг вперед.

И у меня такое ощущение, что здравоохранение в последнее время делает большие успехи в основном в манипуляции статистикой, хотя мы вправе ожидать намного большего. Что дает нам такое право?

Вот что говорит официальный документ — поздравление Президента Удмуртии с Днем медицинского работника (опубликовано на www.udmurt.ru 17.06.10 г.): «Только за последние 5 лет объем финансирования отрасли вырос в 2,9 раза и составил в 2009 г. 14,5 миллиарда рублей… С 2005 г. в республике построено и реконструировано 52 объекта здравоохранения, а на оснащение медицинских учреждений современным диагностическим и лечебным оборудованием направлено 2,6 миллиарда рублей».

Бюджет системы образования УР, например, в 2009 г. составил порядка 4,5 млрд. А вся расходная часть республиканского бюджета — 26,3 млрд. Даже с учетом того, что в расходах здравоохранения довольно существенная доля федеральных денег, цифра получается очень весомая: система здравоохранения УР в 2009 году располагала бюджетом всего в два раза меньшим, чем весь республиканский! Я хочу сказать, что, судя по всему, право ожидать от медицины впечатляющих результатов у нас есть – и республиканское, и федеральное правительства проявили столь впечатляющую заботу о здравоохранении, что она могла бы отчитываться не только о том, сколько чего на эти деньги было куплено и построено, но и том, как при этом улучшилось здоровье населения.

Видимо, говорить об этом не так приятно, как вспоминать о том, как весело были потрачены миллиарды бюджетных рублей, потому что, к сожалению, здоровье населения не улучшается.

Согласно данным информационно-аналитического сборника «Динамика  здоровья  и  здравоохранения Удмуртской  Республики  за  годы  реформ» (выпуск девятый, Ижевск, 2009 г.), за те самые пять лет с 2004 по 2008 гг., за которые объем финансирования здравоохранения УР по самым скромным прикидкам составил не менее миллиарда долларов, а Президент УР лично выбивал деньги на оборудование для больниц из федерального бюджета и курировал строительство больниц, Минздрав УР отчитался о сокращении численности населения более чем на 24 тысячи человек, уровень рождаемости увеличился всего на 1,6% ( при этом он все равно был ниже, чем в 1990 году например). А уровень смертности за пять лет хоть и снизился на 1,4%, остается на том же уровне, что и в самые неблагополучные годы новейшей истории – середине 90-х. 

Впрочем, демографические показатели зависят не только от здравоохранения. Поэтому давайте посмотрим на чисто медицинские показатели. При разовом увеличении финансирования количество медперсонала практически не изменилось, а количество обращений населения в медучреждения даже упало за последние 10 лет – более чем на 1 миллион посещений с 1998 по 2008 год. Да, у нас улучшились показатели детской и общей смертности (хотя за те же пять последних лет прогресс незначительный), а вот материнская смертность хоть и снизилась с начала 90-х почти в два раза, в последние 5 лет не уменьшается и даже вновь немного подросла.

За последние пять лет мы стали не чаще, а даже, наоборот, реже обращаться в медучреждения, меньше проводить койко-дней в стационарах, реже вызывать скорую помощь и при этом чаще болеем (уровень общей заболеваемости вырос). Мы стали чаще болеть и реже обращаться к врачам! Что неудивительно, ведь качество лечения остается неизменным – летальность при госпитализации остается на уровне 1980 года!

Но я не за то, чтобы снизить финансирование, а за то, чтобы судить об успехах, сделанных в него инвестиций не по демографическим показателям, поскольку они зависят не только от здравоохранения. Я за то, чтобы часть этих огромных сумм направить на улучшение эффективности управления в здравоохранении. Я за увеличение зарплат врачей – по правде говоря, до сих нищенских зарплат. Я за полную загрузку закупленного современного оборудования, чтобы оно не простаивало в ожидании платных пациентов, но и обслуживало бесплатных. И я за жесткий контроль над использованием площадей и обрудования государственных и муниципальных больниц всевозвожными ООО и ИП. Я за то, чтобы медицина помогала людям сохранять здоровье, а не констатировала собственное бессилие.

И в целом лично я за то, чтобы любить не только отдельных врачей, но и вообще всех медиков. Надеюсь, что когда-нибудь у меня будет для этого достаточно причин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.