Допуск не для всех

С 1 января в России прекращается действие строительных лицензий. Их заменят свидетельства о допуске к производству работ, влияющих на безопасность капитального строительства. Почему одни компании не торопятся получить этот новый документ, а другим его не дают, можно ли будет работать без него и как, в конце концов, он будет выглядеть, в интервью журналу «Свое дело» рассказал директор объединения работодателей «Союз строителей Удмуртии» Александр Семенов.

— Александр Викторович, у строителей был ровно год, чтобы создать саморегулируемые организации, которые будут выдавать свидетельства о допуске. Успели?

— Примерно половина строителей в Удмуртии сразу сказали: «Да, закон надо выполнять» — и вступили в некоммерческие партнерства для создания СРО. Остальные не верили в то, что переход на саморегулирование состоится, ожидали изменений в законодательстве. Доходило до нигилизма: «Да зачем это надо?!» Мы их буквально по крохам собирали. Но сейчас можно сказать, что процесс формирования саморегулируемых организаций в Удмуртии состоялся: созданы некоммерческие партнерства строителей, проектировщиков и изыскателей, которые вот-вот получат статус СРО.

— И сколько в итоге «насобирали по крохам»?

— Достаточно, чтобы сформировать СРО. По закону строителям для этого нужно 100 организаций, а изыскателям и проектировщикам – по 50.

Строительные лицензии на территории Удмуртии имеет около 1300 организаций. 170 из них вступили в республиканское НП «Строитель». Лицензированных проектировщиков в республике порядка 500 – из них в НП «Межрегионпроект» вступило 70. Сложнее всего было с изыскателями. Таких лицензиатов в Удмуртии всего 60, и мы с самого начала предполагали, что не сможем набрать нужное количество членов, и планировали создать межрегиональную организацию на базе НП «Межрегионизыскание». В процентном соотношении к числу лицензиатов участников партнерства набралось достаточно много – 50%. Но в абсолютных цифрах это всего 30 организаций – для создания СРО недостаточно. Поэтому буквально в конце ноября на уровне министров строительства была достигнута договоренность с Татарстаном, что наши изыскательские организации войдут в СРО «ВолгаКам-Изыскания» (г.Казань).

— Вы говорите о СРО, которые формируются в Удмуртии по территориальному принципу. Судя по цифрам, многие предприятия этот принцип не стали соблюдать…

— В законе не заложен принцип территориальности: свидетельства о допуске, где бы они ни были выданы, будут действовать на всей территории России. Но он удобен региональным властям: в каждом регионе все знают, на что способна та или иная организация, и компанию с плохой репутацией просто не примут в СРО.

С другой стороны, никто не обвиняет компании, которые не вошли в республиканские СРО. Например, порядка 50 предприятий, связанных со «Спецстроем», вошли в московскую СРО «Спецстроя России» – у них просто не было выбора. Свою СРО сформировали атомщики, и глазовские строители нам сказали: «Извините»… Многие крупные заказчики, например газовики, тоже сформировали организации по принципу вертикальной интеграции и говорят: «Хотите иметь у нас заказы — вступайте». У нас нет точных данных обо всех компаниях, которые «ушли» в другие регионы, но округленно их число составляет порядка 100.

— Понятно, СРО сформировались вокруг потенциальных заказчиков. Но даже с учетом этого в них вступили далеко не все, у кого сейчас есть лицензии…

—  Пока только около 10% организаций, имеющих строительные лицензии, вступили в СРО. Цифра вроде бы небольшая, многих это шокирует: а как же остальные собираются работать?

На самом деле ничего страшного в этом нет. Во-первых, цифры постоянно меняются, многие выжидают, когда СРО зарегистрируются. Думаю, процесс активного вступления продлится до лета, когда начнется строительный сезон, и число участников, например, республиканской СРО строителей к этому времени достигнет 200-250.

Во-вторых, мы анализировали сегодняшний состав лицензиатов – многих организаций просто не существует. И, надо сказать, Федеральный лицензионный центр в последний год своего существования выдал порядка 80 тысяч строительных лицензий по России. Такими нездоровыми темпами они никогда не работали. На фоне искусственно раздутого числа лицензиатов процент организаций, вступивших в СРО, и выглядит таким низким. В конечном итоге он, я думаю, достигнет 25-30%.

— То есть число предприятий строительной отрасли в Удмуртии после Нового года сократится втрое, а то и вчетверо?

— Формально – да. Фактически – сложно однозначно ответить. Некоторые виды деятельности, которые раньше подлежали лицензированию, не вошли в перечень влияющих на безопасность строительства. Например, генподрядчикам и  заказчикам допуск не нужен. Не нужен допуск к строительству зданий до трех этажей и до 1500 квадратных метров. Плюс отделочники, оконщики и т.п. За бортом регулирования остается огромный сегмент строительного рынка.

Отсутствие документов у таких организаций может обернуться проблемами не только для заказчика, но и для них самих: большие заказы они не получат. Да, они будут работать, но есть среди них и такие, кто работает не только с частным сектором, но и с крупными заказчиками, в том числе и с бюджетом. Для участия в торгах потребуются документы, а у них сейчас, получается, никаких документов нет.

Они и сами это понимают. Мы по их инициативе уже два раза собирались в Минстрое. Они говорят: «Раньше у меня была лицензия. Приходит проверяющий – вот, пожалуйста, мои документы. А сейчас, выходит, я никто и звать меня никак»? И неизвестно, как будут реагировать на это федеральные органы…

— Если им так нужен допуск, тогда, может быть, им стоит вступить в СРО?

—  По закону мы не имеем права включать их в СРО. Этот вопрос нужно решать на федеральном уровне. И мы уже направили письма с вопросами в адрес Главного федерального инспектора по Удмуртии и в Минрегионразвития РФ. Такими же вопросами задаются и в других регионах, и не исключено, что в законодательство будут внесены изменения, определяющие статус организаций, которые сейчас из него просто выпали. Иначе мы подвергаем огромную массу предприятий большому риску, а ведь за каждым из них стоят люди, а за ними – семьи.

— А что, действительно есть серьезные основания волноваться по поводу отсутствия документов? Вы полагаете, новый год начнется для строителей с визитов проверяющих?

—  Я думаю, у надзорных органов (функции надзора государство оставило за органами архитектуры, Архстройнадзором, Роспотребнадзором, Рос-технадзором) нет такой цели – срочно выявить и наказать всех, кто работает без допуска. Это будет происходить постепенно. Допуск будут требовать при получении разрешения на строительство, то есть без него невозможно будет начать новый объект. И сдать то, что сейчас строится, без допуска будет невозможно: для получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию он тоже потребуется. Работать без допуска просто нет смысла – это понимают и сами строители, и надзорные органы.

— Как тогда быть с недостроенными объектами компаний с подмоченной репутацией, которые не принимают в СРО? Наверняка такие есть…

— Да, наши организации отказывали таким компаниям. Конечно, они могут воспользоваться возможностью вступить в СРО другого региона. Но до 1 июля 2010 года по закону должны быть созданы национальные объединения СРО, которые будут создавать электронную базу «черных списков» всех регионов.

— СРО несут материальную ответственность за качество работы компаний-участников. Но ни одна из республиканских организаций не требует максимальных взносов в компенсационный фонд — по 1 млн руб. со строителей и по 500 тысяч  проектировщиков и изыскателей.

—  Таких прецедентов нет и в России. Все организации пошли по другому разрешенному законом пути: со строителей собрали по 300 тыс., с проектировщиков и изыскателей — по 150, но при этом они должны быть застрахованы от причинения ущерба третьим лицам.

По закону, если возникнет необходимость возмещения ущерба, в первую очередь это делается за счет страховки. Если страховка его не покрывает, компания несет ответственность за счет собственных средств и имущества. И только в последнюю очередь, если и этого не хватит, ущерб компенсируется из фонда СРО. При этом нужно восполнить фонд в течение двух месяцев. Естественно, все заинтересованы в том, чтобы до компенсаций из фонда дело не дошло. Поэтому роль страховки возрастает.

Ее размер, в отличие от денежного взноса, не прописан в законе. В Удмуртии строители определили его из логики закона: если без страховки взнос должен составлять 1 млн, а со страховкой 300 тысяч, то страховку и установили на уровне этой разницы – 700 тыс. руб. У проектировщиков и изыскателей по этой логике страховка должна составлять 350 тыс., но мы сразу установили больший размер – для изыскателей 1 млн, а для проектировщиков — 2. И сейчас строители, чтобы лишний раз не рисковать компенсационным фондом, тоже пересматривают страховку в сторону увеличения до 5 млн. Размер страховых взносов при этом составит 5-7 тыс. в год – не так страшно.

В некоторых регионах размер страховки зависит от объемов работ, которые выполняет строительная компания. Думаю, это вполне логично.

— Хорошо, от выплат компенсационные фонды спасет страховка, а от инфляции? Кто сейчас управляет этими деньгами?

— Закон разрешает привлекать для этого управляющие компании и строго определяет состав портфеля – сколько процентов средств может быть вложено в ценные бумаги, сколько в недвижимость и т.д. Но где в Удмуртии управляющие компании? Они есть в Москве, при серьезных банках, а мы ведь непривлекательный регион… Пока большинство СРО просто положили эти деньги на депозит. Нам вообще пока не до этого — нашим организациям для начала надо хотя бы статус СРО получить.

— Если в организации достаточное количество участников и компенсационный фонд сформирован, получение статуса СРО – дело техники, разве не так?

— Во-первых, регистрацией занимается отдел СРО в федеральном Ростехнадзоре в Москве. Он состоит из 3 человек. И сейчас, в конце года, их атакуют сотни организаций со всей России. 

Во-вторых, НП «Строитель», например, уже в третий раз подало документы на регистрацию – дважды им их возвращали на доработку. Два месяца ушло на эту работу, а некоторые, как мы знаем, с пятой-шестой попытки регистрируются, до 4 месяцев, бывает, занимает эта процедура. НП «Межрегионпроект» второй раз пакет документов отправило. «ВолгаКама-Изыскания» — в первый. Но мы все же надеемся, что до конца года все наши территориальные организации получат статус СРО.

— А строительные компании успеют к началу года получить свидетельства о допуске?

— Форма этого документа в наших СРО разработана, мы готовы его выдавать.

— Разве не будет единой формы, как у лицензий? Как бы заказчики не запутались в многообразии документов, да и самих СРО…

— Справки о СРО можно будет навести в Ростехнадзоре, реестр организаций будет размещен на его сайте. А единой формы свидетельства, действительно, пока нет. Возможно, со временем появится.

Сейчас первая волна эйфории, когда мы хвастались друг перед другом, кто сколько участников собрал, прошла. Переход на саморегулирование вошел в более осмысленную фазу: что делать дальше и как это делать. С 1 января все только начинается, и многие важные вопросы только предстоит решить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.