Данил Белоголовкин: «Без региональной политики федеральная не может быть по-настоящему эффективной»

Данил Белоголовкин: «Без региональной политики федеральная не может быть по-настоящему эффективной»

— Данил Ефимович, что представляет собой сегодня региональная политика? И, собственно, есть ли, по вашему мнению, она вообще или нет?

— Политика в регионах сегодня — это в большей мере процессы по локализации тех политических решений, которые принимаются на федеральном уровне. Но говорить о том, что ее совсем нет, это, конечно, неправильно. В каждом регионе свои особенности, и даже процессы по локализации федеральной политики в каждом регионе происходят по-своему. И у нас в том числе. Есть президент республики, есть правительство, есть Госсовет, есть муниципальные власти, отделения политических партий, общественные организации и т.д. Все они, в большей или меньшей степени, являются центрами принятия политических решений, политической деятельности. Ведь не секрет, что решения, которые принимаются на федеральном уровне, не всегда идут на пользу регионам. И региональная политика — это и есть та обратная связь, без которой федеральная просто не может быть по-настоящему эффективной.

— Ну а как оценивается, что для региона хорошо, а что плохо? Это значит, что уже сейчас республика должна иметь четко сформулированные цели?

— А они уже сформулированы. Есть программа «Развитие» — она охватывает сразу три года жизни республики. И на этапе ее разработки, и сегодня — программа, безусловно, корректируется — в работе над ней участвует не только исполнительная власть, но и парламентские комиссии, а также руководители фракций и депутаты. Возможно, кто-то остается неудовлетворенным тем, что в нее закладывается, но в основе своей она является локализованным экономическим и политическим началом в регионе. Ведь нам сверху программу развития региона никто не спускает — мы сами должны ее создавать.

— Все так. «Развитие» в основных моментах повторяет ту программу, с которой президент республики шел на выборы. То есть он пообещал сделать что-то, и теперь он свои обещания выполняет. Это нормальная ситуация — нужно оправдывать доверие избирателей. Но сегодня выборы глав регионов упразднены, и получается, что у исполнительной власти больше нет стимулов выполнять программу?

— У нас программа была принята после выборов. Это раз. Ну и второе — от смены политических механизмов назначения или выборов глав регионов суть программы не изменилась. Она исполняется, и будет исполняться. Да и почему, собственно, мы должны от нее отказываться? Была проделана серьезнейшая работа — не только обозначены показатели, которых должна достигнуть республика, но просчитаны риски, продуманы механизмы финансового обеспечения программы. Это детально проработанный план развития республики по основным направлениям. И, повторюсь, этот план выполняется. Посмотрите на темпы капитального строительства. Только в этом году должно быть введено 40 социальных объектов.

К этой программе можно относиться по-разному, можно ее критиковать, но нельзя отрицать того, что она дополняет тот курс, который сегодня избрало руководство страны: оптимизация социальной сферы, капитальное строительство, поддержка агропромышленного комплекса. И в чем-то мы даже опередили решения, которые принимаются сейчас на федеральном уровне. То есть, в принципе, мы идем в унисон. И в любой ситуации и исполнительная и законодательная власть будут выходить с инициативами по совершенствованию программы «Развитие». Потому что только стратегическое планирование подразумевает развитие. Планирование «от достигнутого» не заставляет собирать все силы, искать ресурсы, чтобы добиться намеченного. Должна быть стратегия — тогда будет и развитие.

— Безусловно, план действий, социально-экономическая программа должна быть. Но парламент, избранный по партийным спискам, фактически назначаемый глава исполнительной власти — не снимает ли все это персональную ответственность политиков перед избирателями?

— Об этом пока сложно судить, потому что это все перспектива завтрашнего дня. На сегодня у нас есть легитимно избранный президент, есть избранный парламент. Что будет дальше? Пройдут парламентские выборы — увидим. Многое будет зависеть от того, каким будет состав этого парламента. Хотя, с моей точки зрения, политика «Единой России» наиболее оптимальна на сегодняшний день и найдет серьезную поддержку избирателей. Она показала, что сегодня в стране достигнута стабилизация в самых серьезных экономических и социальных вопросах. Растет валовой продукт, отсутствуют задержки по зарплатам и пенсиям, реализуются национальные проекты и т.д. Это очень значительные достижения — просто мы быстро забываем, что было хуже. Конечно, не все идеально, но положительная динамика есть, и нужно продолжать двигаться в этом направлении.

Выборы же по партийным спискам должны закрепить ответственность партий за то, что происходит в стране. У нас, в Удмуртии принято решение провести выборы по смешанной системе. На мой взгляд, мы тем самым несколько затягиваем становление нормальной политической многопартийной системы и снижаем ответственность партий за то, что будет делаться, в том числе и у нас в республике. Но с другой стороны, страна в целом к такой системе пока еще не совсем готова. Нет сложившейся законодательной платформы, как в большинстве развитых демократических государств, где эта платформа незыблема для всех конкурирующих партий, и они конкурируют только за то, чтобы сделать жизнь людей лучше. Может быть, у нас ее нет потому, что мы просто очень быстро этот путь проходим. Но и мы к этому придем.

— И раз уж мы пришли к тому, что избираем парламент по партийным спискам, возможно ли, что и в республике появятся профессиональные политики — парламентарии, работающие на освобожденной основе?

— Когда будет зрелая многопартийная политическая система, то партии начнут в своих рядах воспитывать профессиональных политиков. Сегодня этого нет. Для примера возьмите республиканский парламент. Если его сегодня формировать на профессиональной основе, где мы возьмем столько профессиональных политиков? И те кадры, что нам предложат сегодня партии — я сомневаюсь, что они будут действительно профессионалами. Но это процесс роста: сложится партийная система, законодательная база — тогда действительно можно будет говорить о профессиональном парламенте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.