Cпасти от катастрофы

Нынешним летом Удмуртия оказалась в числе российских регионов, серьезно пострадавших от засухи. Между тем эксперты полагают, что ущерб от погодных аномалий можно значительно сократить, если прекратить бездумное вливание денег в сельское хозяйство и начать вкладывать в новые технологии.

Нынешнее лето отметилось небывалой за последние десятилетия жарой сразу в нескольких российских регионах, в том числе и в Удмуртии. На начало июля неблагоприятным воздействиям жары подверглось 140 тысяч га полей, или 14% площадей республики, занятых сельхозкультурами. Режим чрезвычайной ситуации был введен в девяти южных районах республики (Камбарка, Сарапул, Киясово, Малая Пурга, Можга, Алнаши, Кизнер, Грахово), а размер ущерба, по данным Минсельхоза УР, составлял 800 млн рублей. Уже через месяц эта сумма превысила 2,2 млрд рублей. Причем и эта цифра не окончательная, признают чиновники. Режим ЧС введен почти по всей территории республики, площадь погибших посевов составила около 300 тыс. га.

В Минсельхозе республики масштабы урона объясняют совпадением нескольких факторов. «В прошлом году также была засуха — посеяли многолетние травы, они практически не взошли. Ослабленные семена ушли в зимовку и из-за холодной зимы погибли. Яровые, зерновые пострадали от засухи. Это проблема не только этого года. Мы еще пару лет будем в сложной ситуации», — полагает Александр Коробейников, министр сельского хозяйства и продовольствия УР. Между тем эксперты уверены, что при всём развитии технологического прогресса человечество пока не в состоянии предотвратить негативное воздействие неблагоприятных климатических условий, в том числе и засухи. Но уменьшить её последствия возможно.

Могло быть хуже

По словам председателя СХПК «Колос» (Вавожский район) Владимира Красильникова, из-за «крутой» засухи в хозяйстве нынче собирают сено и зерновые лишь наполовину от плана, зеленую массу – на треть. Однако, по его мнению, урожай мог быть значительно хуже. Г-н Красильников уверен, что его хозяйству сохранить часть кормовых помогло ежегодное увеличение площадей посевов и приобретение более современной техники для обработки почвы.

По мнению Красильникова, для того, чтобы минимизировать ущерб от подобных погодных явлений, в Удмуртии необходимо более активно обрабатывать заброшенные земли, вносить около центнера удобрений на каждый гектар  (сейчас – 10-15 кг) и закупать более качественную импортную технику. «Каких-то инноваций в сельском хозяйстве нет. Все придумано еще в прошлом веке. Разве что поможет более современная техника», – уверен он.

Обратиться в прошлое предлагает и Ильдус Фаттыхов, проректор по научной работе ИжГСХА. «Поскольку мы находимся в зоне рискованного земледелия, наши прадеды выращивали большой набор культур. Очень много было проса, кроме ржи возделывали ярицу. Если рожь не перезимовала, то крестьяне выращивали ярицу. И к этим метеорологическим условиям есть свой набор культур, своя технология», – отмечает он.

По мнению Фаттыхова, наиболее подходящей культурой в нынешней ситуации была бы рожь. Однако, по его словам, в последние годы площади посевов этой культуры в республике были сокращены до 90 тысяч га, а ряд хозяйств вообще прекратили ее возделывать. По расчетам эксперта, республике необходимо 200 тысяч га посевов ржи. «150 тысяч гектаров – это минимум, грань, за которую выходить нельзя», – уточняет он.

Александр Коробейников утверждает, что выбор культур в Удмуртии сбалансирован. «В структуре посева 50% кормовых культур. Этого достаточно для того, чтобы обеспечить в первую очередь поголовье крупного рогатого скота грубыми сочными кормами и фуражным зерном». В Минсельхозе рассчитывали, что нынешнюю жару переживет кукуруза,
которой засеяно порядка 20 тыс. га. Однако и ее состояние ухудшается.

Мелиорация

Самый эффективный способ борьбы с засухой – применение орошения. В советские годы в Удмуртии существовала отдельная структура – Министерство мелиорации и водного хозяйства. Эксперты вспоминают, что на соответствующие мероприятия из бюджета выделялись значительные суммы. В результате, по данным Минсельхоза УР, поливные площади составляли порядка 22-24 тыс. га. Однако в 1991-92 годах мелиорацию фактически забросили. На сегодняшний день реально поливается лишь около 2 тыс. га. «Проблема есть, понятно, ее надо как-то шевелить», – прокомментировал министр сельского хозяйства.

В то же время в ведомстве отмечают, если орошать все посевы, то производство сельхозпродукции окажется далеко не рентабельным. Специалисты полагают, что нужно сосредоточиться на энергоёмких культурах — картофеле и овощах. По мнению Фаттыхова, мелиорацией в сельском хозяйстве выгодно заниматься, если это делать по научно обоснованной норме. И, как отмечает ученый, в республике есть сельхозпредприятия, которые самостоятельно восстанавливают пруды, системы орошения.

Сберегающее земледелие

Значительно улучшить состояние остальных земель, по мнению многих специалистов, помогут нетрадиционные способы возделывания почвы. Их вряд ли можно назвать инновационными, но в России они точно пока считаются диковинными.

По словам Николая Чернова, участника НП «Национальное движение сберегающего земледелия» (Самара), на зерновых и других полевых культурах низкозатратным методом снижения неблагоприятных воздействий засухи является переход на сберегающее земледелие, под которым понимается сокращение или полное исключение механической обработки почвы.

Адепты сберегающего земледелия считают, что отсутствие механического воздействия  ведёт к самовосстановлению почвы, улучшению её структуры к лучшему просачиванию выпавших осадков в глубокие слои почвы. При этом на поверхности почвы оставляется измельчённая солома и другие  растительные остатки, которые создают мульчирующий слой, препятствующий испарению влаги, которая, в свою очередь, будет потрачена на формирование урожая.

Как уверяет Чернов, для внедрения сберегающего земледелия не нужны огромные инвестиции, поэтому его можно применять во всех сельскохозяйственных предприятиях, от небольших фермерских хозяйств до огромных агрохолдингов. Для этого требуется только обновить почвообрабатывающую и посевную технику. То есть в данном случае не требуется закупка тракторов и комбайнов. Нужна лишь новая прицепная техника – сеялки, культиваторы и т.д.  По его подсчетам, сберегающие почву технологии обеспечат снижение затрат на ГСМ до 3,5 раза, затрат труда до 2,7 раза,  повышение производительности техники и снижение количества  техники  в 5-10 раз, снижение металлоемкости производства сельхозмашин в 2,5 раза. В год по России можно будет экономить до 30 млрд рублей только за счёт сокращения  затрат на ГСМ и расходные материалы.

Технологией так называемой «нулевой» обработки земли занимается, к примеру, Татарский научно-исследовательский институт сельского хозяйства. Научное сопровождение обойдется хозяйству примерно в 100 тыс. рублей в год. Однако даже в Татарстане инновационной методикой пока заинтересовались менее трети хозяйств.

По мнению Чернова, самое трудное при внедрении сберегающего земледелия – это консерватизм руководителей и специалистов сельхозпредприятий: «Дед мой пахал, отец мой пахал, и я буду пахать». Трудно переломить психологию. Когда 5 лет обучают пахать в высших учебных заведениях, пашут и в сельхозпредприятиях.

А вот по мнению Владимира Красильникова, отрасли нужны не столько инновации в земледелии, сколько в механизме субсидирования и его объемах. Сегодня, по его словам, селяне завалены кредитами, которые нужно пролонгировать. Все это превратилось в кабалу на многие годы. «Субсидировать надо не отдельно молоко и технику, а всю продукцию. Ничего не изменится, пока не поймут это», – уверен Владимир Красильников. Действительно, по словам участников отрасли, себестоимость производства 1 килограмма молока в прошлом году в республике составляла около 12 рублей. Минимальная закупочная цена – около 6 рублей. Субсидия – 80 копеек, затем в течение года была повышена до рубля. По расчетам экспертов, если всю господдержку села, включая субсидии процентных ставок по технике, направить на молоко, получится около 4,5 рубля. Впрочем, к концу текущего года эксперты предрекают значительный рост закупочных цен на молоко. 

С другой стороны, по мнению Ильдуса Фаттыхова, субсидий никогда не будет достаточно. «Это халява. Сельхозпроизводители всегда будут говорить, что им мало. На субсидии легко подсесть, но нельзя потом избавиться. Кроме того, субсидии не всегда расходуются рационально», – отмечает проректор ИжГСХА.

Он вспоминает, как в конце прошлого века за одну пятилетку были увеличены объемы вносимых минеральных удобрений за счет бюджетных средств в 1,75 раза. В следующую пятилетку – еще на 36%. Однако результат оказался практически нулевым. Основная проблема заключается в том, что когда идут субсидии, ученых никто не спрашивает, правильно ли все делается, отмечает Ильдус Фаттыхов. Та же ситуация и с техникой, когда государство стимулирует закупку тракторов и комбайнов, а технологии сберегающего земледелия предполагают сокращение механического вмешательства в почву.

По оценкам Фаттыхова, сегодня в Удмуртии лишь около 20% сельхозпредприятий ведут хозяйство более или менее здраво. Там смогут спокойно пережить зиму, уверен ученый.

В целом же выгоднее громко кричать о засухе и просить помощь из федерального бюджета. Однако, как отмечает Красильников, можно просить помощь у федерального центра, но деньгами скотину не накормишь – кормов реально не хватает. 

Между тем в администрации наиболее пострадавшего Граховского района полагают, что сегодня невозможно сберечь урожай при таких условиях засухи. Там пострадали даже элитные хозяйства. Эксперты сходятся во мнении, что о проблемах сельского хозяйства нынешний год заставит задуматься всех. Также они сходятся и во мнении, что, если и в будущем году погодные условия вновь окажутся неблагоприятными, отрасль окажется в катастрофическом состоянии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.