Бюрократская клятва

На уровне Российской Федерации, а вслед и во всех регионах, в том числе в Удмуртии, приняты Кодексы этики и служебного поведения госслужащих. Предполагается, что регулярное чтение документа сделает чиновников лучше, чем они есть сейчас (иначе зачем было бы его принимать?). А чтобы служащие документ действительно почаще перечитывали, при аттестации чиновников их поведение будет сличаться с положениями кодекса — «исполняет ли? не оказывает ли? исключает ли?»

Журнал «Свое дело» попытался разобраться, что представляет собой документ и способен ли он чиновника исправить.

Перед лицом своих товарищей торжественно обещаю

О том, насколько это серьезный документ — Кодекс этики и служебного поведения госслужащих, — говорит тот факт, что его писали 5 лет ни кто-нибудь, а Российская Академия госслужбы и Московский государственный университет. Именно эти серьезные учреждения в 2006 году получили поручение Президента РФ разработать проект кодекса, который регламентировал бы все сферы деятельности чиновников — от морали и нравственности до костюма.

Зачем? Было объявлено, что подобные кодексы приняты в Великобритании, США, Франции, Испании и т.д. и чиновники там — не в пример нашим. Поэтому и нам кодекс в помощь.

В 2008 году президентом России становится Дмитрий Медведев и дает очередной решительный и непримиримый бой коррупции. При этом сразу вспомнили и о кодексе — «как мы без него коррупцию победим?» Кодекс был признан архиважным документом, а его разработчиков, которые к тому времени, видимо, уже подзабыли, о чем, собственно, речь, морально простимулировали к скорейшему завершению работы.

Тем не менее еще два долгих года борцы с коррупцией сражались с этим злом практически голыми руками — кодекс подоспел только к концу 2010 года. Может быть, поэтому все это время коррупция не только не снижалась, а и росла?

В итоге автором кодекса был объявлен Совет по противодействию коррупции при президенте России — видимо, МГУ с Академией госслужбы не справились. В июле 2010 года члены совета торжественно представили Дмитрию Медведеву проект документа, заявив, что наш кодекс не уступает по эффективности лучшим мировым образцам и соответствует положениям шести российских и международных законов и указов, в том числе резолюции Генеральной Ассамблеи ООН и рекомендации комитета министров Совета Европы.

В конце года Дмитрий Медведев после этого, разумеется, кодекс утвердил и указал региональным властям на необходимость в кратчайшие сроки разработать подобные типовые кодексы для региональных госслужащих, на основании которых, в свою очередь, каждое ведомство должно было разработать собственный. Муниципальные образования, кстати, тоже разработали кодексы муниципальных служащих на всякий случай, хотя, по-видимому, это уже была не федеральная, а местная инициатива. И правильная — муниципалам тоже нужно коррупцию победить. Кодекс, кстати, должен стать приложением к трудовому договору чиновника и подписываться каждым, кто поступил (поступает) на государственную или муниципальную службу.

И вот на уровне субъектов работу никто не волокитил — в Удмуртии уже 15 февраля 2011 года президент Александр Волков подписал Указ о введении в действие Кодекса этики и служебного поведения государственных служащих УР. А 21 февраля министры и руководители ведомств получили распоряжение до 10 марта подготовить соответствующие кодексы для своих подчиненных.

Лучший в учебе, труде и спорте

После прочтения кодекса возникает недоумение — что же это за секрет такой, которым никак не хотели поделиться ученые мужи о многих званиях, государственные люди о высоких должностях, растянувшие это писание на пять долгих лет? (Понятно, что не удмуртский писали пять лет, а федеральный, но ведь наш-то был написан под кальку и ничем принципиальным не отличается).

Общий для всех госслужащих Удмуртии Кодекс этики и служебного поведения состоит из 28 пунктов, содержащих простые истины, большинство из которых хорошим мальчикам и девочкам известны с детского сада, хотя, конечно, тогда они были сформулированы не так замысловато.

В кодексе три части. Первая регламентирует основные принципы и правила служебного поведения, вторая — этические нормы поведения, а третья — ответственность за нарушение положений кодекса. К слову, третья часть — самая короткая, состоит всего из одного пункта.

Самая объемная — первая часть. В ней очень много напоминаний чиновникам о том, для чего, собственно, они и находятся на госслужбе (что нормально — многие об этом точно не помнят). Например,

«гражданские служащие, сознавая ответственность перед государством, обществом и гражданами, призваны:

— исполнять должностные обязанности добросовестно и на высоком профессиональном уровне в целях обеспечения эффективной работы государственных органов;

— не оказывать предпочтения каким-либо профессиональным или социальным группам и организациям, быть независимыми от влияния отдельных граждан, профессиональных или социальных групп и организаций;

— постоянно стремиться к обеспечению как можно более эффективного распоряжения ресурсами, находящимися в сфере его ответственности

— исключать действия, связанные с влиянием каких-либо личных, имущественных (финансовых) и иных интересов, препятствующих добросовестному исполнению ими должностных обязанностей…

И так далее и тому подобное — всего в этом разделе 15 пунктов и 23 подпункта. В целом все понятно, хотя и наивно, конечно: «При назначении на должность государственной службы и исполнении должностных обязанностей гражданский служащий обязан заявить о наличии или возможности наличия у него личной заинтересованности, которая влияет или может повлиять на надлежащее исполнение им должностных обязанностей».

Легко себе представить чиновника, который пишет «Заявление о возможности наличия у меня личной заинтересованности».

Честный и верный товарищ, всегда смело стоящий за правду

Особое место в кодексе занимают «заповеди» о противодействии коррупции — еще бы, без него, как мы выяснили, ее не победить. Да и как, если госслужащие до сих пор не знали, что им делать в случае обнаружения «проявлений». Кодекс этот пробел в чиновничьем образовании наглухо закрывает — «госслужащие обязаны уведомлять представителя нанимателя, органы прокуратуры или другие государственные органы обо всех случаях обращения к гражданскому служащему каких-либо лиц в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений». Это является должностной обязанностью гражданского служащего! Вот еще выдержки:

— гражданскому служащему запрещается получать в связи с исполнением им должностных обязанностей вознаграждения от физических и юридических лиц (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги материального характера, плату за развлечения, отдых, за пользование транспортом и иные вознаграждения);

— подарки, полученные гражданским служащим в связи с протокольными мероприятиями, со служебными командировками и с другими официальными мероприятиями, признаются собственностью Удмуртской Республики и передаются гражданским служащим по акту в государственный орган, в котором он замещает должность государственной службы, за исключением случаев, установленных законодательством Российской Федерации;

— гражданский служащий, наделенный организационно-распорядительными полномочиями по отношению к другим гражданским служащим, должен принимать меры к тому, чтобы подчиненные ему гражданские служащие не допускали коррупционно опасного поведения, своим личным поведением подавать пример честности, беспристрастности и справедливости.

Равняется на героев борьбы и труда

Что касается второй части кодекса, где описываются этические нормы поведения госслужащего, то тут вообще непонятно, над чем так долго думали авторы. Есть масса ничуть не менее кратких и конкретных, зато намного более симпатичных по форме изложения произведений, описывающих правильную модель поведения в обществе. Например, «Что такое хорошо и что такое плохо» В. Маяковского.

Впрочем, ничего плохого в том, чтобы научить чиновников хорошему, нет. Тем более всего за 4 пункта и столько же подпунктов:

«В служебном поведении гражданский служащий должен воздерживаться от:

а) любого вида высказываний и действий дискриминационного характера по признакам пола, возраста, расы, национальности, языка, гражданства, социального, имущественного или семейного положения, политических или религиозных предпочтений;

б) грубости, проявлений пренебрежительного тона, заносчивости, предвзятых замечаний, предъявления неправомерных, незаслуженных обвинений;

в) угроз, оскорбительных выражений или реплик, действий, препятствующих нормальному общению или провоцирующих противоправное поведение;

г) курения во время служебных совещаний, бесед, иного служебного общения, в том числе с гражданами.

— Гражданские служащие призваны способствовать своим служебным поведением установлению в коллективе деловых взаимоотношений и конструктивного сотрудничества друг с другом.

— Гражданские служащие должны быть вежливыми, доброжелательными, корректными, внимательными и проявлять терпимость в общении с гражданами и коллегами.

— Внешний вид гражданского служащего при исполнении им должностных обязанностей в зависимости от условий службы и формата служебного мероприятия должен способствовать уважительному отношению граждан к государственным органам, соответствовать общепринятому деловому стилю, который отличают официальность, сдержанность, традиционность, аккуратность».

«Мальчик радостный пошел, и решила кроха — буду делать хорошо и не буду плохо!» Как-то так хотелось бы описать душевное состояние любого удмуртского чиновника после прочтения кодекса собственного поведения.

Особенно его должен порадовать последний раздел, в котором говорится об ответственности за нарушение положений кодекса. Из этого раздела госслужащий узнает, что, собственно, ответственности-то никакой и нет. Поскольку лишь в крайних случаях (например, выдал государственную тайну) нарушение положений кодекса влечет применение к гражданскому служащему мер юридической ответственности. Во всех остальных случаях госслужащий отделается «моральным осуждением на заседании соответствующей комиссии по соблюдению требований к служебному поведению гражданских служащих и урегулированию конфликта интересов». Еще могут наложить дисциплинарное взыскание или вспомнить о нарушениях при прохождении чиновником аттестации. Впрочем, и это не страшно, ведь в аттестационной комиссии сидят не беспринципные судьи, а такие же чиновники.

Мнение

Анатолий Федюкин, и.о. министра труда УР:

— Ничего плохого в принятии Кодекса этики я не вижу. Не все люди понимают, как себя надо вести — ну, не научили их в детстве. Те, кто понимает честь и достоинство на уровне своей внутренней культуры, для тех этот документ будет очередной «бумажкой», ну а всем остальным надо напомнить.

Ольга Пишкова, руководитель НКО «Центр социальных и образовательных инициатив»:

— Подписание Кодекса этики — это абсолютно бесполезная мера в борьбе с коррупцией. Лучше бы требовали с чиновников неукоснительного выполнения и следования законодательству России и общепринятым международным договорам в области прав человека, участниками которых Россия является. В них сформулированы все этические принципы и нормы, которыми должен руководствоваться российский чиновник в отношении каждого российского гражданина.

Андрей Шушаков, заместитель прокурора Октябрьского района Ижевска:

— Сам по себе кодекс не способен повлиять ни на искоренение коррупции, ни на улучшение морального облика чиновника. Всё идет изнутри человека. Если он не понимает, как себя нужно и должно вести, то никакой Кодекс этики его не научит. Если уж нарушают законы, в которых прописано конкретное и жесткое наказание, то что уж говорить о документе, который является обычной «памяткой». В качестве дополнительной меры к российскому законодательству — да, возможно, он имеет место быть. Но не более того.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.