Бюджет недоедания

Бюджет Удмуртской Республики на 2011 год вновь был сверстан с дефицитом, что не удивительно. Удивительно то, что на этот раз дефицит не удалось удержать даже в рамках положенных 15%, наряду, например, с такими регионами, как Чукотка и Сахалин. В связи с этим становятся более понятными призывы президента Удмуртии к экономии бюджетных средств, которые в этом году звучат едва ли не в каждом выступлении Александра Волкова.

В едином строю должников

В конце марта международное рейтинговое агентство Fitch Ratings поделилось результатами наблюдений за состоянием бюджетной политики регионов России. Оказалось, что за последние три года число регионов страны с дефицитными бюджетами увеличилось с 37 до 63, а суммарный дефицит их бюджетов за 2010 год достиг 202 млрд рублей.

Удмуртия в это дело тоже внесла посильный вклад — вместе с Чукотским АО, Мордовией, Сахалинской и Новгородской областями наша республика попала в число регионов с размером дефицита более 15% при утвержденном Бюджетным кодексом РФ предельном значении в 15%.

Правда, удмуртские законодатели считают, что тут можно поиграть цифрами. По словам председателя постоянной комиссии по бюджету, налогам и финансам Госсовета УР Софьи Широбоковой, размер дефицита Удмуртской Республики не превышает допустимого значения и соответствует требованиям Бюджетного кодекса РФ. «Размер дефицита бюджета Удмуртской Республики в 2011 году может составлять 9,09 млрд рублей (при доходах без учета безвозмездных поступлений в 30,15 млрд руб. — Прим. ред.) и при этом все требования законодательства будут соблюдены», — отмечает она.

По мнению директора по международным региональным финансам Fitch Владимира Редькина, регионы становятся более зависимыми от трансфертов из федерального центра. Правда, этот факт и растущий дефицит бюджета не сказался на оценке Fitch Ratings, которое в конце 2010 года присвоило Удмуртии национальный долгосрочный рейтинг «AA(rus)» с прогнозом «стабильный». Как уточнила Софья Широбокова, «оценки аналитических агентств — показатель хорошей работы республики на рынке заимствований, что еще раз подтверждает кредитоспособность республики и повышает доверие инвесторов к региону».

Причем зачастую федеральная помощь оказывается в виде бюджетных кредитов, что увеличивает размер внутреннего долга. В комиссии Госсовета по бюджету этим фактом обеспокоены, но ничего поделать не могут — федеральный центр сам определяет, в каком виде будет оказана помощь регионам, в том числе в экстренных случаях (например, в 2010 году из федерального бюджета в Удмуртию в виде кредитов поступило 815 млн рублей — на ликвидацию последствий засухи и 274 млн — на развитие дорожного хозяйства).

Заместитель председателя постоянной комиссии по здравоохранению, демографической и семейной политике, член фракции «Справедливая Россия» Госсовета УР Алексей Чуршин отмечает, что, увеличивая внутренний долг республики, мы переносим бремя расплаты за полученные заимствования на будущие поколения. По состоянию на 1 марта 2011 года объем внутреннего госдолга Удмуртии составляет 12,67 млрд рублей, что на 5,6 млрд рублей (на 56%) больше, чем ровно год назад. Причем в бюджете на текущий год установлено, что, в принципе, долг республики к концу года может достигнуть 16,2 млрд рублей.

Конечно, мы не одиноки в своем стремлении решить сегодняшние проблемы за счет будущих поколений. По информации Минфина РФ, за три года региональные долги выросли на 83%, в прошлом году больше всего долгов набрали Псковская область (рост в 7,2 раза), Дагестан (в 9,9 раза) и Бурятия (в 8,1 раза). Софья Широбокова считает, что Государственной Думе РФ необходимо изыскать возможность и снять эту нагрузку с регионов — например, за счет дополнительных доходов от налога на добычу полезных ископаемых.

Не лучше, чем было

Любопытно, что, несмотря на ободряющие заявления о конце кризиса, доходная часть бюджета Удмуртии в текущем году даже меньше, чем в прошлом, на 300 млн. Парадокс, но при этом основных налогов планируется собрать больше, чем в 2010-м, и значительно. Так, налога на прибыль в региональную казну должны собрать больше на 1,4 млрд, а НДФЛ — на 480 млн.

Эксперты утверждают, что, благодаря политике федерального центра, направленной на централизацию доходов, увеличивая сбор налогов по одним статьям, республика теряет на других.

Такая налоговая политика для региональных властей — давний и очень больной вопрос. Софья Широбокова отмечает, что тенденция к централизации доходов наблюдается, по меньшей мере, последние пять лет. И Алексей Чуршин соглашается, что, к сожалению, политика перераспределения собираемых в регионах налогов в пользу федерального центра — это то немногое, что остается неизменным в российской экономике в течение многих лет. Например, в 2010 году в связи с окончательной централизацией налога на добычу полезных ископаемых бюджет УР потерял 976 млн руб.

Судя по структуре бюджета, в которой поступления из федерального бюджета занимают долю от 25 до 40% доходной части, и уже сложившейся практике работы, региональные власти все больше становятся похожи на региональные отделы федеральных главков. Республиканские министры и их замы все больше времени проводят в Москве, выбивая средства на реализацию целевых программ. Дело в том, что последней финансовой модой федерального правительства является финансирование по программно-целевому методу — когда средства выделяются под федеральные или региональные целевые программы.

Правда, никакой речи о планировании при таком методе не идет. Никто не знает, будут ли вообще деньги, сколько и когда. Какой же это финансовый план, когда минимум четверть доходов и соответствующих расходов зависят от чего-то, что находится вне полномочий республиканской власти?

Еще один минус «трансфертной зависимости» — регионы, у которых доля поступлений от федерального бюджета в доходах становится достаточно весомой, теряют стимул к наращиванию собственных налоговых доходов — за счет роста малого бизнеса, количества работающих, роста зарплат и прибыльности предприятий. Вместо стимуляции в таких случаях применяется повышение налогов.

В Удмуртии пока до этого не дошли, но симптомы имеются — у нас, например, так и не стали снижать ставку налога на «упрощенку», посчитав, что мера не окупится, и признав тем самым, что удмуртский малый бизнес — это не то, на что правительство республики делает ставку.

Примерно об этом же говорит и Алексей Чуршин, по мнению которого, для увеличения доходов бюджета приоритетным должен быть рост налогооблагаемой базы, а для этого требуются инвестиции в реальный сектор экономики.

Правда, судя по расходной части бюджета, официальная точка зрения на тактику и стратегию расходования бюджетных средств несколько иная. По словам министра финансов УР Валерия Богатырева, исполнение социальных обязательств — первоочередная задача в планировании бюджетных расходов. Она оказалась важнее даже оптимизации бюджетных расходов.

Для сравнения: министр финансов Пензенской области Евгений Крашенинников главными направлениями бюджетной политики считает поддержку инвестиционных проектов и малого бизнеса, а также восстановление экономики, помощь ее реальному сектору.

«Бюджет проедания»

Основные расходы регионального бюджета — социальные. «Социалка» в общем объеме расходной части занимает 67,5%, где почти 50% — средства на выплату заработной платы бюджетникам.

Впрочем, по мнению некоторых депутатов Госсовета, такой бюджет нельзя назвать «социальным», правильнее назвать его «бюджетом проедания».

Так, по словам Алексея Чуршина, высокая доля социальных расходов не позволяет говорить о социальной направленности бюджета УР, поскольку в нем не учитывается удовлетворение минимальных требований по улучшению жизни работников бюджетной сферы. «Мы не вкладываем средства на создание новых хозяйственных форм, новых направлений, которые впоследствии могли бы увеличивать доходную часть бюджета республики, — говорит Алексей Чуршин. — А это значит, что доходная часть бюджета в лучшем случае будет оставаться на прежнем уровне, а расходная часть бюджета будет расти из-за возрастающего числа проблем. Соответственно, будут увеличиваться и дефицит бюджета, и долговые обязательства Удмуртской Республики. В итоге рано или поздно возникнет критическая ситуация, из которой республика уже не сможет выбраться без серьезных финансовых или социальных потрясений».

С данным мнением не согласна Софья Широбокова, которая приводит такие цифры: «На 80% по сравнению с прошлым годом выросли расходы на республиканскую целевую программу развития малого и среднего предпринимательства в Удмуртской Республике на 2009 — 2013 годы, достигнув 60 млн рублей. В пять раз — до 3 млн рублей — выросли ассигнования на программу по развитию инновационной деятельности в республике. На создание благоприятных условий для привлечения инвестиций в регион запланировано 2 млн рублей, это больше в 3 раза, чем в 2010 году».

Всего получается 65 млн рублей.

Давайте сравним эти цифры с другими расходами. Расходы на функционирование высшего должностного лица УР — 3,74 млн рублей. Расходы на содержание председателя Госсовета УР — 3,65 млн рублей. Содержание депутатов Госсовета республики — 28 млн рублей. Содержание представительств депутатов Госдумы и представителей УР в Совете Федерации — 6 млн рублей. Содержание Администрации Президента и Правительства УР — 312 млн рублей (+37% к прошлому году). Постоянное представительство УР при Президенте РФ — 24,7 млн рублей (рост на 17%).

Итого: 378,09 млн рублей.

И мы не столько много тратим на чиновников и депутатов, сколько — ничтожно мало — на развитие малого бизнеса.

Чуть оптимистичнее делает ситуацию тот факт, что одними из самых весомых расходов являются как раз госинвестиции: в 2011 году планируется на капитальные вложения потратить 1,72 млрд и на дороги — порядка 1,5 млрд (с учетом федеральных трансфертов). Каждая из этих статей тянет за собой весомый экономический бэкграунд в виде работы для строителей, производителей и поставщиков стройматериалов, транспортников и т.д.

Так что, может быть, и вообще не надо тратить денег на поддержку малого бизнеса — он сам себя поддержит, если будет работа и условия для нее.

Доходы

Доходная часть бюджета УР на 2011 год составила 29,99 млрд рублей, что на 300 млн меньше, чем в 2010 году.

Налоги на прибыль предприятий и с доходов граждан республики принесут более половины всех поступлений — 15,9 млрд рублей, почти на 2 млрд рублей больше, чем в 2010 году. При этом на 1,4 млрд рублей (рост на 21%) планируется собрать налога на прибыль, а НДФЛ — больше на 480 млн рублей (рост на 6,7%).

Планируется также, что налога на имущество предприятий будет уплачено на 2,29 млрд рублей. Налоги от предприятий, применяющих УСН, возрастут на 112 млн рублей (или на 16%) — в общей сложности до 823 млн рублей.

Безвозмездные поступления из федерального бюджета и от госкорпораций принесут республике еще 6,53 млрд рублей (на 270 млн рублей больше, чем было запланировано в 2010 году). Фактически за прошлый год республика получила 12,4 млрд рублей.

Общие поступления в региональный бюджет с акцизов вырастут на 730 млн рублей или на 26% по сравнению с 2010 годом.

Расходы

Расходы запланированы на уровне 36,68 млрд рублей, или на 1,16 млрд рублей меньше прошлогодних. В результате дефицит нынешнего бюджета составил 6,69 млрд рублей против 7,55 млрд в 2010 году. Справедливости ради стоит сказать, что в итоге бюджет-2010 был исполнен с дефицитом в 5,87 млрд рублей.

Согласно бюджету УР ассигнования по разделу «Национальная экономика» вырастут на 20% — до 6,22 млрд рублей (по показателю роста Удмуртия вдвое опередила бюджет РФ). На строительство объектов гражданского назначения предполагается потратить 1,72 млрд рублей, что больше прошлогодних бюджетных инвестиций на 6%. В рамках реализации республиканских целевых программ планируется направить на капитальные расходы 1,22 млрд рублей. В частности, это такие программы, как «Социальное развитие села на 2011 — 2015 годы» (160 млн рублей), «Стимулирование жилищного строительства на 2011 — 2015 годы» (431 млн рублей, рост на 37%), «Газификация Удмуртской

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.