Бес паники

В апреле Удмуртия засветилась на всю страну с криминальной новостью «группировка молодых отморозков насмерть забила подростка». СМИ ухватились за новость моментально — событие действительно чрезвычайное, учитывая, что преступниками оказались не просто гопники, а политические экстремисты-националисты.

Новость вышла с отдачей. Да с такой, какую не ждали. Буквально через день после события, не без помощи СМИ, по Ижевску прокатился слух о том, что нацисты выбрали столицу удмуртской республики для проведения массовых акций, для чего намерены прибыть в город в количестве то ли полутора, то ли трех тысяч человек. После этого город охватила паника. В полном смысле этого слова, и без всякого преувеличения.

Родителям (либо они сами к этому приходили) рекомендовали сопровождать детей в школу и встречать их. Сами дети ежедневно приносили из школы слухи «о скинхедах», СМИ без конца транслировали заявления официальных лиц, что никаких «скинхедов» в городе нет. Слухи, со слов очевидцев, эти заявления опровергали: скинхедов в городе видели — и они опять кого-то избили. Люди, имеющие связи в криминальном мире, говорили в тесной компании: «Пусть эти скины приедут — уж мы их встретим, кулаки чешутся». Наконец, перед днем рождения Гитлера (20 апреля) — датой, на которую якобы была намечена нацистская акция, — кто-то (неизвестно кто, официальные органы эту информацию не подтверждают) порекомендовал школам сократить учебный день, чтобы «2-я смена» могла уйти пораньше. И школы этой рекомендации последовали — это только подлило масла в огонь паники. «Скинхедов» ждали, но, к всеобщему счастью, не дождались. С началом следующей недели о них никто уже не вспоминал.

Но сам факт возникновения паники, согласитесь, любопытен. Точнее, даже не факт возникновения, а факт отсутствия в арсенале власти каких-либо эффективных сценариев борьбы с такими явлениями, как паника и слухи. А казалось бы, они должны быть — власть в регионе имеет солидный политический стаж.

Конечно, в любом развитом государстве средством № 1 для победы над паникой и слухами является уверенность граждан в силе государственной машины, уверенность в том, что она контролирует ситуацию. В России этот номер не работает.

Поэтому, что делает рядовой россиянин, которому есть что защищать (для большинства — это, прежде всего, семья), когда чувствует угрозу, кроме того, что встречает ребенка из школы и жену с работы: он не звонит в милицию, а начинает разведывательную деятельность. Ему же надо обеспечить безопасность или, по крайней мере, успокоить родных, аргументированно доказав, что никакой опасности не существует.

Какие при этом существуют источники информации? Слухи и СМИ. Что в данной ситуации вещали слухи, мы уже знаем. А СМИ сначала заявили об угрозе, а потом (после административного внушения) исправно транслировали официальную точку зрения, которая заключалась в том, что «никаких скинхедов в Ижевске не существует».

Утверждать такое было заведомо глупо, а без того чрезвычайно низкая правдоподобность информации оказалась еще более принижена существующей разницей в уровнях доверия между информацией, полученной от родных и посредством СМИ.

Да, сегодня нам известно, что именно хотели сказать власти. Они хотели сказать, что контролируют обстановку, и никаких организованных группировок фашистов, скинхедов и иже с ними в Ижевске в настоящее время нет. Их что называется «проработали» и «взяли на карандаш» — не рыпнутся.

Хотели и даже пытались, но не сказали. Вместо этого демонстрировали, что бес паники овладел и ими тоже.

Что делает в стрессовой ситуации владеющий собой человек? Он демонстрирует понимание ситуации и готовность действовать.

Что делали органы власти? Они учили СМИ, что нехорошо сеять панику; утверждали, что никакой ситуации вовсе не существует, а есть только слухи (даже если это не так, то разве они не породили ситуацию); заявляли, что скинхедов нет (то есть, что «черное — это белое»), хотя они есть, что задержанные по подозрению в убийстве подростка не считают себя скинхедами (надо отдать должное здравомыслию задержанных); они, в конце-концов, заявляли, что люди сами виноваты в том, что верят слухам. То есть делали все то, чего делать в подобных ситуациях не рекомендуется. Демонстрировали, что они не видят того, что видят все. Демонстрировали слабость вместо демонстрации силы.

Пиар-ресурсов, имеющихся в распоряжении властей, вполне достаточно, чтобы отыграть ситуацию интереснее и эффективнее. «Не можешь противостоять толпе — возглавь ее». Почему никто не возглавил толпу и не повел ее на бой со скинхедами, где она могла бы убедиться, что никаких скинхедов нет? Почему не было слухов о том, что скинхедов выловили и отправили в другие города, телефона отряда по борьбе со скинами, который каждый мог знать наизусть? Словом, не было ощущения, что власть и люди варятся в одном котле. Было ощущение, что у чиновников есть своя реальность, где нет непроверенной информации, райски безопасная, и где не только скинхеды, но и даже и слухи о них не имеют права на существование. Ложное, конечно, ощущение. Но все равно неприятное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.