Ау, бюджетники!

Бюджетников заставляют зарабатывать. Ряд государственных и муниципальных учреждений уже в этом году получат статус автономных и должны будут решать часть своих проблем за свой счет. Больше всего споров и сомнений вызывает применение закона «Об автономных учреждениях» в области образования — в этой сфере социальные гарантии особенно важны.

Эффективный статус

На самом деле, вводя в обиход понятие «автономное учреждение», законодатели совсем не имели в виду отказываться от финансирования школ, детских садов, больниц, музеев и т.п. АУ будет получать государственное финансирование и выполнять за это государственное задание — школа, например, бесплатно (для родителей) учить определенное количество детей. При этом государство или муниципалитет финансируют только те услуги АУ, общедоступность которых гарантирована Конституцией РФ, а размер выделенных средств определяется заранее утвержденными нормативами.

Это значит, что директора уже не смогут «рисовать» сметы, которые потом «осваиваются» только для того, чтобы в следующем году «бюджет не урезали». В этом, собственно, и заключается смысл закона — не столько экономия, сколько эффективное использование бюджетных ресурсов.

В то же время все, что выходит за рамки государственного задания, автономное учреждение имеет право делать за деньги и тратить заработанное по своему усмотрению. В АУ будет собственная бухгалтерия и часть имущества — в собственности. Особо ценным движимым и недвижимым имуществом, которое переходит не в собственность, а в оперативное управление АУ, тоже можно распоряжаться, в том числе и в коммерческих целях, но только с согласия учредителей — ими остаются муниципалитет или субъект федерации.

Высшим органом управления АУ становится наблюдательный совет, в который входят представители учредителя (в том числе — органа по управлению имуществом), общественности (в сфере образования это, прежде всего, родители) и работников учреждения. А оперативным решением хозяйственных вопросов и исполнением решений наблюдательного совета занимается директор. И его роль в АУ, по сравнению с бюджетным учреждением, существенно возрастает — это он должен придумать, на чем зарабатывать деньги и как их с толком потратить.

В этом году статус АУ получат 28 государственных и муниципальных учреждений по всей Удмуртии. И только в Ижевске среди них есть учреждения образования: Гуманитарный лицей, детские сады № 286 и № 287 и СДЮСТШ по мотоспорту.

Считаем сальдо

Директор ижевского Гуманитарного лицея Михаил Черемных ждал закона «Об автономных учреждениях» как из печки пирога и, став, наконец, директором АУ, ведет себя как настоящий бизнесмен: «Вы где-нибудь видели бизнесмена, который рассказывает всем, на чем он может деньги заработать?! Этого я вам, конечно, не расскажу».

Размеров внебюджетных доходов лицея в прежнем статусе — муниципального учреждения — Михаил Черемных тоже не раскрывает, но признается, что платные образовательные курсы, семинары, другие специальные образовательные программы и соискание грантов всегда приносили прибыль, и с каждым годом — все большую в процентном отношении к бюджетному финансированию.

Раз бизнесмены от образования берегут коммерческую тайну, остается только теоретически предположить, из чего может складываться доходная часть бюджета АУ. В этом статусе собственные доходы, помимо дополнительных занятий и различных грантов, может приносить аренда школьных помещений (закон этого не запрещает, с условием, что арендатор тоже занимается образовательной деятельностью). Хоть они и остаются собственностью учредителя, АУ имеет право зачислять арендную плату на свой счет. Наличие имущества в собственности тоже дает некоторое пространство для финансового маневра — то, что в бюджетных школах списывают, АУ может продавать. Наконец, в статусе АУ школа попадает под действие ФЗ «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций» и может, например, передать заработанные средства в управление какой-либо инвестиционной компании.

Та часть бюджета АУ, которая будет обеспечивать выполнение государственного задания, будет формироваться по нормативно-подушевому принципу. «Размер государственного финансирования автономного учреждения будет вычисляться путем умножения количества учащихся на стоимость обучения одного ученика в год, — объясняет его суть Александр Килин, начальник отдела профессионального образования Министерства образования и науки УР, который курирует вопросы перевода образовательных учреждений в автономные. — Разработка подушевого норматива в Удмуртии пока еще не завершена. В Москве, например, этот норматив 65 тысяч рублей в год, у нас по факту в пределах 33-35 тысяч. В норматив закладывается зарплата преподавателей, учебные расходы, коммунальные расходы».

Все прочие расходы АУ должны будут обеспечивать сами. Например, логично, что такое учреждение захочет привлечь к работе лучших педагогов — родители вряд ли захотят платить деньги за дополнительные занятия, которые ведут вчерашние студенты педучилища. А значит, логично, чтобы педагоги в АУ зарабатывали больше, чем в бюджетных школах. Так вот доплачивать им сверх бюджетной ставки придется из самостоятельно заработанных средств. И это бы еще полбеды — дело-то добровольное, да и не только деньгами можно мотивировать персонал. Другое дело, например, содержание здания — эти расходы в подушевой норматив не закладываются. Наконец, автономное учреждение должно платить налоги — тоже расходная статья, которую придется финансировать за счет внебюджетных поступлений.

В общем, «автономный» статус просто обязывает зарабатывать, работать исключительно в рамках государственного задания уже не получится — в конце концов, бюджет затрещит по швам, и это начнет сказываться на учебном процессе. Конечно, самое страшное, что может за этим последовать, — возвращение школы под крыло бюджета. Но где тот директор, который хотел бы «сесть в лужу» перед учредителем?

Добровольно-показательно

По закону добрая воля самого бюджетного учреждения — главное условие его перевода в статус АУ. Вероятно, имеется в виду, что решение пуститься в автономное плавание должен принять не лично директор, а высший орган учреждения, определенный уставом, — например, педсовет.

Но, как сообщила Людмила Ефимова, заместитель начальника Управления образования Администрации
г. Ижевска, пока кроме Гуманитарного лицея о таком решении не заявила ни одна школа. Не торопятся и вузы, внебюджетные доходы которых составляют от 0 до 70%, а в среднем по России — 43%. Очевидно, что в образовательных учреждениях здраво оценивают риски перехода в новый статус.

Однако при всей гарантированной законом добровольности перехода в статус автономного то, что госучреждениям нравится сидеть на коротком бюджетном поводке, все же должно беспокоить чиновников. Доля АУ от общего числа государственных и муниципальных учреждений вошла в перечень показателей, по которым федеральная власть оценивает эффективность региональной.

Причем между подписанием закона об АУ и этого перечня прошло всего около полугода — автономные учреждения стали «показателем», фактически даже не успев появиться. Это лишний раз доказывает твердость намерений государства превратить бюджетников из нахлебников в полноценных финансовых партнеров.

Включение доли АУ в перечень показателей эффективности на республиканских чиновников подействовало. Когда в прошлом году Минфин стал запрашивать у муниципалитетов эти данные, выяснилось, что не везде даже понимают, про «какие-такие» автономные учреждения их спрашивают. Пришлось посвятить этому вопросу отдельный доклад на одном из совещаний. Результат налицо: АУ в республике стали появляться.

Достаточно ли 28 автономных учреждений, чтобы получить в Москве «зачет» по управлению финансами, в республиканском Минобразе не знают. И вообще уверяют, что законный добровольный порядок перехода в новый статус ни в коем случае нарушаться не будет. Более того, даже в случае, если учреждение образования пожелает сменить статус, в министерстве еще подумают, разрешать ему это или нет. И одним из главных критериев для принятия этого решения будет уже имеющийся в учреждении опыт коммерческой деятельности.

«На мой взгляд, сейчас в образовательной сфере перей-ти в автономные могли бы те учреждения, у которых уже сегодня доля внебюджетных поступлений соразмерна с бюджетной сметой, — рассуждает Александр Килин. — Если, допустим, учреждение имеет по смете 10 миллионов бюджетных средств, и еще 10 оно зарабатывает, то вот такому образовательному учреждению можно идти в автономное. Но у нас есть такие, которые зарабатывают только 8-10 % от сметы, и таких много. Взять, например, сельские школы. Если сейчас их перевести в автономные учреждения, они не выживут. Поскольку надо учитывать уровень платежеспособности жителей на селе — могут ли они платить сейчас за образование? Понятно, что не могут».

Субъективный фактор

На самом деле, объективных причин, которые могут осложнить автономное существование бюджетных учреждений, предостаточно. Многие из них учитывает и сам закон «Об автономных учреждениях». Например, он исключает возможность перевода в автономные малокомплектных сельских, специальных, коррекционных детских садов и школ, интернатов и подобных учреждений. Не учтен в законе только субъективный фактор — кадры.

Между тем само образовательное сообщество склонно уделять ему серьезное внимание. В методических рекомендациях к закону об АУ, опубликованных в профильных изданиях, одним из главных факторов успеха школы в новом статусе называется ее «управленческий потенциал, активность, инициативность руководителей».

Директоров, которые попадают под эти характеристики, уговаривать стать самостоятельными не приходится. Например, Михаил Черемных считает, что для успешной работы в качестве автономного учреждения достаточно научиться зарабатывать хотя бы 20 процентов от сметы и добиться стабильного роста этого показателя.

И, по его информации, уже в следующем году компанию Гуманитарному лицею могут составить Экономико-математический лицей № 29, ижевский естественно-гуманитарный лицей «Школа 30» и гимназия № 56. «В наше время в школы прежде всего нужно привлекать профессиональных менеджеров, управленцев-финансистов, — советует г-н Черемных. — У учителя, доросшего до директора, все равно мозги бюджетника».

Александр Килин также не исключает возможной замены части школьных директоров профессиональными управленцами. С этим отчасти соглашается и Раиль Галиахметов, декан факультета экономики, права и гуманитарных наук ИжГТУ, человек, вклад которого в коммерциализацию республиканской высшей школы, что называется, трудно переоценить. «Конечно, существующая система выдвижения в директора хороших учителей уже отживает, — говорит он. — Но при этом все-таки нужно искать новых школьных управленцев в этой же среде, человек должен разбираться в системе образования, ее целях и задачах досконально! Помочь тут может дополнительное профессиональное образование, различные тренинги».

В республиканском Минобразе признают: никаких специальных государственных программ для подготовки менеджеров в образовании в Удмуртии нет. Как, впрочем, и в культуре, и в здравоохранении, и в других отраслях, которые до сих пор существовали исключительно за счет бюджета. Между тем именно они в ближайшие годы, видимо, будут испытывать самую острую потребность в управленческих кадрах.

В Татарстане над переходом госучреждений в статус АУ работают уже около года. Сейчас к нему готовы 40 учреждений образования (техникумы и начальные профессиональные училища), Казанский государственный цирк и Татарская государственная филармония им. Г. Тукая. Существует также единственный проект в области здравоохранения —
автономный статус может получить офтальмологическая клиника.

В Удмуртии в 2008 году появится 28 автономных учреждений, 6 из них — в Ижевске. На «вольные хлеба» муниципалитет отпускает ижевский Гуманитарный лицей, детские сады № 286 и 287, СДЮСТШ по мотоспорту и два учреждения культуры — выставочный центр «Галерея» и центр «Русский дом» (кинотеатр «Ударник»).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.