Андрей Пономарев: «Не верю!»

В начале марта президиум Высшего арбитражного суда огорошил банковское сообщество, признав нарушающими права потребителей сразу несколько пунктов кредитных договоров банков с заемщиками­физлицами: рассмотрение споров по месту нахождения банков, возможность одностороннего повышения ставок и  штрафные санкции за просрочку платежа. Такое решение было вынесено в рамках конкретного дела – «Русского банка развития» против Управления Роспотребнадзора по Москве. Но если оно станет шаблоном для судебных решений по аналогичным делам, то банки могут лишиться главного дисциплинирующего заемщиков инструмента – пеней и штрафов. О том, существует ли такая возможность, СД беседует с директором АКБ «Ижкомбанк» Андреем Пономаревым.

— Андрей Юрьевич, решение президиума ВАС получило резонанс в прессе и в Интернете, особенно в части признания незаконными штрафных санкций. Но разве оно является для банков прямым руководством к действию?

— Не является. Во-первых, это не решение регулятора рынка, и оно не обязывает банки сейчас же убрать из кредитных договоров пункты о возможности одностороннего повышения ставок, применении штрафных санкций в случае просрочки платежа и рассмотрении споров по месту нахождения банков.

Во-вторых, в прессе и в Интернете обсуждаются фактически слухи. Подробной информации о решении ВАС никто из участников этого обсуждения не приводит. мы не знаем, чем оно мотивировано, поэтому рассуждать об отмене штрафных санкций как о свершившемся факте – преждевременно.

Поэтому мы в связи с решением ВАС пока ничего не предпринимаем. Посмотрим на реакцию банков, для которых розничное кредитование является приоритетным продуктом, – если решение ВАС отразится на судебной практике, то они это почувствуют в первую очередь. А особенно интересна реакция Агентства ипотечного жилищного кредитования: как поведет себя госструктура? У них в договоре тоже штрафные санкции прописаны, и мы, являясь агентами АИЖК и выдавая ипотечные кредиты по стандартам АИЖК, в договорах с заемщиками выставляем зеркальные условия…

— И все-таки Вы не исключаете, что резонанс, который вызвало решение ВАС, может повлечь за собой волну жалоб на штрафные санкции со стороны заемщиков?

— Мы же видим, как за последние годы сменилась ориентация юридических и финансовых консультаций: раньше они рекламировали помощь в получении кредитов, а сейчас кругом листовки «как разобраться с банком» или «платят только трусы». В этом плане слухи об отмене штрафных санкций упали на благодатную почву. Но я еще раз подчеркну, что это только слухи.

Я еще могу понять логику решения о рассмотрении споров по месту нахождения банков. Чтобы подать иск на крупный федеральный банк, нужно обращаться в московские суды, — это, действительно, в какой-то мере ограничивает возможности заемщиков.

Логику запрета на одностороннее повышение ставок также можно понять, хотя это тоже неоднозначное решение: в связи с мировым финансовым кризисом никто ведь не побежал закрывать кредиты, а у банков начались проблемы с ликвидностью, цена денег принципиально изменилась.

Но отмена штрафных санкций – это настолько нелогично с экономической точки зрения, что я просто в это не верю.

— А какова экономическая логика штрафов?

— Во-первых, пени – это часть договора между двумя субъектами – банком и физическим лицом. Никто не принуждает человека подписывать договор, это его добровольная позиция: он изучил условия, и раз поставил свою подпись – значит, согласился с ними.

Во-вторых, мы расцениваем пени и штрафы не как наказание для должников, а как мотивацию заемщиков к своевременной выплате кредита. Иначе человек может взять кредит и вообще не думать о том, как он его отдаст. Да, он будет время от времени получать какие-то уведомления от банка, исполнительные листы – ну и что? К тому моменту, когда к нему придут судебные приставы – а они, учитывая нерасторопность нашей судебной и исполнительной системы, могут и через год после подачи банком судебного иска прийти, – он перепишет все свое имущество на родственников. Приставы убедятся, что у него ничего нет, развернутся и уйдут…

В-третьих, пени и штрафы покрывают расходы банка, связанные с необходимостью привлечения дополнительных ресурсов, которая возникает, когда заемщик не рассчитывается вовремя. У нас ведь тоже есть свои обязательства, и, чтобы их исполнять, несмотря на неплатежи со стороны заемщиков, мы вынуждены привлекать средства по текущим рыночным ставкам. Эти ресурсы оказываются для нас дороже, чем кредит, выданный заемщику. Эту разницу и покрывают штрафные санкции, то есть они дают нам возможность привлечь ресурсы для выполнения своих обязательств.

— А если все-таки попытаться представить себе работу банковской системы без этого инструмента?

— Кредитование для банков в этом случае превращается в «русскую рулетку»: выдал кредит – и не знаешь, вернут его тебе или нет.

Естественно, банки вынуждены будут отреагировать на это ужесточением условий кредитования. В конечном итоге это выльется в повышение ставок, поскольку банкам придется увеличить расходы на работу служб безопасности и мониторинга, на постоянный системный контроль. Увеличение стоимости обслуживания кредита для банка, естественно, приведет к его удорожанию для заемщиков.

Это единственный возможный выход. Если, конечно, это можно назвать выходом. Потому что ставку ведь нельзя бесконечно повышать. Есть средние значения, ставки ниже и выше которых увеличивают риски банков. Сейчас реальные ставки доходят до 30%. Ставки выше 40% уже слишком рискованны в плане невозврата.

— Хотите сказать, без штрафных санкций кредитование становится невыгодным для банков?

— И не только для банков. Во всем мире сейчас преодоление последствий кризиса связывают со стимулированием потребительского спроса. В России в том числе: чтобы возродить спрос на автомобили, государство запускает программу утилизации старых машин; чтобы восстановить спрос на жилье – посредством АИЖК и госпрограмм регулирует ставки по ипотечным кредитам, и мы сейчас выдаем ипотеку под 9,5 процента по стандартам АИЖК и под 5% по республиканской программе поддержки молодых семей.

Банки сейчас реально готовы кредитовать население, и государство в этом заинтересовано – какой в таком случае смысл принимать решения, ведущие к росту ставок?

Поэтому, еще раз повторю, я не верю в отмену штрафных санкций.

— Следует ли ожидать официальной реакции на решение президиума ВАС со стороны банковских ассоциаций?

— Пока такой реакции с их стороны не последовало, потому что, насколько мне известно, в отраслевых организациях не воспринимают решение президиума ВАС как принципиальную позицию государства.

Конечно, если потребуется, банковские ассоциации могут поставить вопрос о штрафных санкциях перед регулятором рынка – Центробанком, могут выйти со встречными предложениями на уровне законодательных инициатив.            

Думаю, вопрос о штрафных санкциях имеет смысл рассматривать в контексте ограничения злоупотреблений, установления слишком высоких процентов пени. Как правило, пени и штрафы превышают действующую ставку по кредиту в 2-3 раза, но в отдельных банках доходят до десятикратной ставки. Логично было бы их ограничить – установить на законодательном уровне, что пени и штрафы не могут превышать двойной или тройной ставки по кредиту.

Загонять заемщиков в угол нереальными ставками и штрафами не нужно никому. И участники рынка, и государство сейчас заинтересованы в скорейшем восстановлении кредитования.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.