А вы с неплатежами как боретесь?

Денис Агашин, генеральный директор ООО «Удмуртская хлебная компания», участник Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

— Проблема неплатежей со стороны контрагентов, к сожалению, существовала во все времена, даже в период более благополучной экономической ситуации. С течением кризиса этот вопрос стал еще более актуальным. Многие контрагенты сталкиваются с проблемами – нехваткой оборотных средств, задержками с поставками, нарушением договорных обязательств. В итоге вся эта цепочка проблем приводит к сбою отлаженной системы платежей.

Для разрешения подобных коллизий общество и бизнес-среда пока не придумали иного инструмента, кроме как разбирательство в суде. Юристам «Удмуртской хлебной компании» также приходится принимать участие в судебных заседаниях в качестве истцов. Вместе с тем хочу заметить, что выяснение отношений с контрагентами в суде – это крайняя форма решения вопроса неплатежей. В душе всегда есть место для веры в порядочность и обязательность наших партнеров. Их проблемы и трудности, особенно в последнее время, понятны и объяснимы. Но бизнес есть бизнес – договоренности надо выполнять.         

На фоне многообразия прогнозов, которые дают экономисты относительно глубины и продолжительности кризиса в целом, сложно предположить, насколько серьезным и глобальным может стать кризис неплатежей. Но я остаюсь оптимистом. Нынешняя ситуация отличается от той, в которой страна оказалась в 90-е годы. Сейчас у нас более сильное государство, и оно не допустит банкротства системообразующих предприятий. А вот налоговых недоимок в бюджет следует ожидать – это связано с общим снижением уровня производства и, как следствие, сокращением налогооблагаемой базы.                 

Сергей Вердиян, владелец группы компаний «Ассоциация «Север», участник Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

— Я, как и многие, столкнулся с проблемой задолженности со стороны контрагентов. Речь идет о десятках миллионов рублей. Решаются такие вопросы очень непросто: это и мокрая жилетка, 
с одной стороны, и выплескивание друг другу всех своих проблем — с другой. Тем не менее мы встречаемся с дебиторами и ищем возможности погашения долгов, в том числе и посредством взаимозачетов.

Сейчас этот способ расчетов снова стал актуален, и, насколько мне известно, в сети Интернет появляются проекты, позволяющие выстраивать взаимозачетные цепочки. Идея, я считаю, настолько же блестящая, насколько тяжело реализуемая. Просто составить цепочку с выходом на деньги мало, нужно еще и проконтролировать движение денег по этой цепочке. В этом плане участникам расчетов, наверное, все-таки проще собраться за круглым столом и договориться обо всем без посредников.

Если экономика – это организм, а деньги – кровь экономики, то в момент, когда организм обескровлен, он нуждается в некоем суррогате крови, и эту роль вполне могут сейчас сыграть взаимозачеты и векселя. Но организм легко откажется от этого суррогата, как только нормальное кровоснабжение будет восстановлено. Поэтому я не думаю, что предприниматели слишком увлекутся взаимозачетами и ситуация зайдет так же далеко, как в 90-е годы, когда кризис неплатежей затронул и бюджеты, и социальную сферу.

Взыскание долгов через суд я тоже считаю вполне приемлемой мерой. Конечно, если заемщик был некредитоспособен изначально, если у него нет никаких активов, на которые можно было бы наложить арест, даже судебное решение не гарантирует возврата денег. Но тут есть определенная доля вины и самого кредитора – надо было внимательнее изучать своего контрагента. А если дебитору есть чем обеспечить долг, то вопрос вполне можно решить правовым порядком. Я считаю, и переговоры, и поиск взаимозачетных схем, и решение вопроса в судебном порядке одинаково эффективны.

Максим Коновалов, директор ООО «Управляющая компания», участник Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

— Общепит – наверное, тот счастливый случай, когда контрагенты платят деньги сразу. Неплатежей в этом секторе быть не может, и я с такой проблемой не сталкиваюсь. Если же говорить об экономике в целом, то, на мой взгляд, вопрос не в масштабах кризиса неплатежей, а в его последствиях. Серьезные неплатежи, я думаю, будут — за неаккуратную и слишком оптимистичную политику заимствования придется расплачиваться многим. Вполне вероятно, что это повлечет за собой череду банкротств, в том числе и финансовых институтов. Как следствие — возможна новая волна увольнений.

 
 
 
Владимир Паршин, генеральный директор ЗАО «Торговый дом «Удмуртская промышленная компания», участник Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

— Мы сталкиваемся с неплатежами со стороны контрагентов, и в целом отношения с партнерами в условиях кризиса усложнились: даже если как таковой проблемы неплатежей нет, поднимаются вопросы об увеличении отсрочек, снижении или замораживании цен. Если все это тоже принимать во внимание, то можно сказать, что вопросы по поводу расчетов возникли у нас практически со всеми контрагентами.

Решаем мы их в индивидуальном порядке. Составили для себя рейтинг надежности клиентов и принимаем решение в зависимости от положения предприятия в этом рейтинге: для кого-то пересматриваем отсрочки в сторону уменьшения, а от некоторых партнеров вообще пришлось отказаться. В ряде случаев приходится идти и на бартерные расчеты.

Бартер пока еще не стал так же популярен, как в 90-е годы, но уже очевидно, что этот способ расчетов достаточно распространен. При дефиците ликвидности, который сейчас ощутим и в банках, и в реальном секторе, от него просто никуда не деться, и если этот дефицит не будет уменьшаться, то доля бартерных расчетов будет только расти.

И тем не менее я не думаю, что разворачивающийся кризис неплатежей приведет к неуплате налогов, зарплат и всем тем негативным последствиям, которые мы наблюдали в 90-е. Прежде всего, потому, что государство сейчас в совершенно другом состоянии и у власти есть возможность держать ситуацию под контролем. Понятно, что стабилизационный фонд – не бездонная бочка, но это реальный ресурс, который может быть использован в острый период.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.