А вы готовы платить за образование?

Владимир Агеев,
генеральный директор ООО «Строительная фирма «Римский квадрат», участник Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

— Я считаю, нужно разделять школы социальной направленности и школы для тех, кто готов платить деньги. Для детей, которые имеют возможность поступить в учебное заведение бесплатно, на конкурсной основе, должна быть такая возможность, и такую возможность государство сейчас обеспечивает. Рынок образовательных услуг в Ижевске тоже есть.

Другое дело, что в наших вузах готовят слишком много специалистов, которые потом никому не нужны. Например, у нас в техническом университете есть специальность «макроэкономика». Чем будет заниматься выпускник с такой специальностью? Во всех наших вузах много менеджерских специальностей — а что такое менеджер? Многие стараются получить высшее образование, а что будет дальше — все равно.

Это неправильно. Чтобы понимать смысл обу-
чения, обязательно нужна практика. Я был в Швейцарии в одной из высших школ, где преподают управление гостиничным бизнесом, — там 90% занятий — это практика. По этой причине я считаю, самое эффективное образование у нас дают в Медакадемии, где практика начинается со второго курса.

Алексей Гарипов,
директор МУП»Трест «Дормостстрой», участник Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

— Одно дело платить за марку института и носить диплом, как медаль, а другое дело — платить за хороших преподавателей. Рынок преподавателей в Ижевске есть, родители ищут такого учителя, который поможет ребенку сделать в школе первые шаги, научит, прежде всего, учиться, многие переводят детей из одной школы в другую именно в поисках хорошего учителя. И за хорошего учителя, действительно, стоит платить.

Совсем другое дело, что иногда приходится платить за марку института, чтобы потом носить диплом, как медаль. Мы постоянно повышаем квалификацию наших сотрудников, и это стоит денег. Но результат учебы редко бывает удовлетворительным. К примеру, после строительного факультета человек может не знать, как читать чертеж, — приходится уже в процессе работы его переучивать. С одной стороны, встает вопрос, платить или не платить за такое образование. С другой стороны, иногда реалии жизни таковы, что сам факт наличия диплома важнее — особенно для административного персонала. И, действительно, приходится платить — только чтобы была бумажка.

 
Евгений Костенков,
исполнительный директор филиала «Ижевский» НПФ «Лукойл-Гарант», участник Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

— Моя принципиальная позиция: кто может — должен платить за образование, чтобы не составлять конкуренции тем, кому это не по карману. И в то же время люди, которые учились бесплатно, по моему мнению, должны отработать какой-то период времени на пользу государства. Пусть это потребует принятия большого количества документов, но такую норму, я считаю, нужно ввести.

И еще одна функция государства в образовании, на исполнение которой нужно обратить особое внимание, — система аттестации учебных заведений. Иначе, сколько ни плати — никаких гарантий качества образования не получишь. Для этого, я думаю, тоже потребуется принять какие-то документы на уровне России, а здесь, в Удмуртии, нужен будет жесткий контроль. Ну и для повышения качества образования работодатели должны работать в связке с вузами, чтобы иметь возможность контролировать подготовку специалистов и при необходимости спросить с высшего учебного заведения.

 
 
Владимир Паршин,
генеральный директор ЗАО «Удмуртская промышленная компания», участник Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

— Сейчас я являюсь слушателем школы МВА в Московском государственном университете управления — это платное образование. Ряд наших сотрудников также получает образование по программам МВА, и мы частично оплачиваем их учебу. Я к этому отношусь нормально — за хорошее образование нужно платить. Но при этом, я считаю, что для поддержки одаренных личностей обязательно должна быть какая-то государственная программа, иначе у нас никогда не будет Ломоносовых. И мы на своем уровне, при подборе персонала, ищем талантливых молодых людей, которым в дальнейшем, если они действительно проявят себя, готовы оплачивать образование.

Сама по себе платность, конечно, не гарантирует качество образования. Качество гарантируют другие вещи: история образовательного учреждения, его рейтинговые оценки, перечень преподавателей, которых оно привлекает, статистика — как его слушатели в дальнейшем устроились в жизни, ну и личные знания — впечатления людей, которые прошли обучение.

В Ижевске, безусловно, существует рынок образовательных услуг, есть специфические направления, по которым у нас можно получить качественное образование и стать востребованным специалистом. Например, у нас развита нефтедобыча, и есть сложившаяся школа в этом направлении. У нас развита промышленность — и техническое образование хорошее. В плане экономики, я думаю, все-таки лучше поискать варианты для обучения в других городах.

Юрий Тюрин,
директор ООО «Ассоциация «Ваш дом», участник Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

— Я плачу за дополнительные занятия в школе, плачу репетиторам. Образовательные услуги, как любые другие, требуют контроля. Если я плачу за ремонт квартиры, это мне не гарантирует на 100 % его качество. Если пустить все на самотек, можно себе представить, какой ремонт вам сделают. Так и с образованием. Можно контролировать оценки в школе, можно спрашивать у педагогов, изменился ли уровень знаний после занятий с репетитором, можно менять репетиторов, чтобы сравнить качество обучения. У меня пятеро детей, только учителей английского мы меняли 7 раз, так что я имею возможность мониторить эту сферу услуг. При стабильном, устоявшемся рынке предложение превышает спрос, и у потребителя есть выбор. Откройте любую газету, там предлагают репетиторство по любому предмету. Поэтому да, рынок образовательных услуг у нас существует. А вопрос поиска наиболее приемлемого соотношения цена/качество решается как везде на рынке — путем сравнения и выбора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.