А вы бы охотничьи угодья арендовали?

Алексей Гарипов, директор МУП «Трест «Дормостстрой», участник Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

— Я люблю охоту, но не стал бы арендовать охотничьи угодья – это не мой бизнес, а заниматься им должны люди, которые действительно живут и дышат этим делом. Таких увлеченных людей в республике достаточно, и в их хозяйствах приятно бывать: и в лесу порядок, и зверь есть, и охота организована. Но есть и десятки других хозяйств, где тоже вроде бы по закону все организовано, но чувствуется, что нет любви ни к зверю, ни к лесу.

Если продажа прав аренды будет поставлена на поток, не исключено, что это привлечет временщиков, любителей легкой наживы. Но они надолго в лесу не задержатся, быстро поймут, что, прежде чем получить доход, нужно серьезно вложиться в дороги, в пожарную безопасность, постоянно подсаживать лес, заниматься разведением зверей –  это целая наука.

Поэтому, я думаю, в перспективе арендовать охотничьи угодья будут только действительно увлеченные люди. И в этом случае охота вполне может быть доходным бизнесом. За рубежом таких примеров масса.

Да, придется привыкать к тому, что охота станет дорогим удовольствием. С другой стороны, люди и сейчас платят членские взносы в охотничье общество, покупают охотничий билет, а придут в лес – зверя нет. В угодьях, где есть хозяин, охотиться дороже, зато там и зверь есть, и инфраструктура для охотника.

Олег Журавлев, управляющий ЗАО «Ижторгметалл», участник Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

— Я лично в аренде охотничьих угодий не заинтересован, так как у меня совсем другой бизнес, не имеющий с охотой  ничего общего. Как охотник-любитель я смогу поохотиться и без собственных охотничьих угодий, что обойдется мне значительно дешевле.       

В целом новый закон «Об охоте» я оцениваю положительно. Он принят, прежде всего, для наведения порядка в сфере природохозяйственной деятельности, сохранения и умножения охотничьих ресурсов. Все это требует серьезных финансовых затрат, и государство хочет для этих целей привлечь средства частного капитала, сдав охотничьи угодья в долгосрочную аренду.

Думаю, что при определенных условиях сдача угодий в аренду может  сделать охоту самостоятельным бизнесом, приносящим доход. Однако это потребует немалых затрат на создание инфраструктуры и содержание угодий.

Олег Красноперов, генеральный директор ООО «АкваАргентум», участник Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

— Я заинтересован в аренде охотничьих угодий, но в далекой перспективе и для собственного пользования, а не для коммерческих целей. И в целом, я думаю, спрос на аренду угодий будет именно таким.

В ближайшие 25-30 лет у охоты, как у бизнеса, перспективы нет. Судите сами: сейчас лицензия, например, на сезонную охоту на дичь стоит буквально копейки. Существование такой, практически бесплатной альтернативы лишает частные охотничьи хозяйства возможности зарабатывать. Они, конечно, существуют, но на средства от продажи лицензий на 3-4 медведей за сезон содержать угодья практически невозможно. Если кому и удается сейчас зарабатывать на организации охоты, то разве что хозяйствам в центре России. Например, в Московской, Ярославской, Тверской областях, где уделяют этому внимание власти, где охотятся VIP-персоны, где таким образом развлекают высоких гостей — статусных чиновников или богатых инвесторов.

Чтобы охота сформировалась как отрасль, нужно ужесточать условия членства в союзе охотников и формировать отношение к охоте как к дорогому хобби. Без этого продажа права аренды угодий на аукционах – не что иное, как желание государства заработать на совершенно «мертвой» теме.

Владимир Паршин, председатель совета директоров ЗАО «УПК», участник Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

— Лично я не взял бы охотничьи угодья в аренду, но знаю людей, которые готовы были бы это сделать. И я за то, чтобы такая возможность была, поскольку имел честь присутствовать на охоте в частных хозяйствах, где ухаживают за лесом и поддерживают поголовье. Запускать угодья хозяину просто невыгодно: чем больше у него поголовье, тем больше он сможет продать лицензий. Поэтому, я считаю, развитие института аренды можно только приветствовать.

Да, затраты арендатора на воспроизводство угодий и создание материально-технической базы в конце концов выльются в цену лицензии, но, думаю, резкого роста цен при этом не произойдет.

 
Павел Титов, управляющий ГК «ТИТАН», участник Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

— В группе компаний «ТИТАН» охота – это элемент корпоративной культуры. У нас уже порядка 10 лет существует «кружок» охотников, который в свое время организовал еще Алексей Леонидович. И у нас есть заимка в Якшур-Бодьинском районе – база отдыха, пруд. Мы не арендуем охотничьи угодья, но, можно сказать, взяли их под опеку: засеваем поля овсом, расставляем кормушки и солонцы, подсыпаем галечник для тетеревов. Это благотворительность ради хобби: когда выделяют путевки, мы на этих полях охотимся – на кабана, на медведя.

Возможность аренды охотугодий, в принципе, интересна, тем более что у нас фактически уже есть опыт полноценного ведения охотничьего хозяйства. Но я не вижу охоту как бизнес. Возможно, кто-то и сможет зарабатывать на продаже путевок, но для этого нужно, чтобы вместе с правом аренды организации или частному лицу передавались не только обязанности по сохранению угодий, но и права. В законе об охоте права арендатора, на наш взгляд, определены недостаточно четко. Например, непонятно, сможет ли он распоряжаться путевками и на каких условиях.

Поэтому если мы будем рассматривать возможность аренды угодий, то только для себя. И в целом, я полагаю, спрос на угодья будет формироваться именно таким образом: в Удмуртии достаточно охотников, и среди них немало людей с достатком, которые смогут содержать охотхозяйства ради собственного хобби.

Не думаю, что это превратит охоту в элитное развлечение. За путевки и сейчас нужно платить, и ограничение площади угодий общего пользования 20% совсем не обязательно связывать с резким ростом цен. Взвинчивать их не позволит конкуренция между частными хозяйствами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.