Бог дал, бог взял

На последней в 2005 году сессии Госсовет УР принял решение о погашении за ОАО «Ижмаш» долга по кредитам линии «Гермес» — более 600 миллионов рублей. Таким образом, длинная и чрезвычайно запутанная история «гермесовских» кредитов в Удмуртии получила если не завершение, то, во всяком случае, вышла на финишную прямую. И хотя сегодня уже чрезвычайно трудно подсчитать, сколько же все-таки стоили республике и «Ижмашу» эти кредиты в деньгах, разобраться в том, что мы приобрели и что потеряли, в этой истории все-таки можно. По нашей оценке, баланс оказывается не в пользу Удмуртии — приобретенный опыт работы с крупными кредитами стоил республике все-таки слишком дорого.

«Гермес» делает одолжениеБог торговли впервые заглянул на «Ижмаш» в 1994 году, когда Правительство России своим Постановлением «О мерах государственной поддержки легкового автомобилестроения на предприятиях оборонных отраслей промышленности» одобрило предложения по реконструкции автомобильного производства в Ижевске и решило выделить «Ижмашу» государственный кредит для импорта оборудования. Реконструкция автозавода к тому времени уже была, своего рода, долгостроем. Она началась еще при Советском Союзе, одновременно с перестройкой государство выделяло деньги на организацию производства новой модели ИЖ-2126. Но, как и многие другие перестроечные процессы, быстро зашла в тупик из-за недостатка, а затем и полного прекращения централизованного финансирования. В новой стране все было по-новому, деньги заводам федеральное правительство давало в кредит. Строго говоря, денег на развитие промышленности в российском бюджете тогда не было даже на таких условиях. Чтобы кредитовать предприятия, Россия сама брала деньги в долг. Российско-германские кредитные линии «Гермес» — одна из форм подобных целевых займов. Название кредита — производное от названия страхового кредитного общества «Ойлер Гермес Кредитферзихерунг АГ», которое страховало немецкий банк в двустороннем соглашении с российским от неплатежей, вызванных политическими или экономическими рисками. За страховщиком стояло правительство ФРГ, так как частные страховые компании были не в состоянии обеспечить достаточные гарантии при поставках в развивающиеся страны и страны с переходной экономикой. Иными словами, кредитование было возможным только при условии благоприятных политических отношений между Россией и Германией. Первый кредит по линии «Гермес-92» в середине 1994 года достался «Ижмашу» в наследство от КамАЗа, который отказался от поставок уже закупленного прессового оборудования на сумму 36,2 миллиона немецких марок. А в конце того же года Правительство России принимает решение выделить заводу еще 144 миллиона марок по линии «Гермес-94» на закупку технологического оборудования, приборов, машин, запасных частей и услуг.И это можно считать не просто кредитом, а, своего рода, одолжением бога торговли. Для предприятия, которое не имело никакого положительного опыта в условиях рыночной экономики и уже несколько лет несло убытки и не выплачивало зарплату, получить (хотя бы и в долг) миллиарды рублей — это сказочная удача.«Гермес» делит шкуру неубитого медведяСхема кредитования выглядела так, что собственно денег конечный получатель кредита не видел. Деньги приходили во «Внешэкономбанк» — агент Правительства РФ. На полученные немецкие марки фирмы-посредники (в случае с «Ижмашем» — ВО «Станкоимпорт» и ВО «Автопромимпорт») приобретали в Германии необходимое получателю кредита оборудование. Отдельно нужно сказать о системе гарантий. Правительство ФРГ выделяло кредиты под гарантии Правительства РФ. А российское правительство, в свою очередь, кредитовало предприятия под гарантии правительств субъектов федерации. Таким образом, Германия смогла впоследствии добиться от РФ признания кредитов линии «Гермес» государственным долгом России. Получив оборудование на сумму около 180 млн марок, «Ижмаш» в общей сложности задолжал федеральному правительству около 240 миллионов — кредит брали на 5 лет под 7 процентов годовых. Ижевский машиностроительный завод (как, впрочем, и подавляющее большинство промышленных предприятий в России в те годы) не имел кредитной истории, и российским властям были необходимы дополнительные гарантии выплаты долга. Единственной стабильной составляющей российской экономики в те годы был экспорт нефти, поэтому Минфин и ВЭБ потребовали от республиканских властей поручиться за «Ижмаш» государственной долей нефти, добываемой на вновь осваиваемых месторождениях. Соответствующие договоры были подписаны. Речь шла о нефти, которой в то время только предстояло быть извлеченной из республиканских недр. По соглашению о разграничении полномочий, подписанному между Удмуртией и Россией в 1995 году, все расположенные на территории республики месторождения были поделены между регионом и федерацией. В ведение Удмуртии соглашение отводило 12 месторождений. Республиканские власти предполагали разрабатывать эти месторождения по так называемому соглашению о разделе продукции (СРП). Такая схема тогда была широко распространена за рубежом, а в России на заре капитализма воспринималась как гениальное изобретение буржуазной мысли. По СРП та часть добытой нефти, которая покрывала расходы на разработку месторождения, полностью отходила нефтяной компании — инвестору, а остальное нефтяники должны были делить пополам с регионом. Собственно, вот этой нефтью Удмуртия и поручилась за «Ижмаш». В феврале 1995 года Совет Министров УР принимает решение создать в республике Международный нефтяной Консорциум и использовать деньги, вырученные республикой от продажи добытой им нефти, на кредитование реконструкции автопроизводства. Так было положено начало проекту, известному под названием «Нефть-автомобиль».«Гермес» теряет надеждуДоговоры поручительства республиканские власти подписали в 1996 году. Нефть тогда была еще не то что не поделена, но и не добыта. Добывать ее, конечно, со временем начнут, а вот делить — так и не придется. Проверяя в начале 1999 года использование иностранных кредитных ресурсов сразу на нескольких предприятиях, в том числе и на «Ижмаше», Счетная палата России вынуждена констатировать: «Гарантии возврата средств в федеральный бюджет в виде поручительства Правительства УР по исполнению долговых обязательств ОАО „Ижмаш“ за счет доходов от продажи доли государственной нефти, добываемой на вновь осваиваемых месторождениях, не имеют юридической силы, поскольку не решены вопросы по соглашению о разделе продукции, то есть права на указанные месторождения у Удмуртии на сегодня отсутствуют».

Тем не менее, конкурс на разработку 12 республиканских месторождений в 1997 году провели. Его выиграла компания «Сэмсон Интернешнл, Лтд.», но нефтяники все никак не могли приступить к работе. Дело в том, что федеральный закон о разделе продукции приняли только в середине 1999 года. И при прохождении закона в Госдуме лоббисты от КПРФ настолько изменили его суть, что воплотить первоначальную схему СРП в жизнь так и не удалось. Иными словами, республика никак не могла помочь «Ижмашу» рассчитаться с кредиторами.Между тем надежда на то, что «Ижмаш» самостоятельно выплатит долг, год от года становилась все более призрачной. По данным все той же проверки Счетной палаты России, в 1999 году долг завода по кредитам «Гермес» составлял больше половины кредиторской задолженности и в два с лишним раза превышал дебиторскую. Теоретически новое оборудование и выпуск новой модели автомобиля должны были поправить ситуацию, но, во-первых, поставка заняла несколько лет и последняя партия оборудования добралась до Удмуртии только к 1999 году; а во-вторых, вместо того, чтобы работать и приносить прибыль, оборудование пылилось на таможенных складах. За растаможку нужно было заплатить еще 50 млн марок, а таких денег у предприятия, конечно, не было. Кредиторам между тем было все равно, стоит ли закупленное на их деньги оборудование в цехах или на складе. За просроченные платежи они исправно начисляли пени и штрафы. Бог торговли сыграл с «Ижмашем» злую шутку: кредиты обернулись для завода сплошными убытками.Публично и руководство завода, и республиканские власти сохраняли хорошую мину при плохой игре, но сторонние наблюдатели не без злорадства отмечали, что все усилия по реанимации автопроизводства на заводе оказываются безрезультатными и «Ижмаш» медленно, но верно катится к банкротству. «Гермес» завлекает инвестораОднако купленное в кредит оборудование все же поступило на завод в 2001-02 годах. Это произошло вскоре после вхождения на автозавод группы СОК, с которой, как известно, связан бурный рост автопроизводства. Если в 1999 году с конвейера сошло всего 9 тысяч «Од», то уже в следующем, с приходом самарцев, производство выросло более чем в три раза. Немалую роль в этом сыграл тогдашний председатель Правительства УР Николай Ганза, который лично вел переговоры с СОКом и, вероятно, был одним из авторов схемы, после реализации которой удалось вытащить оборудование из таможенного плена и погасить большую часть «гермесовского» долга.Суть схемы состояла в том, что республика расплачивается по долгам «Ижмаша» перед Правительством РФ республиканской долей акций предприятия. Специально выпущенные на сумму долга облигации «Ижмаша» передали в собственность Правительства РФ, которые затем были конвертированы в акции «Ижмаша». В результате РФ получила 57% акций, предприятие оказалось в собственности России, а доля республики в акционерном капитале предприятия снизилась до 19,8%. С этого момента предприятие оказалось полностью под контролем федерации. Одним красивым жестом Удмуртия и долг за «Ижмаш» заплатила, и завод продала — казалось бы, какое еще поручительство?«Гермес» обделилиТем не менее, группа СОК, реанимировавшая автозавод и, очевидно, также приложившая руку к списанию (за счет республики) с него долгов, не собиралась отказываться от возможности получить еще какие-то бонусы. Во всяком случае, не верится в тот факт, что, рассматривая возможность инвестиций в Ижевский завод, СОК не знал о существовании проекта «Нефть-автомобиль». Конечно, знал. Не случайно этот проект попытались реанимировать уже в 2000 году. В конце 2000 года генеральный директор «Ижмаша» Владимир Гродецкий пишет письмо российскому вице-премьеру Илье Клебанову, в котором просит «оказать содействие по вхождению ОАО «Ижмаш» в Консорциум по разработке Удмуртского конкурсного участка (те самые 12 месторождений — прим. Ред.) с количеством голосов не менее 51%».Впрочем, возможно, у Гродецкого действительно были основания надеяться на положительное решение этого вопроса. В октябре 2000 года Александр Волков осуществил свой главный политический проект — стал Президентом республики. Гродецкий, в числе прочих, ожидал неких дивидендов от поддержки его предвыборной кампании. Но в том-то и дело, что в числе прочих. К тому времени нефтяной Консорциум был, наконец, создан, только ключевую роль в нем теперь играла «Белкамнефть». («Сэмсон» к тому времени окончательно потерял интерес к республике, поэтому вошел в консорциум только для того, чтобы легитимно передать ему право на разработку 12 республиканских месторождений, получить возмещение потраченных на конкурс денег и сразу же выйти из объединения.) Но, очевидно, после того, как республиканские власти расплатились за «Ижмаш» по основному долгу, никакого желания делиться еще и нефтью у них не было. Да и проект «Белкамнефть», в котором у республики было более 30% собственности, при сравнении выглядел экономически намного более выигрышным, чем проект «Ижмаш», который уже не контролировался республикой. И еще — к тому времени перспектива окончательного отделения автозавода от «Ижмаша» и его переход в собственность группы СОК просматривалась довольно четко.Поэтому республика инициативу г-на Гродецкого не поддержала, а участники консорциума нашли весомый аргумент — «Ижмаш» так и не предоставил никакого внятного проекта, под который государство в очередной раз могло поручиться нефтью. По сути, это означало окончательный отказ республики от поручительства за Ижевский машиностроительный завод по кредитам «Гермеса». И что-то вроде морального права на это у республиканских властей не было. «Гермес» обиделся и предъявил счетК тому времени, когда было погашен основной долг «Гермеса», по нему накопились существенные выплаты по процентам, штрафы за просрочку платежей и всевозможные пени. Их «Ижмашу» предстояло выплатить самостоятельно. Но с этим завод не спешил — денег не было, зато были сомнения в справедливости начисления процентов, которые продолжали капать. И после погашения тела долга «Ижмаш» обратился с иском в Арбитражный суд Москвы, началась череда разбирательств и обжалований, но решение, в конце концов, было вынесено не в пользу должника. Начисление процентов продолжалось вплоть до конца 2005 года — пока «Внешэкономбанк» не добился реструктуризации долга. К тому времени процентов, штрафов и пеней набежало более 600 миллионов.Но «Ижмаш» во второй раз сумел избежать выплат, и снова за счет республики. Любопытная получилась ситуация: завод, собственником которого являются федеральные власти, должен банку, который тоже принадлежит федеральному правительству, а платить долг будет республика. Александр Волков ходатайствовал об освобождении республиканского бюджета от этой «почетной» обязанности и перед Председателем Правительства России, и перед президентом страны, но, очевидно, все его аргументы разбились о подписанные 11 лет назад договоры поручительства. И в Москве нашли способ это объяснить. Сначала заморозили вопрос о регистрации выпуска государственных облигаций на сумму 1 млрд рублей. А затем, в самом конце прошлого года федеральные власти уведомили республику, что, если до 31 декабря не будет подписана реструктуризация, на трансферты из российского бюджета можно не рассчитывать. Иными словами, предложение заплатить за «Ижмаш» сделали так, что отказаться от него было невозможно. «Гермес» ставит многоточиеДолг будет реструктуризирован следующим образом: до 2012 года «Внешэкономбанк» будет получать из республиканского бюджета по 80 миллионов рублей ежегодно. Республика, в свою очередь, надеется получать такие же суммы от «Ижмаша». По крайней мере, это закреплено соглашением между правительством и предприятием, которое стороны подписали через несколько дней после реструктуризации. Причем в этом году заводу необходимо внести указанную сумму дважды — в мае и в октябре, поскольку республика провела первый платеж Внешэкономбанку еще в прошлом году. Почему же в таком случае долг окончательно не повесили на завод, можно только предполагать. Впрочем, предположений немного — скорее всего, «Ижмаш» не может гарантировать своевременных платежей, и в банке это хорошо понимают. Не стоит рассчитывать на добропорядочность предприятия и республике. В Правительстве УР признают, что финансовые отношения с ОАО «Ижмаш» вряд ли будут простыми, и уже сейчас просчитывают варианты на случай, если денег у предприятия не будет. По словам вице-премьера республиканского правительства Виктора Савельева, каждый год изымать такие суммы из оборота предприятия невозможно, так что, скорее всего, «Ижмашу» придется продавать не задействованные в производстве основные фонды. Это первый вариант. Второй вариант предлагает другой вице-премьер, министр имущественных отношений Сергей Касихин. Он не исключает возможность приобретения некоего имущества «Ижмаша» республикой в счет погашения долга. Что именно в хозяйстве «Ижмаша» может представлять интерес для государства, г-н Касихин не уточняет. Однако, например, глава депутатской фракции Госсовета УР «Единая Россия» Данил Белоголовкин утверждает, что идея эта далеко не нова: «Я предлагал забрать у «Ижмаша» МСК-14. Это, по-моему, 100 тысяч квадратных метров площадей, оценочная цена около 600 миллионов — как раз то, что можно было бы сделать технопарком. Отдавать по квадратным метрам в аренду с выкупом под те проекты, которые можно было бы развивать в республике». Наконец, третий вариант, о котором также упомянул Сергей Касихин — в распоряжении Ижевского машиностроительного завода есть значительное количество акций различных АО, которые тоже можно реализовать или, если республика сочтет это выгодным, передать в государственную собственность в счет уплаты долга. В состав группы предприятий «Ижмаш» сейчас входят 6 акционерных обществ: «Ижмото», «Ижстанко», «ИИЗ», «Ижмашметаллоснаб», «Металлургический завод «Ижмаш» и»Концерн «Ижмаш». В структуре последнего, в свою очередь, три дочерних компании: ДОАО «Ижевский оружейный завод», ДОАО «Научно-производственный центр высокоточной техники «Ижмаш» и ДОАО «Ижмашэнерго».

Журнал Все они, за исключением металлургического производства, обеспечены заказами и приносят прибыль (руководство «Ижмаша» даже обещает до конца года погасить большую часть долга перед республиканским бюджетом, который и без учета ежегодных 80-милионных платежей составляет несколько десятков миллионов), так что, в принципе, их акции могут представлять интерес для республики. Правда, какими пакетами «Ижмаш» располагает в своих дочерних предприятиях, видимо, точно не знают даже в республиканском правительстве. По словам Виктора Савельева, все «дочки» в стопроцентной собственности ОАО «Ижмаш». А главный республиканский эксперт в имущественных вопросах Сергей Касихин говорит, что это не так, но уточнить структуру собственности, по его словам, он не может. (За исключением, разумеется, вопросов республиканской собственности. По словам Касихина, сейчас республике принадлежит 14% в ОАО «Ижмаш» и около 30% в ОАО»Концерн «Ижмаш».)«Ижмаш» остается «темной лошадкой» даже для республиканских властей, сколько бы бюджетных денег на него не было потрачено. Ну а уж на вопросы журналистов о структуре предприятия, на «Ижмаше» тем более отвечать не хотят. Что же в итоге стоили «Гермесы» республиканскому бюджету? Первое. Доподлинно известно, что с 1 января 2006 года «ИжАвто» не имеет к «Ижмашу» никакого юридического, финансового и имущественного отношения. То есть автопроизводство, для реконструкции которого республика и ввязалась в историю с «Гермесом», принадлежит группе СОК. Второе. Как нам сообщили в пресс-службе автозавода, купленное на кредитные средства оборудование сейчас практически не используется. «ИжАвто» арендует у «Ижмаша» всего 43 единицы техники из 184 единиц, приобретенных по линии «Гермес», а непосредственно в производстве задействовано только 12. Еще 31 единица простаивает, и, по нашим данным, некоторое время назад автозавод предлагал ОАО «Ижмаш» вернуть это оборудование. Однако положительного ответа так и не последовало. Почему и где сейчас остальное оборудование — это еще один вопрос, на который на «Ижмаше» отвечают молчанием.Третье. Основной долг по кредитам линии «Гермес» был погашен за счет республиканского бюджета — долей в акционерном капитале ОАО «Ижмаш». Однако до сих пор вопрос о том, чтобы завод вернул республике этот долг, не поднимался. Четвертое. Сегодня бюджет Удмуртии должен будет погасить более 600 миллионов рублей живыми деньгами, без каких-либо серьезных гарантий возврата долга.Вряд ли сегодня кто-то наберется смелости сказать, что 11 лет назад можно было просчитать такой исход событий. И вряд ли кто-то сможет сказать, чем эта история все-таки закончится. Подписание соглашения о реструктуризации ставит в ней не точку, а многоточие. Возможно, до 2012 года бог торговли преподнесет республике еще какие-то сюрпризы — как-никак Гермес в древнегреческой мифологии был еще и вестником богов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.