Российские беспилотники — это Ижевск

Самолёты из Ижевска

В апреле 2016 года в Ижевске зарегистрирована организация «Ассоциация по развитию промышленного кластера «Русские беспилотные системы». Это первый шаг к официальному признанию ижевского кластера беспилотников. Нуждается ли он в таком признании — отдельный вопрос. СД же пока попытался разобраться с тем, на каком рынке работают ижевские производители беспилотников, что производят и каковы их перспективы.

Размер рынка БПЛА

Рынок беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), несмотря на признаваемую всеми перспективность, до сих пор плохо структурирован и с трудом поддается анализу. Связано это прежде всего с трудностями классификации БПЛА, или, как их еще называют, дронов. Например, в самую массовую категорию «микроБПЛА» — массой до 10 килограммов — попадают как игрушки, изготавливающиеся сотнями тысяч штук по всему миру, так и профессиональные беспилотники, использующиеся для решения самых серьезных задач как государственными органами, так и коммерческими предприятиями.

По оценке vestifinance.ru, мировой рынок БПЛА к 2020 году составит около $10 млрд, из которых порядка $1,7 млрд — доля аппаратов для «гражданского назначения», остальное — военные беспилотники. В 2015 году в мире было продано БПЛА для коммерческого использования на сумму порядка $260 млн, а в 2016-м объемы продаж вырастут более чем на 80% и достигнут $480 млн.

По разным оценкам, общий объем продаж дронов (только гражданских, включая любительские модели) в России в 2015 году составил около 1,5 млрд рублей (~$23 млн). Из них, по мнению президента Ассоциации малых беспилотников (АМБ) Олега Понфиленка, на долю российских производителей приходится около 50% — поскольку российские компании специализируются на выпуске более дорогих полупрофессиональных и профессиональных аппаратов.

Факторы, влияющие на рынок

Основной фактор, существенным образом влияющий на развитие рынка беспилотников в России, — это законодательство. До конца 2015 года рынок БПЛА в стране рос очень быстро — во многом благодаря тому, что оборот такого рода летательных аппаратов никак законодательно не ограничивался. Воздушные суда весом до 115 килограммов вообще не требовали специальной регистрации и сертификации и могли использоваться в уведомительном порядке.

Может быть, из-за того, что дронов в стране стало слишком много, в Воздушный кодекс были внесены поправки. Причем сначала предполагалась обязательная регистрация всех БПЛА весом от 250 граммов, то есть фактически даже игрушечных вертолетов и авиамоделей. Такой порядок действовал с 30 марта по 20 июля, когда новыми поправками обязательная регистрация для беспилотных воздушных судов весом до 30 килограммов была отменена. Любопытно, что при этом оставлена норма о постановке таких беспилотников на учет — правда, пока неясно, кто и как это будет делать.

Эксперты отмечают, что, как только государство начало делать попытки регулировать эту сферу, российских компаний, производящих беспилотники, стало значительно меньше. Впрочем, не исключено, что большинство из тех, кто пытался закрепиться на рынке, просто не выдержали конкуренции.

По сути, каждый авиамодельный кружок — это компания по созданию беспилотников, — говорит Кирилл Цаллагов, исполнительный директор группы компаний «Беспилотные системы» (unmanned.ru). — Так что пока законодательных ограничений никаких не было, на рынке присутствовало не меньше 50 компаний самого разного уровня. Сейчас предприятий, которые делают БПЛА профессионального уровня, порядка пяти-шести на всю Россию.

Ижевский кластер

В Удмуртии три компании, производящие беспилотные летательные аппараты для профессионального использования: Zala Aero, Группа компаний «Беспилотные системы» и ООО «Ижмаш»-Беспилотные системы» (суд недавно запретил компании использовать слово «Ижмаш» в названии).

О деятельности последней практически ничего не известно, кроме того, что она занимается разработкой БПЛА в рамках оборонзаказа. Что касается Zala Aero и «Беспилотных систем», то обе компании — в числе российских лидеров по производству БПЛА коммерческого назначения.

С учетом того, что предприятий такого уровня в России максимум шесть, можно говорить о том, что в Ижевске значительная концентрация специалистов в этой области. Здесь производят минимум 30% российских беспилотников. И по мнению Кирилла Цаллагова, это объясняется довольно просто — значительно легче создавать новые предприятия там, где уже есть для этого кадры.

Ижевчане доминируют на рынке не только количественно, но и качественно. Zala и «Беспилотные системы» на двоих имеют 12 моделей самолетов и 6 моделей БПЛА вертолетного типа (коптеров) в серийном производстве. В основном это модели класса «микро» — весом до 10 килограммов, хотя у Zala Aero есть и разработки среднего класса: самолет и вертолет с двигателями внутреннего сгорания.

По словам коммерческого директора группы компаний «Беспилотные системы» Александра Ушомирского, в БПЛА, создаваемых компанией, до 90% всех технологий и комплектующих — это собственные разработки.

90% всего, из чего состоит беспилотник, мы разрабатываем и производим сами: от композитных материалов до полезных нагрузок, — говорит эксперт. — Покупаются только сами модули для полезных нагрузок — камеры, тепловизоры, а также отдельные комплектующие — двигатели, элементы батареи, причем банк батарей мы сами разработали и сертифицировали.

Не столько самолеты, сколько технологии

Модельный ряд имеет значение, однако, по мнению специалистов, наличие самолета, умеющего хорошо летать, еще ничего не значит. Компании по производству БПЛА — это далеко не просто сборочные производства, а в первую очередь инновационные предприятия, основная задача которых — производить технологии для решения задач заказчиков, и беспилотник — только часть этой технологии.

«Сегодня приобретает основное значение не само средство для выполнения полета, а технология. Не просто пролететь и снять какое-то видео, а иметь технологию выявления того, что хочет выявить заказчик на этом видео, — объясняет Кирилл Цаллагов. — То есть улучшение качеств самого самолета  только одно из направлений исследований. Это тоже важно. Нам приятно знать, что наш самолет с тем же типом привода, например, летает дальше, чем у конкурентов. Но это отходит на второй план, поскольку нет смысла разрабатывать самолет, который может улететь на 500 километров, а дальность радиоканала для связи с ним — максимум 90 километров, ведь дальность полета БПЛА ограничивается не столько его техническими характеристиками, сколько дальностью радиосигнала и ландшафтом. Учитывая это, можно сказать, что конкуренция на этом рынке развивается в большой степени уже не столько в части технических качеств беспилотников, сколько в области технологий их применения».

Расширение сферы применения беспилотных аппаратов, таким образом, становится главной задачей компаний по производству беспилотников. При этом, как ни парадоксально, специальных усилий для выявления задач, которые могли бы решать беспилотники, производителям прилагать не приходится — они их сами находят, но рост происходит только тогда, когда задача решена.

Кирилл Цаллагов рассказывает: «Темы для разработок не нужно искать — они все время появляются, мы не успеваем за них браться. Вот только что мы разрабатывали документ ФСК ЕЭС и в процессе поняли, что возможности беспилотников существенно расширились бы при помощи хорошего лазерного сканера. Есть лазерные сканеры для вертолетного базирования, либо если есть для беспилотников, то они не обладают нужными качествами по дальности, по плотности точек, по точности. И теперь мы разрабатываем такой».

Заказчики и их потребности

Как и большинство технологий, использование беспилотников развивается от простого к сложному. Наиболее простая и очевидная функция воздушных дронов — наблюдение и обеспечение съемки объектов наблюдения с воздуха. Это не так просто реализуется, как звучит, но тем не менее в настоящий момент беспилотники наиболее часто используются для различных видов воздушного мониторинга, которые начинались как простая съемка, а сегодня представляют собой сложные технологии с большим спектром возможностей — начиная с автоматизированного выявления отклонений наблюдаемых объектов от нормы и заканчивая построением 3D-моделей отснятых объектов.

Уже традиционными заказчиками ижевских производителей беспилотников являются крупные нефтегазовые и инфраструктурные компании (атомщики, энергетики, дорожники), а также государственные службы: МЧС, МВД, ФСБ и т. д. Государственные службы чаще приобретают комплексы БПЛА, коммерческие структуры — услуги. Еще одна категория постоянных клиентов производителей БПЛА — научно-исследовательские организации и университеты.

Все ижевские производители имеют, помимо лицензий на проектирование, производство и ремонт беспилотных летательных аппаратов, еще и лицензии на обучение операторов БПЛА: при покупке беспилотного комплекса заказчик может обучить до четырех операторов бесплатно. Однако при наличии желающих обучение может быть продано и как отдельная услуга. Правда, без собственного беспилотника такое обучение лишено смысла — операторов обучают летать на БПЛА определенного типа и летать на самолетах другой марки он не сможет. Кроме того, если оператор в течение трех месяцев не практиковался, то он не может быть допущен к полетам без переобучения.

Еще одной категорией заказчиков являются компании, которые сами не производят беспилотники, а оказывают услуги с использованием беспилотных комплексов сторонним организациям.

Если же говорить об услугах, то основными потребителями в настоящий момент являются нефтегазовые компании, которые постепенно расширяют спектр их применения. Главной задачей остается мониторинг состояния нефтепроводов — в силу их протяженности и порой недосягаемости для других видов транспорта. Но к нему добавились в последние годы и контроль хода строительства объектов промысла и наблюдение за месторождениями и инфраструктурой в периоды ледоходов, паводка и т. д.

Перспективы рынка

Развитие технологий использования БПЛА связано как с совершенствованием используемого софта, который позволяет отсеивать массивы лишней в контексте выполняемой задачи информации и анализировать только нужную, так и аппаратной части — съемка спектральными камерами и тепловизорами, использование лазерных сканеров и т. д.

Эти технологии позволяют решать намного более сложные, чем простое наблюдение, задачи и применять беспилотники в тех сферах, где они раньше не использовались. Большой интерес к использованию беспилотных технологий проявляют агропромышленные компании, потребности которых действительно велики: от уточнения границ земель до анализа результатов применения агротехнологий. БПЛА находят применение в лесном хозяйстве (оценка запасов и состояния лесов, подсчет деревьев и животных, мониторинг нарушений в области охраны природы), электроэнергетике (обследование ЛЭП и высотных объектов — труд и градирен), строительстве и горнодобывающей отрасли.

«Бывает, что, развивая новое направление, мы предлагаем компаниям в этой сфере какой-то совместный проект. Например, разрабатывая агропромышленную тематику, мы предложили двум крупным компаниям поработать с нами за символические деньги — взамен мы даем им результаты нашей работы, с которыми мы пока не знаем, что делать, потому что мы не агрономы, и получаем обратную связь — что они получили или хотели бы получить. И вот когда у нас в результате появится нормальная технология, которая будет давать заказчикам именно ту информацию, которая им полезна, тогда уже мы ее сможем продавать — либо в виде услуг, либо поставляя комплексы», — объясняет Александр Ушомирский.

Пока границы сферам применения БПЛА не видно, хотя, конечно, беспилотники не панацея. Они нужны там, где их применение оправданно — по соображениям безопасности, экономическим или каким-то иным.

«Недавно мы закончили большой документ, который подробно расписывает все аспекты применения беспилотников для мониторинга линий электропередачи, — рассказывает Кирилл Цаллагов. — И в процессе разработки стало понятно, что далеко не все можно делать с помощью беспилотников. У них такое количество видов контроля, которые нельзя обеспечить удаленным образом. Например, момент затяжки анкерных болтов опоры — это нужно идти с ключом и проверять. И так как человек все равно будет делать те виды контроля, которые мы не можем сделать сверху, то почему бы ему не сделать и все остальное? Поэтому нельзя сказать, что все так безоблачно и что БЛА могут применяться везде и всегда. Ни в коем случае! Наоборот, людям, которые обращаются с предложениями о применении беспилотников в той или иной сфере, мы говорим, что, если есть возможность подъехать в это место на автомобиле и посмотреть, лучше так и сделать, потому что это будет дешевле и быстрее. Но там, где нельзя пройти или проехать, и там, где раньше применялись вертолеты, — например, при мониторинге трубопроводов — можно использовать беспилотники. По нашим расчетам, использование БПЛА вместо вертолета позволит сэкономить 30% бюджета и при этом в два раза увеличить периодичность облетов».

Это высказывание хорошо иллюстрирует важнейший для рынка перелом в отношениях «заказчик — производитель». Если раньше потенциальных заказчиков приходилось убеждать в том, что беспилотный самолет весом меньше 10 килограммов способен выполнить ту же работу, что и многотонный вертолет, то сегодня опыт их использования говорит лучше всяких аргументов. И по мнению коммерческого директора группы компаний «Беспилотные системы», преодоление недоверия к работе БПЛА помогло рынку очень здорово вырасти. За последние пять лет, по его оценке, он увеличился минимум в два раза и сейчас растет примерно на 30% в год.

Справка СД

Ижевские компании по производству БПЛА

В Ижевске три крупных производителя БПЛА: Zala Aero, Группа компаний «Беспилотные системы» и ООО «Ижмаш»-Беспилотные системы» (суд недавно запретил компании использовать слово «Ижмаш» в названии).

ООО «Ижмаш»-Беспилотные системы»

Работает над беспилотниками оборонной тематики. Данные о деятельности  предприятия в открытом доступе отсутствуют.

Директор: Зорин Андрей Васильевич. Учредитель: АО «РС-ЛИЗИНГ» (100%). Бухгалтерская отчетность позже 2009 года в базе данных kartoteka.ru отсутствует.

Zala Aero

Производит модельный ряд из семи БПЛА самолетного типа, трех БПЛА вертолетного типа и трех аэростатов. Производит целевые нагрузки собственной разработки.

Юридическое лицо: ООО «ЦСТ». Владельцы: 51% — АО «Концерн «Калашников», 49% — Захаров Александр Вячеславович. Выручка за 2014 год составила 436 млн 96 тыс. рублей. Чистая прибыль — 9 млн 626 тыс. рублей.

Группа компаний «Беспилотные системы»

Производит модельный ряд из пяти БПЛА самолетного типа, трех БПЛА вертолетного типа. Производит целевые нагрузки собственной разработки.

Юридическое лицо: ООО «ФИНКО». Владельцы: 100% — Шинкевич Максим Викторович. Выручка за 2014 год составила 66 млн 877 тыс. рублей. Чистая прибыль — 4 млн 567 тыс. рублей.

Данные о модельном ряде — на сайтах http://zala.aero и http://unmanned.ru.
Данные об учредителях юридических лиц и их финансовой отчетности — http://www.kartoteka.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.