Николай Мамаев: Смелых людей, которые готовы построить город, немного

Робоград, без сомнения, самый смелый, амбициозный и фантастический проект из всех, что рождались в Удмуртии, а возможно и в России, за последние годы. Новых городов у нас так давно никто не строил, что это стало казаться действительно невозможным. Однако Николай Мамаев, автор этого проекта, уверен, что это не только реально, но и просто необходимо. СД попросил Николая об интервью, чтобы понять, как и для кого будет построен в Удмуртии город новых стандартов.

— Николай, генплан Робограда утвержден официально. Расскажи немного о материальной части проекта, что есть на текущий момент?

— Генплан утвержден 12 октября, хотя мы договорились с правительством, что будем выходить на повторное утверждение, чтобы внести частичные изменения. Общая площадь — 600 гектаров — это два участка по 350 и 250 гектаров. Вокруг три населенных пункта, один — в центре — деревня Пычанки. Участки мы покупали с торгов: искали точку для наилучшего размещения, поскольку такие проекты должны строиться на линейных объектах — в данном случае это аэропорт и объездная дорога.

— Построить целый город — это вообще довольно смелая идея, а ты к тому же предлагаешь строить город будущего, город фантастический…

— Смелых людей, которые готовы построить город, немного — большинство уверено, что это невозможно. А я хочу доказать, что строить новые города: а) дешевле, чем строиться внутри старых; б) это дает региону развиться и в) это может стать точкой роста для всего региона. Почему? Потому что есть определенные федеральные программы, по которым выделены средства, а регион их не может взять, ведь федеральная программа делается под какой-то разрыв, то есть под проблему, которую нужно быстро решить. И старые города, старая инфраструктура просто не готовы быстро реагировать и предлагать проекты, чтобы получать это финансирование и осваивать деньги. А через новые города мы можем привлечь и эти деньги, и деньги частных инвесторов со всего мира, потому что они ориентированы на инновации, на разработки, на сообщества, на какие-то кластеры, где соберется много умных и дельных проектов, где мы научимся соединять научно-исследовательские разработки. Вспомните, сколько уже было визитов всевозможных инвесторов, которые хотели бы здесь открыть производства, но они просто не нашли подходящую площадку. И если мы соберемся и построим на каком-то новом участке инфраструктуру, то они придут сюда.

— Ты говоришь, что это будет город новых стандартов: коммунальных, архитектурных, технологических, социальных — вы хотите буквально всё делать по-другому, не так, как это делается сейчас, — лучше…

— Если говорить — лучше или хуже, то тут можно слукавить, ведь никто точно не знает, лучше ли это. Но когда мы говорим — новый стандарт, мы, прежде всего, имеем в виду, что хотим стать пилотной площадкой. Мы хотим создавать эти стандарты и показывать на своем примере, что они эффективнее. Спрос на это есть. Вот буквально вчера мне было предложение: у людей под Санкт-Петербургом есть кусок земли, есть деньги — они предложили построить у них. Я отказался: мы сначала построим здесь, потом будет двигаться дальше. Таких предложений было несколько от разных регионов — у людей есть деньги, есть земля, но они не знают, что с ней делать. Но дело в том, что в Удмуртии есть компетенция и множество разных людей, которые занимаются городами, и когда я проанализировал, то понял: то, что есть у нас — это сила и нам сначала надо здесь сделать.

— Ты хочешь добиться для своего города статуса какой-то особой зоны, с тем чтобы иметь возможность применять стандарты, которые по большому счету еще стандартами не признаны?

— Есть запрос на эти стандарты. Но если я в Ижевске начну делать эти изменения, то меня просто заклюют. Если мы на территории существующих городов начинаем развивать что-то новое, то существующая инфраструктура будет тормозить развитие. А если я это делаю на своей территории, не трогая все эти заводы и прочее, то почему нет? Параллельно закрываю какие-то разрывы. Есть, например, какая-то федеральная программа, но на территории Ижевска она не работает, потому что он не подходит под какие-то нормы. А Робоград сразу будет построен по этим нормам. Я склоняюсь пойти по пути осуществления направлений деятельности, определенных федеральными властями. Например, если есть майские указы, то почему бы нам не сделать так, чтобы у нас они все были выполнены? Почему нет? Если есть программы, если есть фонды, которые работают с этой тематикой, и, следовательно, есть деньги?  

— Кто будет создавать эти стандарты?

— А они уже создаются или созданы. Это новые технологии во всех сферах, а наш Робоград, если глобально смотреть, — это город перехода в третью техническую революцию. Я веду отбор проектов, которые нельзя реализовать в старых городах, а у нас они могут стать стандартом. Например, в Ижевске есть инновационный проект по производству световодов, которые позволяют экономить ну просто огромные деньги на установке и обслуживании уличных светильников. Я им говорю — доработайте и в городе Робограде это будет стандартом, мы их будем покупать. То есть создаем им рынок, мы показываем на практике, насколько это дешевле, и это может стать стандартом для всех.  

Или вот в нашем городе будет только электротранспорт. Сегодня электромобилей в городах практически нет и считается, что это невозможно, а мы докажем, что это не так.

И еще мы должны сделать проект сетевой, то есть мы сразу можем учесть при проектировании то, что может быть использовано не только в нашей местности, но и в других городах. Например, устойчивость зданий при землетрясении, расположение зданий таким образом, чтобы можно было использовать энергию воздушных потоков, которые непременно образуются в городе.

Каждая такая инновация — это точка перехода. Мы показываем, как, применив новые стандарты, мы эффективнее используем ресурсы, насколько такой город дешевле и как, применив наши стандарты, старые города тоже смогут измениться. И наш город должен стать сетевым, чтобы показать эту эффективность в федеральном масштабе. Я считаю, что каждому региону необходим такой город. Необязательно это должно быть связано с робототехникой — у каждого региона сегодня  уже довольно четко определены собственные направления развития. Но каждый город должен стать центром изменений. И сетевые города хороши тем, что они смогут друг для друга стать центрами распределения:  мы производим, условно, световоды и электромобили, а в другом месте производят то, что нужно нам, в третьем что-то еще — и мы становимся друг для друга рынками, обмениваясь не только информацией, знаниями и специалистами, но и продукцией.

Весь мир идет в робототехнику. У нас в регионе есть кадры, есть промышленные мощности. У нас есть все необходимое, чтобы развивать это направление. Второе — Робоград — это не значит, что в нашем городе все будет роботизировано и роботы будут контролировать жизнь людей, — это тоже ошибка, мы уже сейчас ее видим и учтем.

— Каким образом вы планируете привлечь застройщиков, как им доказать, что ваш проект окажется интересен покупателям?

— Сегодня каждому региону необходимо строить миллион квадратных метров жилья в год, чтобы в экономике было постоянное движение. Мы строим 600 тысяч сегодня, а завтра будет меньше, потому что рынок девелопмента умер, девелоперы не знают, что делать, поскольку существующие проекты продаются плохо и нужно их переформатировать. Все думают, что можно изменить, чтобы человек захотел купить продукт? У нас есть решение, как применить их мощности и деньги. На территории Робограда миллион квадратных метров жилья, и если объединить только наших девелоперов, то они этот миллион могут выдать. При том, что земля у нас дешевле и себестоимость продукта будет ниже: если в городе сотка земли стоит миллион, то здесь — сорок тысяч. Плюс ко всему сама архитектура города будет другой, и она сама по себе создаст определенный информационный резонанс, и значит, это жилье будет лучше продаваться.  

Здесь важен образ. Большинство людей не могут визуализировать свои желания и готовы купить готовый проект, если он понравится. И еще мы знаем, что люди хотят видеть новые образы. Если мы построим в нашем городе то, что уже построено в Ижевске — такие же дома, торговые центры и прочее, то людям это будет неинтересно. Наш город будет новый — со своей, отличной от существующей архитектурой. И поскольку этот город будет привлекателен для жизни, значит, спрос на жилье в нем будет, и значит, я без труда найду застройщика, который будет строить именно так, как задумано, потому что это и есть залог того, что вложенные им деньги быстро вернутся. Например, уже сейчас в Удмуртию приходят люди, которые готовы вложиться в строительство арендного жилья — не продавать, как это сейчас принято, а сдавать в аренду. Это вообще новый тренд, и для нашего города тем более актуальный, потому что это будет место, где будут происходить изменения, и изменения будут привлекать людей, которые будут приезжать, не навсегда, а на какой-то проект и которым нужно хорошее жилье на время.

— Сколько денег нужно, чтобы построить Робоград?

— По нашим грубым прикидкам, цена этого строительства — 180 миллиардов рублей. С изменением цены доллара и цена может возрасти. Но есть и возможности для снижения этих затрат через инструменты субсидирования. Существуют разные федеральные проекты, которые предусматривают возмещение застройщику стоимости сетей, например. Есть и другие действующие инструменты для субсидирования — просто мы ими не пользуемся по разным причинам.

— У нас нет примеров частных городов. Как ты будешь контролировать процесс застройки? Как сделать, чтобы застройщики строили не то, что им хочется, а то, что нужно?

— Во-первых, мы принимаем общий генплан, где четко будет прописано, какие дома, какая этажность и так далее. Второе — у каждого строительства есть заказчик. В Ижевске застройщики строят так, потому что они сами заказчики. В Робограде заказчиком будем мы. Необязательно Николай Мамаев — структуры города. Мы сейчас как раз думаем над тем, какая модель должна быть, потому что в России эту модель нужно создать заново. Может быть, это будет фонд. Может быть, несколько фондов сольются — есть мнение, что это возможно. В Москве многие фонды меня поддерживают, и они готовы войти в эту структуру, четко понимая, каковы их задачи в ней. Я нанял хороших юристов, и мы вместе думаем, как лучше эту структуру выстроить, чтобы она и в ГЧП проходила, и госфонды могли включиться, и частный инвестор.

Если этот город будет принадлежать мне, то мне придется платить налоги — это дорого. Если я на первом этапе продам землю, которую у меня просят купить, то этот проект не состоится. Его нужно стартануть до того момента, когда он будет построен, когда цепочки кооперации между резидентами в городе уже будут сложены, тогда его можно распродать.

Был вопрос в том, что государство не строит на частной земле. Мы его решили — 160 гектаров я готов передать государству при условии, что на этой земле будут делаться госпроекты, которые вписываются в нашу концепцию, — межвузовский университет, например. Для этого нам нужно только четко прописать в соответствующем соглашении, что на этой территории будет делаться, как она будет развиваться. Это обязательно — только таким образом мы сможем сделать большой проект, иначе он разорвется на тысячу маленьких.

Именно поэтому я не хочу идти по пути, который мне предлагают: «Надо приземлять проект. Найти инвестора». Хорошо — я нашел инвестора, например, «Рено-Ниссан». Я продал участок, они построили завод, мы вокруг построили жилье и во что превратились?  В моногород. Это ошибка, и я так делать не хочу. Поэтому процесс растягивается во времени — если сейчас сделать две-три ошибки, то потом вернуться будет невозможно. И мне нужно будет купить новый участок, потратить два-три года на согласование генпланов и прочее. Или идти в другой регион. Я этого не хочу. Я люблю свой регион и хочу сделать этот проект здесь.

— Название «Робоград», насколько я понял, произошло из того, что основным профилем города, его специализацией должна стать робототехника.

— Весь мир идет в робототехнику. У нас в регионе есть кадры, есть промышленные мощности. У нас есть все необходимое, чтобы развивать это направление. Второе — Робоград — это не значит, что в нашем городе все будет роботизировано и роботы будут контролировать жизнь людей, — это тоже ошибка, мы уже сейчас ее видим и учтем. В нашем городе роботы будут лишь помощниками. И чтобы этот баланс соблюсти, мы работаем над созданием внутренней экосистемы города, которая, как операционная система компьютера, будет регулировать разные составляющие жизни и поддерживать баланс, позволяющий творить, изменять, создавать что-то новое. Изменения — это важная часть нашей концепции — у нас изменениями не занимаются практически нигде.

Мне город представляется человеком с весом под 140 килограммов, весь больной, суставы изношены. Ведь как сейчас происходит: строитель говорит — мне надо строить, давайте здесь переложим сети. Сто метров переложил, а остальное? И сколько мы сможем продолжать так? До каких размеров нужно поднять коммунальные платежи, чтобы все это заменить? Единственный выход — не уплотнять города и не застраивать город.

— Концепция подразумевает, что производств в традиционном смысле в Робограде не будет?

— Прежде всего, места мало. Если мы поставим там два завода, то этот город станет моногородом. Поэтому производство будет заточено только на то, чтобы сделать опытный образец. Что-то вроде центра коллективного пользования. Есть проект — приехали люди, которым интересно участие в этом проекте, пообсуждали, решение приняли, сделали опытный образец, опробовали его, сделали пробную партию и отдали какому-то заводу. То есть этот город не перетянет людей, а наоборот, на существующих заводах, где есть пустующие площадки, позволит развить производство. Таким образом, весь регион можно плавно поднять, а не делать то же самое, что делают везде.

— Сегодняшние города живут за счет налогов. Как вы будете создавать налоговую базу, если у вас будут небольшие производства и к тому же существенная часть специалистов — приезжие, которые не будут платить здесь налоги?

— Очень просто. Вот сейчас мы обсуждаем электромобиль. Собянин говорит, что они хотят закупить в Милане электромобили. А почему бы нам не собраться и не сделать здесь электромобиль и в Москву его реализовать? В Краснодаре ребята сделали проект электромотоцикла — мы сейчас заключаем с ними соглашение, и они готовы работать у нас как КБ по электротранспорту. Сарапульский электрогенераторный завод готов у себя запустить в производство тягу  — при определенном тираже — от двух тысяч штук в год. Кузов мы купим в Китае — они выдадут любое количество. Начинку сделаем здесь, на удмуртских предприятиях. Собираем — необязательно на территории Робограда — и продаем. Робоград станет тем местом, которое реализует продукт с наибольшей добавленной стоимостью, и, соответственно, налоги от реализации этих автомобилей останутся тоже здесь. Ну как Apple: они придумали, заказали дисплей в одном месте, корпус в другом, начинку в третьем, в четвертом все это собрали, но продавцом продукции и плательщиком налогов с конечного продукта все равно остается головная компания.

— Получается, что продуктом вашего города будут идеи и их производные с высокой добавленной стоимостью и ваша задача — создать такие условия в городе, чтобы эти идеи здесь генерировались и воплощались в конечную продукцию?

— Именно так. Почему мы и говорим о том, что мы собираем здесь таких людей и такие проекты. Мы будем впоследствии эту информационную кампанию вести еще более активно, привлекать сюда инноваторов с помощью конкурсов и венчурных фондов. Наша задача показать, что здесь занимаются поддержкой, развитием и сборкой инноваций. Нет таких точек сборки в стране, и все регионы просят — сделайте её.

— Тебя не пугают печальные примеры площадок, специально построенных под такие вот инновационные проекты и команды: здания IT-кластеров, промкластеров, которые сегодня стоят пустые. Условия создали, а резидентов все равно нет?

— Они лукавят, что создали условия. Потому что условия создал девелопер, не айтишник, например. Даже взять «Иннополис» — наиболее успешный такой проект в стране, у них тоже не все так гладко с резидентами, далеко не все туда хотят прийти. Почему? Это надо спросить у айтишников. Но моя задача не сделать город для IT или промышленников, моя задача — сделать качественный город. У меня нет цели сделать какой-то узконаправленный город.

— А какая цель?

— Я вижу, как живут современные города, как разрушаются дороги, и не хватит никаких денег, чтобы эти дороги содержать, потому что стандарт, по которому они строятся, на это количество машин не рассчитан. Города растут внутрь. Вот офисное здание: парковки рядом не хватает, потому что стандарт, по которому оно было построено, устарел. Зачем мне офис в этом здании, если я не могу припарковаться? И еще множество разрывов: водоснабжение, тепло-, электроснабжение. Мне город представляется человеком с весом под 140 килограммов, весь больной, суставы изношены. Ведь как сейчас происходит: строитель говорит — мне надо строить, давайте здесь переложим сети. Сто метров переложил, а остальное? И сколько мы сможем продолжать так? До каких размеров нужно поднять коммунальные платежи, чтобы все это заменить? Единственный выход — не уплотнять города и не застраивать город.

— А не получится ли так, что люди, которые будут жить в Робограде, не смогут оплатить все новшества и технологии, которые вы предлагаете там внедрить?

— Почему не смогут? Сейчас же мы оплачиваем жизнь в Ижевске. А наш город будет дешевле существующих. Например, если мне на обычный дом нужно сколько-то там мегаватт электроэнергии, я делаю заявку в МРСК, и они мне выставляют стоимость — условно 10 миллионов. Я эти 10 миллионов ставлю в стоимость квадратного метра жилья. Но если мы сразу делаем энергоэффективные дома, которые не потребляют такое количество энергии, то у нас сразу падает себестоимость, поскольку нам нужно уже вполовину меньше мощности. И так во всем. Например, сбор ТБО. Мы сегодня платим за вывоз ТБО. Но если организовать раздельный сбор ТБО, то предприятия, которые перерабатывают пластик, готовы бесплатно вывозить полиэтилен, потому что сегодня они его покупают. Уже экономия. Разделяя мусор, мы можем прийти к тому, что совсем перестанем платить за его вывоз. Мы создаем, таким образом, новый стандарт, который можно закрепить на федеральном уровне: если вы соответствуете таким-то требованиям, вы тоже не платите за вывоз мусора. Для всех — хоть Ижевск, хоть Сарапул, кто угодно. Это дает возможность идти в изменения — мы будем показывать, что это можно сделать. Естественно, на новой площадке это сделать и дешевле, и быстрее.

— Но когда-нибудь, и довольно скоро, те стандарты, которые сегодня кажутся новыми, устареют…

— Это сложный момент. Меня спрашивают об этом: «А на сколько лет ты прогнозируешь развитие города? А что будет через 20 лет?» И мне кажется, что в данном случае применим подход, который используется при выводе технологий на рынок. Сегодня уже есть технологии, которые вполне могут тиражироваться и использоваться, но компании их не выводят на рынок, потому что им нужно продать и окупить предыдущие технологии. Они не могут сразу выдать, условно, последнюю модель телевизора, потому что завтра им нечего будет продавать. В городе тоже нужно предусмотреть возможность плавных изменений. Город, прежде всего, это инфраструктура, и нам нужно сделать так, чтобы была возможность менять такие важные слои, как инфраструктура.

— Участок есть, генплан практически утвержден, какой следующий этап?

— Мы параллельно ведем два проекта. Первый — завод по переработке ТБО, который будет иметь возможности и раздельной переработки мусора, и получения энергии, чтобы мы могли максимально выжать из мусора все, что можно. И второй проект —  создание электромобиля. Что касается города, то сначала сети, потом первые объекты — небольшой комплекс, где можно собираться, отдыхать, думать, работать. Сейчас внесем изменения в генплан и начнем выходить с первыми объектами —  в III квартале 2016 года. 

Сколько стоит Робоград (расчеты авторов проекта)

Robograd

  • 1. Строительство зданий и сооружений индустриального парка: 700 000 кв. м х 25 000 руб./кв. м = 17,5 млрд руб.
  • 2. Создание (оснащение) высокопроизводительных рабочих мест (ВПРМ): 10 000 ВПРМ х 8 000 000 руб./ВПРМ = 80 млрд руб.
  • 3. Строительство жилья: многоэтажная и среднеэтажная застройка: 1 млн кв. м х 30 000 руб./кв. м = 30 млрд руб.
  • 4. Строительство складских площадей логистического центра 900 000 кв. м х 20 000 руб./кв. м = 18 млрд руб.
  • 5. Строительство объектов инженерной и социальной инфраструктуры — до 35% стоимости строительства «основных» объектов: 65,5 млрд руб. х 30% = 19,65 млрд руб. 
    6. Строительство участка Восточного обхода г. Ижевска от федеральной дороги М7 до Сарапульского тракта — 7 млрд руб.
    7. Проектирование и строительство участка Восточного обхода от Сарапульского тракта до Гольянского тракта — 8 млрд руб.
    Итого: 180,15 млрд рублей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.