Ушли и не вернулись

В Удмуртии по итогам прошлого года индивидуальных предпринимателей стало на 20 % меньше, а это ни много ни мало 8 тысяч человек. Налоговое бремя, возложенное государством на микробизнес, оказалось неподъемным для многих мелких предпринимателей. Количество ИП продолжает сокращаться даже несмотря на значительные фискальные послабления, действующие с этого года. И, по мнению экспертов, новое пришествие индивидуальных предпринимателей наступит не раньше, чем начнется новый экономический рост в стране, то есть еще не скоро.

 Главная причина

Всего по России число индивидуальных предпринимателей за 2013 год сократилось на 500 тысяч — до 3,5 миллиона человек. Причем, по данным Федеральной налоговой службы, из снявшихся с учета ИП налогоплательщиками являлись только 26 %, остальные не вели предпринимательскую деятельность. В январе текущего года их стало еще на 10,5 тысячи меньше.

По мнению большинства экспертов, такой резкий спад количества действующих ИП вызван в первую очередь значительным повышением размера страховых взносов, уплачиваемых во внебюджетные фонды. Как отмечает директор Первой ижевской налоговой консультации Елена Сунцова, причиной роста стало изменение формулы расчета. С 1 января 2013 года взносы в ПФР начали рассчитывать исходя не из одного МРОТ, а сразу из двух. Кроме того, сам МРОТ вырос с 4612 рублей до 5205 рублей. В итоге общая сумма платежей составила 35,6 тыс. рублей вместо 17,2 тыс. рублей в 2012 году.

«Идеология государства в части налоговой политики во многом формируется в Минфине, который постоянно изыскивает новые пути увеличения доходной части бюджета и сокращения ряда неприятных дефицитов. В частности, дефицита бюджета ПФР, — рассказывает Елена Сунцова. — С этим связано, например, перечисление пенсионных накоплений россиян за 2014 год в распределительную систему. Кроме того, по мнению чиновников, многие предприниматели намеренно указывают минимальные заработные платы сотрудников, чтобы платить меньше налогов. Поэтому государство несколько лет боролось с зарплатами в конвертах и «серыми» зарплатными схемами и даже поощряло малые предприятия, находящиеся на спецрежимах, льготными ставками по страховым взносам. Но, как оказалось, только затем, чтобы надеть еще новый налоговый хомут на предпринимательскую шею. Когда многие раскрыли реальные зарплаты своих работников, страховые взносы были повышены с 26 до 34 %, потом чуть снижены до 30 % независимо от системы налогообложения. И всё равно предприниматели ушли «в тень».

Поэтому, по словам эксперта, этими страховыми взносами бизнес загнали в угол — никто не хочет отдавать дополнительно к заработной плате сотрудника ещё и 30 % на его пенсию. А поскольку на рынке труда конкуренция за квалифицированные кадры достаточно серьёзная и все стараются заполучить их, предложив выгодную зарплату, то, по мнению Елены Сунцовой, стремление бизнеса минимизировать налоговые платежи с зарплат закономерно — доля «серых» зарплат там достигает более половины.

В целом по стране зарплату в конвертах получают 15-20 % от всех трудоспособных (до 17 млн человек). По словам министра труда и социальной защиты РФ Максима Топилина, эти граждане работают если не нелегально, то, по крайней мере, зафиксировать их доходы, получить налоги с их деятельности и страховые взносы государство не может.

Не остались без хлеба

Однако вопреки ожиданиям 8 тысяч человек, сдавших свои свидетельства предпринимателей, вряд ли пополнили ряды безработных. Условно их можно разделить на две группы — опытные предприниматели, имеющие по 2-3 ИП на разных системах налогообложения, а также новички, которые, не рассчитав свои силы, вынуждены закрыть бизнес.

«Большую долю закрывшихся ИП составляют давно работающие предприятия, которым пришлось оптимизировать свой бизнес, — считает Елена Сунцова. — Когда пришло время платить страховые взносы по 36 тыс. рублей с каждого налогового субъекта, многие попросту ликвидировали свои ИП, зарегистрированные на себя и членов своих семей, оставив работающими одну, максимум две формы».

С этим согласен управляющий Операционного Офиса ЗАО «Солид Банк» в Ижевске Аркадий Ращектаев, утверждающий, что многие из подавших заявления о прекращении деятельности просто подошли к делу рационально.

«Они никуда не делись, просто либо оказывают эти услуги не вполне официально, либо вовсе прекратили этот микробизнес. Более крупные предприниматели с офисом и штатом сотрудников как работали, так и работают, — говорит эксперт. — Типичный пример — физическое лицо на собственном тракторе в зимнее время оказывает услуги по уборке снега. В качестве ИП оно имеет право официально оказывать услуги, заключать договоры, принимать безналичную оплату. Сейчас, естественно, вынуждено закрыть ИП, поскольку страховые взносы стали соизмеримы с его месячным заработком, к тому же этот бизнес сезонный. Очевидно, что он продолжает работать, но делает это неофициально».

Проблема глубже

Таким образом, эпопея со страховыми взносами и «технической» ликвидацией ИП вряд ли в полной мере может свидетельствовать о состоянии малого предпринимательства в стране.

По мнению директора представительства ЗАО «Финам» в Ижевске Сергея Казанцева, рост издержек от двукратного повышения страховых взносов для реально работающего бизнеса все-таки трудно назвать критическим.

«Можно предположить, что давление от повышения взносов носило в большей части случаев скорее второстепенный характер, а решающим фактором выступало значительное ухудшение экономической конъюнктуры, — считает эксперт. — Падение количества ИП в целом по стране на 12 %, а на отдельных локальных рынках и более глубокая просадка — тренд в целом, несомненно, негативный, свидетельствующий об ухудшении бизнес-среды и снижении предпринимательской уверенности на фоне спада в экономике. Вместе с тем негативный эффект в масштабе рынка в целом не стоит преувеличивать, ведь в структуре ВВП доля малого и среднего бизнеса оценивается примерно в 20 %, а отдельно на малый бизнес и микробизнес приходится не более нескольких процентов. Кроме того, необходимо понимать, что значительная часть выпадающего из официальной статистики малого предпринимательства не столько прекращает деятельность, сколько перемещается в «серую» зону экономики с целью снизить общую фискальную нагрузку в условиях падения доходов».

Косвенно это подтверждают цифры статистики. К началу 2014 года в Удмуртии зарегистрировано 36,5 тыс. юридических лиц, что почти на 2 тыс. больше, чем на начало прошлого года. Кроме того, коэффициент рождаемости организаций (количество открывшихся на 1000 действующих) в регионе подрос, составив 109,3 единицы (по России – 94,4, в ПФО – 104,3). Динамика на протяжении уже 5 лет позитивная в отличие от среднероссийской.

Организационно-правовая форма ижевского рекламного агентства «Мой Город» — ИП. Его директор Гоча Кинцурашвили работает один, сочетая в себе профессии менеджера, водителя, дизайнера, монтажника рекламных конструкций, бухгалтера и чернорабочего. Однако количество и качество его клиентского портфеля успешно опровергает расхожую истину о прямом соотношении производительности труда от его специализации. Среди его заказчиков — производственные компании, торговые центры и супермаркеты. Когда заказы попадаются сложные, предприниматель обращается к сторонним организациям, заключая с ними договоры подряда на оказание услуг.

«Повышение страховых взносов ударило в первую очередь по тем предпринимателям, чьи годовые доходы оказались невелики — 100–200 тыс. рублей. Львиную долю из заработанного они вынуждены отдавать государству. Кроме того, туда попали и те, кто перешел на патенты, — ремонт бытовой техники, пошив одежды и др. Такая ноша очень многим оказалась не по карману, — говорит Гоча Кинцурашвили. — Однако законодатель в этом смысле предусмотрел «выпускной клапан» — возможность индивидуальным предпринимателям, работающим на «упрощенке» с объектом налогообложения «доходы» и не имеющим работников, уменьшить сумму налога как раз на эти страховые взносы. Если же у предпринимателя трудятся наемные работники, то он вправе уменьшить налог на 50 %. Поэтому, условно говоря, с 1 миллиона годового дохода я обязан уплатить 60 тысяч рублей в ФНС, однако, перечислив 36,6 тыс. рублей в ПФР и ФСС, остаток от разницы (23,4 тыс. рублей) я могу с чистым сердцем отдать государству. Поэтому какого-то серьезного фискального гнета я в 2013 году не ощутил».

Не панацея

Патентная система тоже не стала панацеей от увеличившихся страховых взносов, да и не должна была. Считается, что она является альтернативой системы ЕНВД, которую хотят вот-вот отменить (сначала в текущем году, а затем дату перенесли на 2018 год) и на которой «сидят» более 50 % индивидуальных предпринимателей в сфере бытовых, автотранспортных, ветеринарных услуг, автостоянок, общественного питания и розничной торговли. При таком режиме налогообложения вычесть сумму уплаченных страховых взносов из налоговой базы уже нельзя. Да и стоимость патента высока.

«Патентная система не стала заменой ЕНВД, — считает Елена Сунцова. — Для многих предпринимателей основным критерием выбора этого режима становится его стоимость. Если по ЕНВД я заплачу 7 тысяч рублей, то по патенту аналогичный вид деятельности обойдется мне уже в 60 тысяч. Кроме того, заметно сокращение видов деятельности, которые подпадают под патентную систему, — если ранее она распространялась на 69 видов работ и услуг, то в главе 26.5 НК РФ перечисляется только 47 видов работ и услуг. Хотя справедливости ради надо отметить, что сокращение количества видов деятельности вызвано с их укрупнением».

На круги своя?

Благодаря многочисленным обращениям предпринимателей со всей России на текущий год фиксированный размер страховых взносов снова был скорректирован в сторону их уменьшения. До 25 декабря 2014 года все предприниматели должны будут заплатить за себя страховые взносы в сумме 20,7 тыс. рублей. Но если ИП за 2014 год получит годовой доход больше 300 тыс. рублей, то ему плюс ко всему придется заплатить в ПФР 1 % с суммы, превышающей 300 тыс. рублей годового дохода. К примеру, за 2014 год доход ИП составит 500 тыс. рублей. Следовательно, помимо 20,7 тыс. рублей фиксированных взносов, нужно пополнить бюджет ПФР еще на 2 тыс. рублей (500 тыс. руб. – 300 тыс. руб.) х 1 %).

По словам Сергея Казанцева, скорректированные налоговые нормы для ИП вряд ли приведут к новому росту числа предпринимателей. «Не думаю, что это станет фактором восстановления числа официально зарегистрированных частных предпринимателей, — говорит эксперт. — Реальным драйвером расширения малого бизнеса может выступить только возвращение качественного роста экономики, что представляется возможным скорее только в перспективе следующих нескольких лет. Необходимы также серьезные структурные социально-экономические реформы, ориентированные на формирование прозрачной институциональной среды и действительно комфортного инвестиционного климата».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.