Ирина Ирбитская: «У нас нет дефицита жилых единиц, но есть дефицит качественного жилья»  

В конце мая в Удмуртии прошел Всероссийский форум живых городов Urbanfest, на котором встретились представители деловых и общественных кругов, работающие в направлении развития города, и ведущие эксперты-урбанисты из разных стран. В числе экспертов Первого всероссийского форума живых городов, прошедшего в Ижевске, работала Ирина Ирбитская, директор Центра градостроительных компетенций РАНХиГС при Президенте РФ. Известный урбанист, специалист по вопросам стратегического планирования и развития городов поделилась с СД своим видением современной ситуации в российском градостроении.

 

Одной из задач Urbanfest было выработать некие универсальные решения для улучшения качества городской среды, которые можно впоследствии тиражировать. Это подразумевает, что урбанисты будут оперировать и усредненными понятиями: среднестатистический город, среднестатистический городской житель. Насколько это соотносится с реальностью?

— Говоря о городе и оценивая качество его среды, принято сравнивать уровень психологического, визуального и функционального комфорта, например, в европейских и российский городах. Причем время постройки или масштаб самого города, оказывается, не так важны, как степень проработки каждого инфраструктурного или планировочного элемента с точки зрения обычного рядового горожанина: идущего на работу, отдыхающего в кафе с друзьями, молодой мамы с коляской, пожилых людей. То есть существуют рецепты создания комфорта как в историческом центре с тесными улочками и крошечными садиками, так и в современных районах с широкими проспектами и супермаркетами. В нашей стране, долгое время говорившей о построении принципиально новых гуманных городов, культура средового комфорта приобрела какие-то особые формы, опыт взаимодействия с которыми редко бывает позитивным. Но эта проблема решаема. Вопрос, как всегда, в переводе теоретических знаний в практику, а главное — в распространении информации о доступности и эффективности современных методик работы со средой. Безусловно, мы говорим о чем-то среднестатистическом. Потому что есть существенный каркас, разрушать который нельзя. Есть физическая среда, которая окружает человека и определяет как его образ жизни, так и его возможности, и его психологическое самочувствие, и чувство уверенности в завтрашнем дне, и чувство уверенности в себе, и чувство уверенности в том, что что-то можно менять, просто организовавшись, договорившись. В то же время и сам человек — это определенный социофизический организм, который тоже имеет определенные параметры. И параметры физической среды должны соответствовать параметрам человека, параметрам сообщества. Конечно, нужно иметь в виду специфику российского горожанина, кто он такой: житель столичного города, региональной столицы, маленького районного городка или уж совсем маленького городка районного подчинения. Еще надо учитывать разность укладов, национальные компоненты. С другой стороны, если  так сложно ранжировать, мы получим слишком много разных типологий городов.

Какие требования предъявляет житель среднего российского города к среде своего обитания?

— Конечно, это требования комфорта. Вопрос: каковы его параметры? Именно этими исследованиями несколько лет занимался наш центр. И мы пришли к выводу, что нужно говорить о городе, комфортном для человека с любым достатком. Это и есть эффективный город. Смотрите, у нас в Российской Федерации 52,5 миллиона домохозяйств, при этом жилых единиц 62 миллиона. То есть эти цифры показывают, что, вообще-то, у нас нет дефицита жилых единиц, но есть дефицит качественного жилья. Поэтому в первую очередь на федеральном уровне, а мы сейчас и с некоторыми муниципалитетами работаем, должны разрабатываться и  формироваться новые стандарты качества жизни в рамках определенных параметров физической среды и физических объектов. По данным наших исследований, четверть из жилых единиц Российской Федерации не имеют водопровода. Отсюда результат: люди хотят менять жилье, жилищные условия, а не приобретать еще. Поэтому концентрация усилий и городской власти, и девелоперов, и инвесторов, и банков, и федеральных чиновников должна быть сосредоточена именно на создании качественных условий жизни, а не на строительстве очередного доступного жилья по параметрам советских градостроительных норм. И до тех пор, пока этот подход останется прежним, будет сохраняться и запрос якобы на строительство всё нового и нового жилья.

Расскажите подробнее про параметры комфортной городской среды…

— Первое — это четкая артикулированность пространства. В наследство от советского градостроительства мы получили так называемые междомовые территории. Это когда формируется жилой блок, рядом второй и третий, а территория между ними ничья. То есть это и не двор, и не улица, и не площадь, и не сквер. Это как бы такая ничейная территория. А такого вообще быть не должно. Нужно понимать, что город будет успешным, будет развиваться, мы будем чувствовать в нем себя комфортно, когда у нас каждый квадратный метр городского пространства будет иметь четкое предназначение и являться чьей-то зоной ответственности. И эту ответственность люди должны нести и отдавать себе отчет в том, что с них будут спрашивать. Второе — не должно быть каких-то перегибов: слишком много коллективных дворов и слишком мало общественных пространств. Бич многих российских городов — мало площадей. В Москве, например, площади, которые были, условно говоря, вчера, сегодня превратились в автомобильные развязки — теперь они не для людей. Традиционно площадь — это как раз место, где люди общаются, это рыночная площадь, соборная. Дух места, дух города сосредоточен именно в этих общественных местах. Это то место, которое презентуют — вот наша самая главная городская площадь. Кстати, данные территории тоже должны иметь четкую иерархию: есть общественная площадь или скверик квартального значения, которая объединяет несколько кварталов, есть городского значения, есть областного значения, международного. Главное, площадь в городе должна быть ровно для того, чтобы объединять дух горожан, генерировать общую гордость за город, которая возникает в таких вот общественных пространствах.

Применимы ли решения по повышению качества городской среды, успешно реализованные в западноевропейских городах, в России или у нас в этом смысле «свой путь»?

— У российских и европейских городов есть и схожесть, и большие различия. Вы сказали «свой путь». Сегодня это понятие, равно как и «самобытность», в поле урбанистики обретает нехороший смысловой оттенок, потому что под самобытность городские власти любят проталкивать разную чепуху. Например, если возникает спор и эксперты им говорят: нигде в Европе этого нет, они отвечают: а у нас самобытность. Или, наоборот, гражданские активисты говорят: этого нам не надо — у нас самобытность. Это плохой спор на самом деле. И Петр I культуру нам сильно разнообразил. Поэтому есть схожие моменты. Но нужно подходить очень аккуратно, не всё, что есть в Европе, прекрасно безоговорочно, и не всё, чего нет в Европе, не может быть у нас. Здесь важна роль власти, которая в ситуации спора и выбора должна выполнять функцию модератора, а не функцию приказа.

Кстати, сегодня во многих городах одна из главных проблем — конфликты между администрациями, застройщиками и общественностью по поводу каких-то локальных проектов. При этом все хотят одного. Администрация декларирует намерения сделать город приятным и удобным, жители хотят того же, и бизнес вроде не возражает.

— Это такой стандарт конфликтов, присущий вообще всем городам мира. Есть даже такое высказывание: мы за любые улучшения, только не с нашим домом! Единственная разница: в развитых странах разработаны и действуют механизмы и площадки договора между властью, бизнесом и обществом.

Что может сделать общественность?

— Общественность может сделать очень много. Во-первых, может сформировать запрос. Гражданские сообщества могут говорить администрации: эй, а вы знаете, что у нас там дорога плохая? То есть именно эти протестные движения создают запрос в виде конфликта, в виде протеста либо в виде улучшайзинга —  есть такое понятие. Это такой практический урбанизм: например, там, где всегда много людей переходит улицу, рисуют зебру. Это и отношение к городу у людей, и это запрос на другое качество среды. Грамотная администрация должна на эти вещи очень четко реагировать: не воспринимать как какой-то упрек в свою сторону, а принимать как направление деятельности: здесь у нас в городе есть проблема, здесь надо починить. Поэтому главным агентом городского развития и главным действующим лицом городского развития должен являться горожанин. А это и человек, который ходит на госслужбу, и предприниматель, и домохозяйка, и бабушка…

Есть ощущение, что у нас предприниматели не ассоциируют себя с горожанами, об этом свидетельствует точечная застройка, а также продавливание строительства коммерческой недвижимости через суды. Бизнес Ижевска использует город исключительно для извлечения прибыли. Ну, явно нехорошо строить большой спальный район на набережной, и это все понимают. Но прибыль превыше всего, и они уже ставят забор…

— Здесь, с одной стороны, неправ предприниматель, но неправо и сообщество, если оно против вообще всякого тут строительства. Нужно уметь договариваться. И городская власть в данном конфликте должна выступать модератором. Она должна оценивать риск для города: если будет построен этот жилой квартал — что он городу даст? Ну, девелоперу понятно, что даст — он продал квадратные метры, заработал денег, и дальше трава не расти. Но город должен понимать, что, если это просто занятая территория, она работает только в карман девелоперу и немножко в виде налогов для города, это не та история, которая нужна грамотному управленцу и грамотному администратору. Потому что любой квадратный метр города должен работать, постоянно, регулярно, лучше — круглосуточно.

Я бы на месте власти приглашала хороших экспертов, которые модерировали бы эти процессы. Не обязательно все проекты так делать. Но есть же какие-то значимые. Лучше позвать экспертов, которые выслушают и ту сторону, и эту, попытаются найти компромиссное решение, урегулировать этот конфликт. Власть должна принять на себя функции модератора желаний, стремлений и целей всех граждан города, а также тех, кто обладает финансовыми ресурсами, и тех, которые являются и потребителями, и на самом деле авторами городских процессов.

Что бы вы посоветовали по итогам форума общественности и администрации Ижевска?

— Форум зафиксировал Ижевск как некую точку сборки многих городов по актуальным проблемам урбанистики. И это очень важно. Но нужно, чтобы Ижевску оставалось что-то материальное после такого мероприятия. Например, предложить участникам форума, приехавшим со всей страны, благоустроить вместе с жителями Ижевска дворы. И не нужно никаких средств — использовать подручный материал, старое сухое дерево, камни, гальку. И таких проектов можно придумать много. Эти реализованные проекты будут своего рода отметками на память и маркерами развития от форума к форуму. Еще совет Ижевску, да и всем российским городам: необходимо сформировать что-то вроде нового департамента городского развития, который бы интегрировал: а) все отраслевые департаменты города, б) предпринимателей города, бизнес, в) городские сообщества, с тем чтобы вырабатывать те самые решения, которые будут не просто реализованы, но и  будут поддержаны, будут развиваться и трансформироваться.

Справка

Ирина Викторовна Ирбитская

Архитектор, урбанист, директор Центра градостроительных компетенций РАНХиГС при Президенте РФ, эксперт по вопросам развития территорий, соучредитель Архитектурного бюро «Платформа».

Руководитель группы разработчиков документов стратегического планирования для субъектов РФ, автор более 70 градостроительных и архитектурных концепций различного масштаба, автор программы социального жилья для Фонда содействия реформированию ЖКХ. Разработчик методики «Управление экономико-территориальными изменениями города», «Алгоритм разработки девелоперских проектов».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.