Инвестиционно-увлекательно

 

Климат обыкновенный — в смысле погодный, не инвестиционный — в день открытия форума «Удмуртия — курс на модернизацию» был неустойчивым — то ярко — инвестиционно-привлекательно — светило солнце, то вдруг небо затягивало тучами и начинался дождь. Впрочем, это слишком поверхностное и, если честно, не такое уж очевидное сравнение — «климат и инвестиционный климат». Собственно, тем, что ни тот ни другой в этот день не были достаточно хороши, оно и исчерпывается.

И если с погодой все ясно, то для того, чтобы понять, чем нехорош был инвестиционный климат, следовало углубиться в кулуары форума.

В кулуарах же первым делом выяснялось, что форум наш — он, может быть, и третий, и даже инвестиционный, но совсем не форум. Или, точнее, очень немноголюдный форум. Потому что, вообще-то, слово «форум» даже в своем первоначальном значении — когда оно было именем собственным — обозначает большое стечение народа.

На одной из основных площадок форума — большой парусиновый павильон на Центральной площади Ижевска, где выставлялись инвестиционные проекты, подготовленные предприятиями (в основном), — оказалось довольно пустынно, несмотря на то, что я пришел минут за пятнадцать до того, как должен был начаться обход выставки достижений удмуртского инвестиционного хозяйства официальной делегацией, с которого работа форума, можно сказать, и должна была начаться.

Перед павильоном стояла сельскохозяйственная техника белорусского производства, которая непонятно что должна была обозначать — то ли просто наличие возможности купить такую в Удмуртии, то ли объем инвестиций бюджета республики в белорусское машиностроение посредством ежегодных закупок техники. Мне же показалось, что на самом деле комбайны и трактора поставили просто для красоты — их с площади можно совсем не убирать — они отлично украсят любой праздник. Конечно, неплохо было бы и весь шатер оставить — пусть люди знают, чем славится республика, хотя это, понятно, было бы накладно — содержать такое круглый год.

Простых посетителей до обхода официальной делегации в павильон не пускали — правда, нельзя сказать, что было много желающих. Те, у кого был доступ, кучковались в основном у одного из входов — там был самый красочный и оригинально исполненный стенд — города Ижевска — и именно через этот вход с минуты на минуту должен был войти президент Удмуртии Александр Волков в сопровождении VIP-гостей форума.

Здесь же президента поджидали журналисты — и не зря, — как только он вошел, даже буквально ворвался в павильон, форум стал похож на форум. Вдруг и сразу сделалось многолюдно, в проходах стало не протолкнуться, на стендах многих крупных предприятий появились лично их руководители, замершие в ожидании, что президент подойдет лично к ним, заходили, энергично заобщались гости и участники, засуетилась пресса.

Рассудив, что форум, коли пришел с президентом, с ним же и уйдет, я решил переждать суматоху у экспозиции Ижевска, где в тоскливом ожидании обещанного пресс-подхода томились те журналисты, которые то ли поленились энергично передвигаться с делегацией по павильону, делая вид, что им до всего есть дело; то ли своевременно и трезво оценили вероятность подкрасться к президенту с диктофоном (микрофоном, камерой, фотоаппаратом) через толпу сопровождающих как нулевую; то ли сюжет: «Президент Удмуртии осматривает стенд каракулинского рыбсовхоза» их не вдохновил. Теперь они пытались уговорить сотрудниц администрации города попозировать на фоне ижевской экспозиции, обещая, что тем самым девушки войдут в историю и сделают это красиво.

Ижевск выглядел необычно: вместо общепринятого прилавка с буклетами и цветными фотографиями пустырей, обозначенных как инвестиционные площадки, экспозиция удмуртской столицы была оформлена в виде невысокого подиума, который покрывала карта города, на ней были размещены лаконичные по оформлению стойки с кратким описанием определенного инвестиционного проекта, причем каждая такая стойка-башня росла примерно из того места на карте города, где располагалась сама инвестиционная площадка. И, на мой взгляд, такой Ижевск, каким его изобразили в экспозиции, выглядел выигрышно — современным и легким, хотя в действительности ни того, ни другого о нем не скажешь.

Судя по всему, городских руководителей немного волновал тот факт, что они решились на такое необычное представление города. По плану обхода павильона официальной делегацией Ижевск должен был оказаться последним, и чем ближе подходил к нему президент республики, тем больше чувствовалось волнение чиновников, которое к тому же усиливалось начавшейся суетой операторов и фотографов, боровшихся за лучшее место для съемок. Очевидно, по мнению последних, сюжет с осмотром стенда Ижевска был теле- и фотогеничнее сюжета со стендом каракулинского рыбсовхоза.

Как выяснилось, волновались не зря — в полной мере глава республики Александр Александрович Волков изысканность представления не оценил, и главе столицы республики Александру Александровичу Ушакову так и не удалось уговорить тезку пройтись «по Ижевску».

Александр Волков: «Нет, не могу я по городу идти».

Александр Ушаков: «Главное в пруд не вставайте. Мы по улицам пойдем, чтобы ноги не промочить».

Впрочем, в итоге президент смягчился, назвал главу города «спортивным» и выразил надежду, что таковым же (спортивным) в будущем станет и Ижевск, хотя возможность постройки моста через пруд от Металлурга до Малиновой горы, о которой в конце своей презентации сказал Александр Ушаков, вызвала у него скептическую усмешку.

Еще бы — вот уже третий раз подряд верхнюю строчку инвестхитпарадов удмуртских форумов занимает проект «Мостовой переход через реку Кама в районе г. Камбарка», стоимость которого неуклонно растет, а количество желающих инвестировать в это так называемое ГЧП «Государственно-частное партнерство» стабильно равно нулю (если не считать Удмуртскую Республику). Так что Александр Волков, который с этим проектом по федеральным министерствам походил предостаточно, отлично знает, что мосты спросом у инвесторов не пользуются.

Покинув павильон, Александр Волков, а за ним делегация, пресса и просто досужие люди с бэджами (вроде меня) отправились в здание театра оперы и балета, чтобы, во-первых, осмотреть вторую часть выставки (инвестпроекты муниципальных образований УР) и, во-вторых, открыть торжественным заседанием форум (посидеть, так сказать, «на дорожку»).

Сам я, впрочем, остался. Когда «форум» ушел, в павильоне снова сделалось тихо и спокойно. «Зоя Ивановна уехала уже? — послышалось от стенда ЗАО „Сактон“, — ну и я тогда пошла». «Самое время для того, чтобы поговорить с расслабившимися от ощущения того, что самая серьезная часть мероприятия уже позади и никакие инвесторы их уже не побеспокоят, представителями «предприятий и организаций» — подумал я и отправился к стенду «Сактона».

Здесь стояли три манекена и одна живая девушка — все одеты в продукцию фабрики. На стенде было написано, что инвестиционный проект по модернизации производства ЗАО «Сактон» реализовало аж в 2008 году — причем инвестициями послужил бюджетный кредит. «А вы зачем здесь, если вам инвестиции уже не нужны?» — поинтересовался я у девушки. «Почему же не нужны, нужны — мы еще оборудования купим», — оптимистично ответила девушка, уточнив между делом, что инвестиции частные им не нужны, только государственные. «Так вы же, наверное, убыточные, кто вам денег даст?» — предположил я, наивно полагая, что предприятия легкой промышленности в России живут небогато. «Нет, совсем неубыточные», — возразила мне девушка и назвала такую сумму месячной прибыли, что я до сих пор отказываюсь в нее верить и поэтому не стану ее здесь указывать. Тем более что впоследствии выяснилось, что девушка работает кем-то вроде дизайнера и в финансах не сильна. Скажу лишь, что если она не ошиблась, перепутав либо порядок цифр, либо выручку с прибылью, то по сравнению с «Сактоном» какая-нибудь «Белкамнефть» — это малый бизнес.

Так и не поняв, почему на инвестиционном форуме предприятие представляет человек, имеющий о финансах и инвестициях приблизительное представление, я отправился дальше, предчувствуя новые любопытные открытия и встречи. И они не заставили себя ждать: «Завод радиаторов PRADO» оказался тем самым подразделением НИТИ «Прогресс», которому в свое время пообещал дать бюджетный кредит сам Герман Греф — об этом много писали в местной прессе.

«Ну и что, дал Греф вам денег?» — спросил я, предположив, что раз радиаторы выпускаются, и отличные с виду, то, стало быть, Герман Оскарович обещание свое выполнил. «Нет», — кратко и печально ответил представлявший завод молодой человек и пересказал мне известную историю про то, как при выходе с завода Греф нашел на земле монетку и сказал: «Да у вас тут деньги под ногами валяются». «Говорят, что поэтому и не дал, — добавил молодой человек.- А может, и не поэтому. Никто точно не знает».

Размышляя о кратковременности счастья и о том, стало ли бы легче директору НИТИ «Прогресс», если бы он узнал, почему же именно не получил обещанное, я наткнулся на экспозицию другого флагмана удмуртской промышленности — Ижевского радиозавода, где в витрине лежало нечто смахивающее, судя по надписям GPS, GLONASS на нем, на навигатор. И что бы вы думали? Это оказался навигатор — только довольно большой.

«Мы специально разрабатывали навигатор с большим экраном», — упреждая мой вопрос, сказал представитель ИРЗ, и по его тону я понял, что был далеко не первым, кого заинтересовал размер устройства. И, как оказалось, не последний. Тут же подошел энергичный, представительный мужчина, смахивающий на главу районной делегации, и с ходу, раз и навсегда опережая все мои возможные вопросы, громко спросил, не скрывая язвительных интонаций: «Что это у вас навигатор такой большой?» Мужчина явно считал себя знатоком последних тенденций в электронике и, как мне показалось, собирался провести для инженеров с радиозавода небольшой ликбез на тему «актуальные размеры спутниковых навигаторов в представлении в меру упитанного мужчины в полном расцвете сил». Инженеры, впрочем, в обиду себя не дали, разъяснив этому воинствующему пессимисту, что перед ним мало того что навигатор, работающий сразу в двух глобальных спутниковых системах определения координат, но у него еще и большой экран, что является его несомненным рыночным преимуществом. А после того как прозвучала цена устройства — порядка 11 тысяч рублей, — мужчина сдался и на лице его отразилось безграничное уважение к «так высоко себя ценящей» российской радиоэлектронной промышленности вообще и к ИРЗ в частности.

Убедившись на живом примере, что в районах полно деятельных людей, я решил, что пора и мне ознакомиться с последними достижениями муниципальной инвестиционной мысли и отправился в театр оперы и балета. Официальная делегация уже все здесь оббежала и даже, как мне сказали, успела пообщаться с прессой.

Теперь на втором этаже было пустынно — инвесторы отправились заседать, а представители районов вполголоса, но отчетливо обсуждали насущное: «Правда, что ли, что в полтретьего можно сворачиваться?» — «Конечно, завтра-то тут никого не будет уже». Никого не смущало, что УЖЕ никого не было и, в принципе, они могли спокойно забрать свои картинки и отправиться домой — никто бы их отсутствия не заметил.

Я немного побродил между стендами. Все они были похожи между собой — типовые белые прилавки. На каждом из них точно так же, как и три-четыре года назад, можно было найти типовой для районов республики инвестпроект «Пустырь для строительства чего угодно кем угодно, если у него есть миллиард, а лучше два». Причем даже пустырь, как правило, был тот же, что и три года назад.

Наудачу решил подойти к прилавку Воткинска — мне показалось, что женщина на стенде не совсем боится инвесторов — все-таки в городах они встречаются чаще. И она, в общем, не боялась, смело отвечала на все мои странные вопросы.

— У вас тут, — спрашивал я, — дорога как инвестпроект представлена. Думаете, будет кто-нибудь инвестировать в дорогу или эта дорога платная?

— Ой, что вы, конечно, не платная. Дорога-то в основном подходит к этим предприятиям, поэтому они очень просят. Им дорога очень даже нравится.

— То есть они ее строить будут?

— Ну что вы, они не могут. Сами строить будем.

— Кстати, у вас в Воткинске с дорогами совсем плохо. Что ж не ремонтируете?

— Так денег нет.

— А республика не дает? Или не ставите вопрос?

— Вы думаете, не ставим? Ставим. В том году еще в декабре ездили с концепцией — вроде как сказали «да, да», но до сих пор денег нет. Может, все-таки в этом году дадут.

После этого диалога многое про форум мне стало окончательно ясно и окончательно неясно. Если быть оптимистом, и то и другое — хорошо.

Стало, например, понятно, что либо инвестиционным проектам, которые мы выставляем, не нужны инвесторы, либо инвесторам не нужны такие проекты. Выяснилось, что самый желанный инвестор для предприятий — государство, которое в обмен на свои деньги потребует разве что справку о «бюджетной эффективности» оказанных преференций (льготные кредиты, субсидии, налоговые каникулы). Проводим мы форумы эти в основном для самих же себя, потому что инвесторы по вышеобозначенным причинам к нам не едут.

Мне непонятно, и я уверен, что не только мне, для чего же мы все-таки это проводим так, как мы это проводим? И непонятно, каким же надо быть оптимистом, чтобы думать, что это вот непонятное — это хорошо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.