Андрей Пономарев: «Мы — банк, который быстро реагирует на проблемы своих клиентов»

 Андрей Пономарев, директор АКБ «Ижкомбанк» (ОАО) — одного из двух оставшихся в Удмуртии «родных», региональных банков, — рассказал в интервью журналу «Свое дело» о причинах, по которым другие местные банки ушли с рынка, а «Ижкомбанк» остался, и о том, что помогает региональным банкам выигрывать в конкурентной борьбе с федеральными банковскими структурами.

— Андрей Юрьевич, я бы начал с простого вопроса, на который, как я подозреваю, нет простого ответа. В Удмуртии было довольно много местных, региональных банков — еще десять лет назад не меньше десятка, — а сегодня осталось всего два — «Ижкомбанк» и «Быстробанк». Как получилось, что региональные банки стали уходить с рынка один за другим? Понятно, что каждый случай индивидуален, но были же и какие-то общие причины?

— На мой взгляд, можно выделить три причины. Одни ушли, потому что не могли выполнять требования, установленные Банком России по увеличению уставного капитала банков. Вторая причина — различные сомнительные операции, которые банки проводили, руководствуясь, вероятно, стремлением заработать больше. И третья — объединяющая, по моему мнению, причина — позиция акционеров. Если акционеры не понимают этот бизнес, не знают, для чего он нужен и как на нем зарабатывать, если позиция акционеров расходится с позицией «управленцев», то будущего у такого банка нет — что мы и увидели на многих примерах.

Ну и, конечно, нужно помнить о том, что Центральный Банк России очень сильно «закрутил гайки» и не все оказались к этому готовы. Мне кажется, что это было сделано совершенно правильно, потому что банковская система сегодня — это самая продвинутая отрасль российского бизнеса. Банки опережают все остальные сегменты рынка по прозрачности, по критериям оценки, по системе рисков, по созданию резервов. И так как у нас системообразующая отрасль — она должна быть надежна.  Соответственно, кто не был готов, кому было всё равно, кто начал искать какие-то другие пути — их не стало.

— Для вас тот факт, что другие региональные банки стали закрываться, был в плюс — снижение конкуренции — или в минус — снижение доверия к региональным банкам?

— У каждого действия есть положительная и отрицательная стороны. И, разумеется, когда региональных банков на рынке стало меньше, мы почувствовали себя вольготнее. У нас есть свои преимущества: мы рядом, мы решаем массу проблем наших клиентов, которые не могут решить федеральные банки, потому что у них, например, длительная процедура согласования или им просто неинтересно заниматься решением проблем каких-то маленьких клиентов, заниматься маленькими кредитами. А мы можем написать программу под любой конкретный сегмент рынка, который только появился, и быстро ее скорректировать. Написали программу, например, по кредитованию малого бизнеса под залог недвижимости — показали ее клиентам, они нам сказали: она не идет. Мы на следующий же день ее подкорректировали и дали рынку другой продукт, который более соответствует его ожиданиям. Нам на это нужно один день, два дня, ну, неделю! Большому банку на это надо минимум месяц или полгода.

А минус в том, что, когда региональные банки уходят, начинаются нелогичные выводы и обобщения: «все региональные банки уйдут, они все плохие», которые поддерживаются из разных конкурентных сред. Это нас задевает, хотя за 23 года, что мы работаем на рынке, мы не дали своим клиентам ни одного повода усомниться  в нас.

И конечно, надо понимать, что, когда говорят, что уходят региональные банки, это не совсем так. Вот в ноябре отозвана лицензия у «Мастер-банка», а до него было еще много московских банков, и если посчитать, то, вероятно, московских банков ушло с рынка больше, чем региональных. Просто около 90% банковского бизнеса сконцентрировано в Москве и закрытие какого-то еще одного банка там не так заметно.

А региональные банки нужны — нам приходят письма из других регионов, например, недавно пришло письмо из Марий Эл: «Председатель правительства республики приглашает «Ижкомбанк» открыть офис на территории республики». Это приятно — это значит, что у них там не хватает банков, которые могут быстро реагировать на потребности местных клиентов.

— Существуют ли в политике Банка России какие-то послабления для региональных банков или вам приходится работать на рынке на тех же условиях, что и крупным банкам?

— В отличие от других стран мира у нас банковское регулирование одинаковое для всех банков. Совершенно одинаковые требования, одинаковые положения, одни нормативы — никаких различий. Но на практике получается еще более жесткий контроль.

— Не кажется ли Вам, что, в принципе, власти могли бы провести некое ранжирование для банков и в соответствии с ним определить как требования, так и права и их обязанности?

— В США я общался с одним из банкиров — владельцем небольшого банка в штате Массачусетс — его банк работает только в этом штате и больше нигде. Почему больше нигде — потому что является региональным банком и к нему применяются совершенно иные нормы регулирования, чем к федеральным, системообразующим банкам. И если большие банки регулируются крайне жестко, то для региональных банков есть послабления — считается, что они работают с другим сегментом рынка, что им сложнее и, если с таким банком что-то случится, это не приведет к серьезным  последствиям. Конечно, это дает возможность региональным банкам чувствовать себя комфортнее, и у них, как правило, очень много клиентов в той местности, где они работают.

— У нас могла бы такая система работать?

— «Ижкомбанк» является членом Ассоциации региональных банков «Россия», в которую входит порядка 500 банков. Ассоциация этот вопрос регулярно поднимает, в том числе на  ежегодных  встречах с руководителями Банка России, но пока преобладает мнение, что «правила должны быть одинаковы для всех». С другой стороны, система от этого должна быть только крепче.

— Это вам не сильно усложняет жизнь?

— Конечно, нам сложно, но, с другой стороны, это заставляет нас больше двигаться, если мы хотим быть конкурентными, — а мы хотим.

— Я заметил, что именно региональные банки — «Ижкомбанк» в том числе — более активно участвуют в федеральных программах кредитования малого бизнеса. Крупные банки эти продукты продвигают менее охотно и условия по их кредитным программам часто похожи на заградительные. С чем это связано?

— Думаю, это следствие того, что представление о том, что такое средний и малый бизнес, в Москве и в Удмуртии совершенно разное. Если для них средний бизнес — это годовой оборот в три миллиарда рублей, то для нас это уже крупный бизнес. Малый бизнес для них — это предприятие с оборотом в миллиард рублей, а у нас вообще не так много компаний с таким оборотом. Поэтому для федеральных банков большинство наших предприятий — это микробизнес. При этом в Удмуртии на сегодняшний день работает порядка 60 банков — значит, и федералам наш регион интересен.

— А кто ваш клиент, как вы его видите?

— Это как раз малый и средний бизнес — в нашем, региональном, понимании. Мы не можем похвастать тем, что обслуживаем какие-то крупные федеральные компании. Но мы обслуживаем очень много индивидуальных предпринимателей — и они все разные: есть предприниматели с оборотами в один миллион рублей и есть предприниматели со ста миллионами в месяц. Мы работаем и с теми, и с другими — ко всем находим подход и для каждого сегмента делаем свои продукты. Обслуживаем очень много муниципальных организаций, хотя я знаю, что сегодня есть ряд банков, которые не кредитуют муниципальные предприятия. Мы работаем во всех городах Удмуртии и со всеми сегментами рынка: это кафе, торговые организации, мелкие оптовики, перевозчики, такси — у нас много программ, и под каждую находится клиент.

— За последние, может быть, десять лет банковский бизнес довольно сильно изменился и продолжает меняться — скажем, сейчас уже нельзя себе представить банк без пластиковых карт. Не исключено, что уже сегодня появляются какие-то продукты, без которых вы просто не сможете существовать через пару лет. И если большой банк может себе позволить заниматься всем сразу, то как вы определяете, какими продуктами стоит заниматься всерьез, инвестировать в них, а какими нет? Вообще, консервативность — это хорошее качество для банка, но в то же время он должен быть в рынке, чтобы не терять клиентов, — где эта грань, как вы ее находите?

— Когда мы отбираем продукт, то смотрим на него по системе рисков — что можем потерять в том или ином случае. По этой причине мы до сих пор не вошли в розничные кредиты — не сидим в торговых сетях и на улице, «не разбрасываем» кредитные пластиковые карты. Мы занимаемся потребительским кредитованием, но занимаемся им иначе. Например, если у нас есть 100 тысяч клиентов, которые получают зарплату на наши пластиковые карты, соответственно, мы видим, какая у этих людей зарплата и регулярно ли она поступает, и нам понятно, можно ли их кредитовать. Эти 100 тысяч человек для Удмуртии — это не маленький сегмент рынка. Пусть мы кредитуем дешевле, но у нас и объем невозврата принципиально меньше.

Если говорить о других продуктах, то мы давно работаем с пластиковыми картами, сегодня получили сертификат на чиповые карты. Но, опять же, банк заинтересован, чтобы люди не только снимали кэш в банкоматах — это вчерашний день, — а пользовались картой. Поэтому мы создали платежный сайт. Сайт — это хорошо, но мы идем дальше и пишем продукт, которым можно пользоваться с мобильных устройств, — мобильный банк. Мы не стесняемся платить за новые технологии и инвестируем в них серьезные суммы.

— Кстати говоря, вот этот мобильный клиент — он ведь сам по себе не приносит вам прибыли?

— Любой продукт, если к нему подойти здраво, может принести прибыль. Если ряд наших клиентов раньше не пользовались нашим платежным сервисом — они не хотят заходить на сайт, потому что привыкли платежи делать в своем телефоне, — то, получив эту возможность, люди начинают пользоваться нашей платежной системой, а любой платеж, транзакция — это наш заработок. Так как количество клиентов довольно большое, то в итоге и с этого продукта мы зарабатываем неплохие деньги. Плюс клиент понимает, что наш банк — не банк вчерашнего дня. Мы не говорим, что мы банк завтрашнего дня, но то, что мы уверенный банк сегодняшнего дня — это факт. Мы сегодня думаем о том, что будем делать завтра. Например, только что ввели систему бонусов — любой наш клиент, пользуясь пластиковой картой в любой точке мира, с любой этой транзакции получает бонус. Мы ушли от того, что бонус можно получить только в этом магазине, а потратить — в том, и фактически стали делиться тем доходом, который получаем от любой транзакции. Я сам пользователь этих продуктов и уже ловлю себя на мысли, что когда рассчитываюсь где-то картой, то вычисляю — а сколько получу обратно.

— И в завершение разговора, Андрей Юрьевич,  сформулируйте коротко рецепты устойчивости регионального банка…

— Во-первых, держать нос по ветру. Если Банк России говорит, что в 2015 году все банки должны иметь капитал не меньше 300 миллионов, то — опыт уже показал — тех банков, у которых  не будет 300 миллионов, не будет на рынке. Мы, например, сегодня подходим к миллиарду.  От капитала считаются все нормативы, и, чтобы было комфортно, нужно наращивать капитал.

Во-вторых, необходимо взаимодействие акционеров и менеджеров банка. Должна быть команда — без команды, в которую входят и акционеры банка, банк не построить и не развить.

В-третьих,  жестко соблюдать законодательные и нормативные требования финансовых властей. Сейчас Банк России не дает расслабиться банкам — каждый проверяется ежегодно. В условиях такой прозрачности даже «мыслей плохих» допускать нельзя. А если ты всё делаешь правильно, то у тебя всё будет хорошо.

В-четвертых, не стоит увлекаться кредитованием непонятных клиентов.

И последнее — нужно двигаться, искать новых клиентов, новые рынки. Вот 2 декабря мы открыли офис в Игре, планируем открыть в январе-феврале в Кезу, смотрим на Кизнер, на Пермский край. Мы ищем, куда развиваться. При этом мы совершенно спокойно смотрим на то, что «Ижкомбанк» находится в третьей сотне банков — нас это вполне устраивает — самое главное, что мы можем предложить клиенту качественные услуги, ведь для того, чтобы конкурировать на рынке с федералами, нужно, чтобы твоя услуга была не хуже, чем у них.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.