Александра Семеновых и Максим Корженко. Компания JUMBI: «Мы развиваем бизнес, не влезая в долги»

«Мы хотим, чтобы наши шапки продавались в Финляндии, чтобы финны знали, что качественные шлемы для детей умеют производить не только они», — делятся своими мечтами Максим Корженко и Александра Семеновых, соучредители ижевской компании по производству детских головных уборов и аксессуаров JUMBI (Джумби). И эти мечты не кажутся нереальными — первая партия детских шапок JUMBI не так давно была доставлена в Прагу.

 

СПРАВКА СД

Компания JUMBI имеет 73 оптовых партнера в 35 городах России и Казахстане, а также двух франчайзи в Нижнем Новгороде и Челябинске.

В Ижевске действуют две собственные торговые точки компании.

Предприятие производит более 350 наименований изделий для детей до 9 лет. 80% продукции приходится на головные уборы, 20% — на термобелье, комплекты для новорожденных, варежки, снуды, манишки и т. д.

В весенне-зимний период на предприятии отшивают в среднем 3600 изделий в месяц. Летом этот показатель в 2 раза выше.

Всего за 2015–2016 годы (ранее подсчет не велся) сшито более 50 тыс. головных уборов;

Среднемесячный оборот — 1,3 млн рублей.

5 из 12 сотрудников компании — родственники. Александра Семеновых и Максим Корженко — родные брат и сестра. Кроме того, соучредителем компании является и муж Александры Константин Семеновых. Также в компании работает младший брат Александры и Максима — Никита и их мама.

Александра:

— Джумби это первое слово, которая произнесла моя дочь, а потом мы шутя стали ее так называть. Так что слово это никак не переводится. Именно Влада, сама того не ведая, дала старт нашему бизнесу, поэтому мы назвали компанию в ее честь.

Все началось в 2010 году, когда я, молодая мама, решила купить дочке косынку. Но то, что мне нравилось, стоило неоправданно дорого, другое — не устраивало по качеству. Тогда я решила сшить косынку сама. Для меня это было несложно, в школе я постоянно что-то себе шила, за что спасибо бабушке — научила. С этого все и началось. Стали поступать заказы от друзей и знакомых, потом от знакомых знакомых. Я начала шить не только летние головные уборы, но и что-то на осень. Сарафанное радио работало отлично. Кроме того, у меня была группа на Марковском форуме.

Рождение сына (дочке на тот момент было два года) заставило меня расширить ассортимент. Я начала шить шапки для мальчиков, в том числе зимние. Но понимала, что могу шить и зарабатывать больше. И тут мы с мужем, а он работает в торговле, поспорили. Костя обещал мне, что договорится с руководством магазина «Сыночки и дочки» в ТРЦ «Омега» и они возьмут мои шапки на реализацию. И он этот спор выиграл.

Первую партию моих шапок в «Сыночках и дочках» приняли неохотно. Сказали, что дороговато, что никто их не купит, но все же взяли десять летних шапочек. А через шесть часов позвонили из магазина и сообщили: «Мы все продали. Несите еще». В тот вечер муж пошел с детьми гулять, а я сидела и шила. Так у меня появился первый крупный покупатель.

Вскоре я наняла швею, поскольку с двумя маленькими детьми удовлетворять покупательский спрос было непросто. Но даже с помощницей мне было тяжело — я разрывалась между семьей и бизнесом, ничего не успевала.

продукция компании Jumbi

Максим:

— На одной из семейных встреч Саша пожаловалась, что устала. А я все это время наблюдал за тем, чем занимается сестра, со стороны, у меня был свой бизнес. Тогда я предложил ей свою помощь. Так мы стали партнерами. Это был конец 2014 года. Я взял на себя вопросы продвижения (нужно было создавать группы в соцсетях, делать сайт) и оптовые продажи, а на Саше осталось производство. Хотя производством это можно было назвать с большой натяжкой. У нас было несколько бытовых швейных машинок, на которых работали наемные швеи, и все.

Решили попробовать поработать по аутсорсингу с ателье, но остались недовольны. Страдало качество, сроки исполнения заказов постоянно срывались. А в результате именно мы, а не ателье не очень хорошо выглядели в глазах оптовых покупателей, которые к тому моменту у нас начали появляться. Создание группы в соцсетях, запуск сайта, реклама сделали свое дело.

Первые оптовые покупатели были из Перми. Они сделали заказ на 80 тыс. рублей, тогда для нас это была большая сумма. Резкий скачок курса доллара в декабре 2014 года сыграл нам, как и многим российским производителям, на руку. И без того недешевые финские шапки-шлемы стали еще дороже. И продавцы стали искать им альтернативу у российских производителей. На нас обратили внимание пермяки, а потом рекомендовали наши шапки своим знакомым предпринимателям из Екатеринбурга. Так все и закрутилось.

В 2015 году мы решили поэкспериментировать. Выпустили полную коллекцию детской одежды — от шапок до курток. Причем все эти вещи сочетались между собой, но продажи оказались низкими. Покупатели смотрели на парку цвета хаки и просили сшить такую же, но розовую. В Ижевске нас тогда не поняли, вся коллекция разошлась в Москве и Санкт-Петербурге. Тогда мы решили больше не отклоняться от выбранного ранее курса.

Во всех регионах вкусы разные. В Удмуртии, на Урале все консервативно: девочкам — розовое, мальчикам — голубое. Кроме того, у нас любят наряжать детей, покупать одежду ярких цветов со стразами, пухом и перьями. А в Москве предпочитают более сдержанные по цветовой гамме детские вещи, стиль кэжуал.

Мы до последнего оттягивали открытие собственного производственного цеха. Предприниматели, занимающиеся пошивом одежды, в том числе Василий Мунтян (руководитель компании «Рубашка на заказ». — Прим. СД), говорили нам, что если есть возможность работать на аутсорсинге, то нужно ею пользоваться, поскольку собственное производство — это дополнительные расходы. Но когда в очередной раз ателье сшило к назначенному сроку вместо 1000 изделий всего 600, мы поняли, что дальше так продолжаться не может. К тому же мы собирались открывать первую торговую точку в Ижевске.

Александра:

— На то, что нам необходимы не только  оптовые, но и розничные продажи, обратил внимание мой муж. Мы с Максимом регулярно с ним консультировались, поскольку он сильный продажник. В итоге Костя понял, что нам его не  хватает, и в 2015 году вошел в долю. На эти средства мы открыли нашу первую торговую точку в Ижевске, в ТРК «Петровский». Да, ранее у нас был небольшой шоу-рум в полуподвальном помещении, но там был низкий трафик. Для повышения лояльности со стороны покупателей нужна была точка в крупном торговом центре.

Поскольку никто из нас троих в швейном деле силен не был, мы начали искать человека, который бы разбирался в вопросах производства. И такого человека я нашла совершенно случайно. Мне дали телефон  женщины, опытного модельера-конструктора, которая продавала два промышленных оверлока. В разговоре выяснилось, что она закрыла свое производство, поэтому и продает оборудование. Тогда мы уговорили ее идти работать к нам. И она нам очень помогла и помогает до сих пор. Мы же не знали элементарных вещей, даже как правильно расставить оборудование в помещении, которые взяли в аренду на улице Маяковского. Кроме того, все лекала, которые я все эти годы мучилась делала, наш модельер-конструктор в итоге все равно переделала.

Открыв производство, мы столкнулись с дефицитом хороших швей на рынке. Отсев швей идет жесткий, многие не справляются. Кстати, это проблемный вопрос и для других производителей, с которыми мы общаемся.

Максим:

— Во всей этой истории нам нравится то, что мы развиваем бизнес, не влезая в долги. Все оборудование (сейчас у нас 12 швейных машин), ткани мы закупаем на оборотные средства. Хотя был момент, когда мы подумывали привлечь инвестора, чтобы быстро открыть производственный цех. Но потом все же решили, что лучше двигаться самостоятельно. Пусть медленно, но верно.

В мае 2016 года мы продали первую франшизу на открытие торговой точки JUMBI.  Сейчас у нас два партнера-франчайзи — в Нижнем Новгороде и Челябинске. Желающие купить франшизу есть, но нам важно найти таких людей, которые бы не только торговую точку открыли, но и стали бы дилерами нашей компании в своем городе. Нам не нужны пять франчайзи в одном городе, гораздо удобнее иметь одного франчайзи с пятью точками продаж в одном городе. В этом вопросе мы следуем опыту компании «Кофе Лайк». Прислушиваемся к советам Федора Овчинникова (основателя сети пиццерий «Додо Пицца». — Прим. СД), который говорит, что торопиться не стоит, лучше подождать, но найти стоящего человека.

Мы стараемся быть открытыми, по совету того же Федора Овчинникова. Так, например, на нашем канале, который мы открыли на «Ютьюбе», можно посмотреть, как, кто и где шьет шапки, как делается вышивка.

Конкуренты в России у нас есть. Таковыми мы считаем компанию Chobi, Shummy, несколько российских брендов нашего ценового сегмента, а также польских производителей. Но, для сравнения, шлем Chobi стоит в 2,5–3 раза дороже нашего (весенняя шапка-шлем JUMBI стоит около 1300 рублей. — Прим. СД). Да и условия работы с оптовиками у этих компаний, как и у финнов, не самые комфортные. Что касается качества, то изначально ориентиром для нас были финские производители. Сейчас, как нам кажется, в чем-то мы их даже превосходим. Но финансовые возможности пока не позволяют предложить такого, как у них, разнообразия в цветовой гамме.

продукция компании Jumbi

Александра:

— Мы производим только такие изделия, которые бы купили своим детям. Пока в ассортименте головные уборы для детей до 9 лет. Подрастут наши ребята, и, наверное, поднимем эту возрастную планку, поскольку функциональность большей части изделий мы проверяем на собственных детях. А скоро и практичность комплектов для новорожденных сможем проверить (Александра ждет третьего ребенка. — Прим. СД).

Пятеро из 12 работников нашей компании — близкие родственники. В компании работает еще наш младший брат Никита, он начинающий программист, занимается сайтом и помогает Максиму с продажами, и наша мама — заведующая складом. Так что я всех трудоустроила (смеется). Работать с родными комфортно — это полное доверие. Единственный минус — все домашние праздники заканчиваются разговорами о работе.

Справка СД

Максим Корженко, 31 год

Окончил ИжГТУ по специальности «экономика на предприятии».

Занимался разными видами бизнеса, в том числе туризмом и кадровым аутсорсингом.

Женат, воспитывает 6-летнюю дочь.

Александра Семеновых, 29 лет

Окончила УдГУ по специальности «экология», но по полученной квалификации не работала ни дня.

В студенческие годы подрабатывала мастером по маникюру, торговым представителем. После рождения дочери недолгое время работала в коллекторском агентстве.

Замужем, воспитывает 7-летнюю дочь и 5-летнего сына.

 

Александра Семеновых и Максим Корженко. Компания JUMBI: «Мы развиваем бизнес, не влезая в долги»: 1 комментарий

  • Уведомление: Подписка по запросу «Коллекторы» - Антиколлектор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.