Александр Прасолов: «Мы спасаем предпринимателей от штрафов»

15 ноября 2016 года исполнилось ровно три года с тех пор, как в Удмуртии появился институт уполномоченного по защите прав предпринимателей. Первым бизнес-омбудсменом республики стал Александр Прасолов.

 «Предпринимательство — очень непростая, многогранная работа, постоянно приносящая сюрпризы то с оборудованием, то с кадрами. Каждый предприниматель заслуживает высокой оценки и добрых слов, особенно если он занимается производством чего-либо нового», — считает г-н Прасолов.

— Александр Алексеевич, много ли предпринимателей обращается к вам с проблемами и как вы им помогаете?

— Если в 2015 году к нам поступило 98 письменных обращений, то в 2016-м количество обращений выросло до 148, то есть в полтора раза. Такой же рост наблюдался и в 2015 году по сравнению с 2014-м. Самые актуальные из проблем, о которых нам сообщают предприниматели, мы обсуждаем на собраниях общественного совета при уполномоченном и, если для решения вопроса требуется принятие мер на федеральном уровне, направляем в Москву. По итогам доклада федерального бизнес-омбудсмена, включающего сводные предложения от всех регионов, президентом России даются соответствующие поручения Правительству РФ и иным органам власти. Ряд проблем удалось решить, изменив федеральное и региональное законодательство. Например, по предложениям предпринимателей из Удмуртии были изменены нормативные правовые акты на федеральном уровне, касающиеся увеличения сроков и сумм для микрокредитования бизнеса, ужесточения штрафов за контрафакт, подготовки кадров для предприятий за счет бюджетных ассигнований.

Взаимодействуя с Главой, Правительством и Государственным Советом Удмуртской Республики, мы проводим работу на региональном уровне. Так, удалось отменить ежемесячные отчеты в службу занятости о свободных рабочих местах и вакантных должностях, снизить налоговую ставку на 2016 год по налогу на имущество организаций при его исчислении от кадастровой стоимости, а также не допустить принятия изменений в Закон УР «О налоге на имущество организаций в УР», которые могли существенно увеличить налоговую нагрузку на бизнес в Удмуртии (материал на эту тему был опубликован СД в ферале 2016 г.)

СПРАВКА СД

По данным сайта Федеральной налоговой службы, за 2016 год от налогоплательщиков Удмуртской Республики в консолидированный бюджет Российской Федерации поступило 140 371,2 млн рублей. Из них в федеральный бюджет ушло 85 688,5 млн рублей, или 61%, в консолидированный бюджет Удмуртии — 54 682,7 млн рублей, или 39%. В 2015 году в федеральный бюджет — 90 286,9 из 137 644,3 млн рублей (65,6%); в 2014 году — 82 213,3 из 127 405,2 млн рублей (64,5%). Дефицит консолидированного бюджета Удмуртской Республики приводит к сокращению расходов на меры государственной поддержки бизнеса, таких как субсидии, микрокредиты государственных и муниципальных микрофинансовых организаций под льготные годовые ставки от 6 до 10%, государственные финансовые гарантии и другие направления.

— Какие проблемы вы можете назвать сейчас самыми актуальными для предпринимателей?

— Прежде всего, это постоянный рост затрат на сопровождение бизнеса — на обновление различных программ, приобретение современного кассового аппарата, получение аккредитации и многое другое. Все это связано с новыми требованиями государства. Так, в прошлом году была введена обязанность оснастить изделия из натурального меха контрольными идентификационными знаками. За продажу, транспортировку или хранение изделий без чипов и нарушение порядка маркировки предусмотрена административная и уголовная ответственность.

Ровно год назад правительством России введен высокий утилизационный сбор на самоходные машины. С 50-тонного бульдозера, выпущенного более трех лет назад, это 15 млн рублей, с тяжелого самоходного крана массой более 32 тонн — 35,7 млн рублей. Из-за этого в некоторых случаях приобретение подержанной техники становится экономически нецелесообразным для предпринимателя. Например, если он покупает ранее использовавшийся белорусский трактор мощностью 140 л. с. за 300 тыс. рублей, то при ввозе в Россию ему нужно заплатить утилизационный сбор в размере 1,5 млн рублей.

Также, на наш взгляд, установлена чрезмерно высокая плата на пунктах весового контроля в счет возмещения вреда, который причиняют транспортные средства, перевозящие тяжеловесные грузы. При этом установленные требования по осевым нагрузкам таковы, что даже небольшой самосвал КамАЗ грузоподъемностью 13 тонн без взимания платы может перевозить только около 8 тонн. Не проходит по осевым нагрузкам и спецтехника: автокраны, автобетоносмесители, автобетононасосы, многоосные трейлеры и др. Иногда стоимость специального разрешения на провоз превышает стоимость самой грузовой перевозки. Нормативные размеры вреда за превышение допустимых осевых нагрузок на ось транспортного средства выросли в разы. Например, в отдельных случаях при превышении нормативной нагрузки на 10–20% размер вреда в расчете на 100 километров увеличился с 950 рублей до 7025 рублей, то есть более чем в 7 раз.

— Достаточно ли эффективными оказались «надзорные каникулы» для среднего и малого бизнеса, введенные с 1 января 2016 года по 31 декабря 2018 года и отменившие все плановые проверки контролирующих органов: пожарных инспекций, СЭС, Роспотребнадзора, трудовой инспекции и других?

— К сожалению, их результаты далеки от изначально заявленной цели. «Надзорные каникулы», предусмотренные Федеральным законом № 294, ограничены сферой применения данного закона, а под его действие не подпадают налоговый контроль, страховой и банковский надзор, производство по делам о нарушении антимонопольного законодательства и другие проверки. Он запрещает только проведение плановых проверок, тогда как, например, в 2015 году у Государственной инспекции труда в УР доля внеплановых проверок составила 78% от общего количества проверок. Кроме того, «надзорные каникулы» действуют только для малого бизнеса, оставляя «за бортом» большой пласт средних предприятий.

—  Вероятно, бизнесу больше помогли бы «налоговые каникулы». Какие проблемы вы отмечаете в этой сфере?

— Что касается налогов, то из-за большой налоговой нагрузки и высоких ставок обязательных взносов в государственные внебюджетные фонды (ПФР, ФСС, ФОМС) многие малые предприятия работают неофициально или полуофициально. Такой нелегальный бизнес создает неравную конкуренцию официальному бизнесу, вынуждая его применять схемы ухода от налогообложения и уплаты страховых взносов.

В размере от 17 до 76% увеличилась налоговая нагрузка на обратившихся ко мне индивидуальных предпринимателей и организации, применяющие ЕНВД, упрощенную и патентную системы налогообложения, после перехода на взимание налога на имущество от кадастровой стоимости объектов недвижимости. По данным Управления Федеральной налоговой службы по УР, средний рост налоговой нагрузки на налогоплательщиков этой категории составил около 37%.

Дополнительно можно сообщить, что в Кодексе РФ об административной ответственности большинство административных штрафов установлено без учета размера бизнеса. В результате крупный бизнес может их просто проигнорировать, а малый предприниматель из-за них будет вынужден прекратить деятельность.

СПРАВКА СД

Александр Прасолов

Родился 26 октября 1974 года в городе Бузулуке Оренбургской области. В 1997 году с отличием окончил экономический факультет УдГУ. Начинал трудовую деятельность в 1994 году как коммерческий директор АОЗТ «УДС» (операции с недвижимостью). С 1997 по 2003 год работал на заводе «Метеор» — филиале ФГУП «ИЭМЗ «Купол» экономистом, заместителем начальника финансового отдела, начальником финансового отдела и заместителем руководителя филиала — главным экономистом филиала. В 2004 году стал главным экономистом в ЗАО «Уральское домостроение». В 2007 году начал заниматься предпринимательской деятельностью в торговле, в сферах перевозок грузов, операций с недвижимостью. С 2013 года — бизнес-омбудсмен в Удмуртской Республике.

— Одна из самых злободневных проблем сейчас — это новые требования к ККМ (контрольно-кассовым машинам), введенные законом от 3 июля 2016 года № 290-ФЗ. Так ли это?

— Это так. Из-за этих требований весь торговый бизнес должен сначала потратиться на приобретение новых контрольно-кассовых аппаратов, компьютерного оборудования и программного обеспечения. Сумма разовых затрат, в том числе если ранее не было ККМ, по разным оценкам, доходит до 123 тыс. рублей. Затем нужно будет регулярно платить за доступ к интернету, услуги оператора передачи фискальных данных, услуги сторонних специалистов по ведению торгово-складских программ и многое другое. В результате годовая стоимость содержания одного кассового аппарата, по оценкам предпринимателей в Удмуртии, возрастет с 15 тыс. до 30 тыс. рублей. При этом на новой онлайн-ККМ нельзя вести несколько видов услуг, значит, если ИП работает по ЕНВД и УСН, ему придется устанавливать два кассовых аппарата. Есть опасение, что малые предприниматели в итоге начнут уходить в тень, тогда как существенного роста поступлений в бюджет от применения новых кассовых аппаратов ожидать не приходится, потому что многие представители малого бизнеса применяют ЕНВД и патентую систему налогообложения, то есть размер уплачиваемого налога у них не зависит от оборота.

— Как вы предлагаете решать эту проблему?

— У нас есть предложение освободить от обязанности применять новые ККМ микропредприятия и весь малый бизнес, применяющий ЕНВД либо патентную систему налогообложения. Другое предложение — в полном размере возмещать затраты предпринимателям на приобретение новых кассовых аппаратов. Реализуемый в настоящее время механизм предоставления налоговых вычетов в размере 18 тыс. рублей за 2016 год чересчур сложен и не покроет реальные расходы на исполнение новых требований закона.

— Есть мнение, что институт защиты прав предпринимателей не очень заметен, он мало что может изменить. Согласны ли вы с такой оценкой?

— Думаю, что с ней не согласятся предприниматели, которым мы помогли решить проблемы. Об обратном свидетельствует и множество устных и письменных благодарностей в наш адрес. Работа идет полным ходом, хотя штат аппарата уполномоченного совсем небольшой. Значимую роль играют общественные помощники, которые есть во всех городах и районах Удмуртии. Налажено тесное взаимодействие с предпринимательским сообществом. Может быть, те, кто нас критикует, к нам не обращались, — иначе они убедились бы в обратном. Мы спасаем людей от необоснованных штрафов, помогаем им в судах. Одна из наших задач — изменить законодательство так, чтобы институту уполномоченного были даны дополнительные рычаги и мы могли работать еще более эффективно.

— Например, какие это дополнительные рычаги?

— В настоящее время мы можем участвовать в арбитражных судах. Уполномоченный вправе вступить в дело на стороне истца или ответчика в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. Для предпринимателей было бы полезно, если бы у уполномоченного была возможность участия в административных делах, рассматриваемых судами общей юрисдикции. Такие предложения по изменению федерального законодательства уже разработаны. Также сейчас рассматривается возможность нашего участия в уголовных процессах. Когда ведется спор предпринимателя с госорганом и договориться не получается, дело передается в суд. Мы помогаем предпринимателю увидеть такие стороны вопроса, на которые он сам может и не обратить внимания. Одна голова хорошо, а две лучше.

— Какие предложения находятся у вас в работе?

— Необходимо совершенствовать законодательство, в том числе в плане предоставления региональному малому бизнесу льгот, предусмотренных федеральными законами. Таких, как снижение налоговых ставок по упрощенной системе налогообложения и ЕНВД, возврат освобождения от уплаты налогов на имущество субъектов малого предпринимательства, применяющих специальные налоговые режимы. Я сторонник того, чтобы были реализованы возможности по уменьшению налоговой нагрузки, предусмотренные федеральными законами, например, по снижению налоговой ставки на упрощенной системе налогообложения до 1% от доходов предпринимателя. Этот законопроект обсуждался, но не был принят.

Дефицит бюджета является главным аргументом противников этой и других налоговых мер помощи бизнесу. Поэтому я поддерживаю главу Удмуртии и депутатов Государственного Совета УР, выступающих за распределение налоговых поступлений между Российской Федерацией и Удмуртской Республикой в равных долях — 50% на 50%. Налоги, уплаченные в федеральный бюджет сверх 50%-ной доли, предлагается возвращать в бюджет Удмуртской Республики в форме субсидии. Это предложение получило поддержку Совета Федерации, Минэкономразвития РФ, уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей Бориса Титова, чего пока нельзя сказать о Минфине России. Надеемся, что это предложение все же будет реализовано, и тогда можно будет значительно увеличить помощь малому и среднему предпринимательству, в том числе снижая налоговые ставки, что очень важно в сложной экономической ситуации, в которой оказались и бизнес, и власти.

СПРАВКА СД

С 15 ноября 2013 года по 31 декабря 2014-го к уполномоченному по защите прав предпринимателей Удмуртской Республики поступило 65 обращений, в 2015 году — 98 обращений, в 2016-м — 148. На основании обращений аппаратом уполномоченного выделены системные проблемы: повышается налоговая нагрузка из-за налога на имущество от кадастровой стоимости; заказчики не исполняют сроки оплаты по государственным и муниципальным контрактам; налоговые органы не применяют закон УР о нулевой налоговой ставке; на долгий срок изымаются компьютерная техника и документация в ходе проверок предпринимателей контролирующими органами; бездействуют судебные приставы по исполнению судебных решений в пользу предпринимателей; затруднено исполнение требований к оснащению чипами меховых изделий; слишком велики затраты на оснащение торговых точек новыми контрольно-кассовыми аппаратами, исполнение требований о передаче информации в налоговые органы в онлайн-режиме. Чаще всего предприниматели жалуются на действия (бездействие) ФНС, МВД, ФССП и Роспотребнадзора, на Правительство УР, администрацию города Ижевска и ее структурные подразделения.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.